" />

Из глубины веков: какие якоря хранятся в Новороссийске

Из глубины веков: какие якоря хранятся в Новороссийске
Заместитель директора Новороссийского государственного исторического музея-заповедника по научной работе Лев Степко кладет на стол увесистый фолиант — плод исследовательской работы по редкой для отечественных музеев коллекции морских якорей.
— Наша коллекция насчитывает более 60 экспонатов и дает уникальную возможность соприкоснуться с историей мореплавания, проследить бурную эволюцию судоходства у народов мира, особенно в Черноморском бассейне, — говорит Лев Александрович.

И ведет меня к стенду, где в миниатюрных копиях представлена эволюция якоря с древнейших времен до наших дней. А рядом, за стеклом, или просто на полу, прислоненные к стене, стоят свидетели истории — подлинные якоря.

Из глубины веков и вод

 Якорь зачастую остается единственным артефактом, способным пролить свет на ранние контакты между очагами древней цивилизации, экономические связи, уровень развития технической мысли, — рассказывает Лев Степко. — Наконец, якорь у мореходов всех времен и народов являлся своего рода талисманом спасения при шторме, символом надежды на встречу с долгожданной твердью земной, а потому наделялся почти мистическими свойствами и был одним из предметов культа, что позволяет историкам по якорю судить об уровне развития культуры той или иной цивилизации. Черноморское побережье в этом отношении представляет собой кладезь археологических находок.

Много тайн хранят волны Цемесской бухты Новороссийска. Водолазам, ныряльщикам, аквалангистам не раз приходилось наблюдать на ее дне следы морских катастроф. Ведь недаром бухта печально известна у моряков, как «кладбище кораблей».

Сильнейший норд-ост, периодически обдувающий бухту, и сегодня не только срывает современные суда с якорей, но и становится причиной их гибели. Что же говорить об утлых скорлупках античных и средневековых мореплавателей, которые в свое время приходили к этим берегам? 

1.JPG

Здесь еще в 1773 году нарождающийся русский Черноморский флот одержал первые победы над турками, послав на дно несколько кораблей вражеской эскадры. Здесь в годы Кавказской и Крымской войн Х1Х века на море произошла не одна трагедия. Здесь в 1918 году по приказу Ленина была затоплена целая эскадра Черноморского флота. А в годы Великой Отечественной бухта стала поистине братской могилой для нескольких десятков судов. Немудрено, что подводники видят на илистом дне множество якорных цепей и якорей.

Найти якоря можно не только на дне морском, но и на суше. Так, огромную историческую ценность представляют три примитивных якорных камня эпохи бронзы, найденные под руководством начальника Черноморской археологической экспедиции Александра Дмитриева при раскопках захоронений в пригородном поселке Мысхако. Дело в том, что якоря, найденные на дне моря, датировать трудно, если их не сопровождают останки судна или его груза. А найденные на суше якоря можно датировать по времени сооружения курганов, в которых они были обнаружены. Возраст мысхакских находок определен в 3,5 тысячи лет.

Пополняют коллекцию музея рыбаки и любители-аквалангисты, моряки и подводные археологи. Особого внимания заслуживают археологические разведки, проведенные Краснодарским центром комплексных подводных исследований во главе с начальником экспедиции Александром Кондрашовым в 1990 году в Цемесской бухте и в районе Анапы, а также в 1991 — у мыса Панагия Темрюкского района.

Ученые извлекли на поверхность и передали Новороссийскому музею целую группу якорных камней, которые относятся исследователями к эпохе самого раннего мореплавания. Некоторые из этих находок старины глубокой удивительно хорошо сохранились и составляют ценнейший фонд коллекции.

Уроженец Новороссийска, ныне работающий в краевом центре, Александр Кондрашов и сегодня не забывает о родном городе, постоянно пополняя музейную коллекцию интересными экспонатами.
Коллекция продолжает расти. И уже сегодня она охватывает 4000-летний период мореплавания.

Камнем на дно

Как только первобытный человек построил свой первый «корабль», связанный из стволов деревьев плот или долбленый челн, он понял, что не всегда можно упереться в дно шестом и удержаться за водоросли.

Иногда нужно было останавливать судно на середине реки или вдали от морского берега. И камень, привязанный к лиане, либо к свитой из сухожилий убитых животных веревке, можно считать первым в истории подобием якоря.

2.JPG

 Лишь подобием, — подчеркивает мой гид.  Потому что привязанный к веревке груз — это еще не якорь в современном смысле слова. Удерживающая способность (произведение держащей силы на вес якоря) современных якорей в десятки раз превосходит их собственный вес. А у камня, лежащего на дне, удерживающая способность меньше его веса. Поэтому такое приспособление первобытных мореходов принято называть якорным камнем.

Первым усовершенствованием якорного камня, по которому его можно отличить от великого множества разбросанных на дне морей и океанов обычных осколков скальной породы, стал желоб (канавка), сделанный по окружности, чтобы веревка не соскальзывала с гладкой поверхности. Якорными камнями пользовались мореходы Древнего Египта, Вавилона, Финикии, Карфагена, Греции и Рима.

В коллекции Новороссийского музея более десятка якорных камней. Например, утолщенный каменный блок размером 60×37?20 см с формой, приближающейся к прямоугольному параллелепипеду. В центральной части по всему периметру для крепления каната проходит желобок более 2 см шириной и до 2 см глубиной. Подобные якорные камни считаются наиболее древней конструкцией и датируются 1V-111 тыс. до н. э., хотя, несомненно, ими могли пользоваться на мелких судах и лодках и в более поздние периоды.

Споры ученых вызвали две одинаковые находки, сделанные в удаленном от моря Крымском районе. Камни овальной формы и приблизительно равных размеров 25?20?4 см имеют по два просверленных отверстия. Такие отверстия для крепления веревки, что было надежнее желобка, пробивали в якорных камнях финикийские мореходы. Однако, судя по массе и габаритам крымских находок, держащая сила их ничтожна. Возможно, они использовались в качестве сетевых грузил, что не уменьшает их значения для коллекции.

 Якорные камни встречаются в Черном и Средиземном морях и относятся к периоду наиболее ранних контактов человека с морем, — продолжает Лев Александрович. — Их применяли в разных регионах на протяжении многих сотен и даже тысяч лет. Были и такие примитивные конструкции как сети, мешки и корзины с камнями, даже кедровые колоды с оловом.

Несколько позже стали появляться якорные приспособления с комбинацией из камня и дерева. Наибольшее распространение получили деревянные якоря с каменным штоком, т. е. поперечным стержнем в верхней части якоря, который не дает конструкции лечь плашмя на дно. Прямые, поставленные под острым углом дубовые рога крепились к нижней части веретена (остов якоря) на шипах и обматывались в месте соединения веревкой. Впрочем, до сих пор не найден целый деревянный якорь с каменным штоком, что определяет трудности реконструкции его внешнего вида. Деревянные части редко сохраняются в воде и обнаруживаются, в лучшем случае, в виде фрагментов.

3.JPG

В новороссийской коллекции имеется три каменных штока. Два из них, датируемые 1 тыс. до н. э., сохранились почти в первозданном виде. Длина одного из них — 181 см (почти два метра!). Другой шток уникален тем, что подобных ему в акватории Черного моря ранее зарегистрировано или описано не было. Это плоская каменная плита с хорошо выраженными ребрами и треугольным выступом по одному краю.

Куй железо, пока горячо!

В период ранней античности на смену камню приходит металл. Колонизаторская политика древних греков подталкивала их к развитию мореплавания и заставляла строить все более крупные суда. А это, в свою очередь, требовало и усовершенствования якорей. Так появляются деревянные якоря со штоком из свинца, вес которых достигал сотни килограммов. Первые свинцовые штоки большинством исследователей датируются V1-V вв. до н. э.

Коллекция Новороссийского музея располагает пятью свинцовыми штоками и множеством свинцовых деталей якорного крепления. Самый древний экспонат предварительно датируется V1 в. до н. э. Любопытно, что у краев этого штока прослеживается вплавленная в металл галька. Видимо, так древние экономили ценный для них свинец. Аналогов этому штоку в отечественной и зарубежной литературе работникам музея найти не удалось.

Применение свинца в якорях, все еще делавшихся из дерева, безусловно, стало технической революцией. Форма якорей оставалась прежней, но конструкция стала более совершенной. Рога крепились к веретену свинцовой рамой на шипах и клиньях из орехового дерева. Чтобы концы рогов не расщеплялись при падении на твердый грунт, они покрывались железными листами на гвоздях.

У древних еще не было якорной цепи, и они пользовались растительным канатом, сравнительно легкий вес которого вряд ли мог прижать верхнюю часть веретена к грунту. Поэтому шток крепили сверху якоря, чтобы его деревянная основа полностью «утонула». Положение дел изменилось с точностью до наоборот, когда появляются железные якоря. Тогда уже шток становится деревянным и крепится в верхней части конструкции.

Якорь, который сам при тяге за канат переворачивается на рог, придумали на Востоке за 2 тысячи лет до нового летоисчисления. Такие якоря, сделанные сначала целиком из дерева, а позже со свинцовыми штоками, получили распространение в бассейне Средиземного моря. Но кто первым сумел сделать железный якорь? Древние рукописи приписывают изобретение фригийскому царю Мидасу, либо эллинам Евлампию и Анахарсису. Мнения расходятся. Но можно почти с полной уверенностью утверждать, что впервые железный якорь появился в Средиземноморье, этой колыбели мореплавания, приблизительно в V11 в. до н. э. Однако широко использовать такие якоря мореходы стали лишь в начале новой эры.

4.JPG

Конфигурация железных якорей с момента их появления оставалась практически неизменной вплоть до начала Х1Х столетия. Очень интересными экспонатами в коллекции являются византийские и арабские якоря, обнаруженные экспедицией «Цемесская бухта» в 1982 году в районе поселка Южная Озереевка. Большинство ученых относят якоря этого типа к V11-Х вв. н. э. В заключении по результатам исследования находок специалисты Центрального Военно-морского музея отметили, что подобных якорей в коллекциях отечественных музеев не существует.

С падением Рима морская торговля и судостроение на Средиземном море пришли в упадок. Основная роль в дальнейшем развитии мореходства перешла к норманнам, обитавшим на полуострове Ютландия и в Скандинавии. Именно им приписывают изобретение кошки, одного из самых причудливых по форме якорей. В Х1V в. на ладьях скандинавов появились трех-, четырех-, пяти- и даже шестилапые якоря-кошки. Легкие и цепкие, они были очень удобны для ладей. Во время морского разбоя викинги применяли такие якоря в качестве абордажных крючьев. Особенность якорей-кошек состоит в том, что для них не нужны штоки, благодаря чему скандинавские корабелы сделали важное усовершенствование, прорубив в скулах ладей отверстия для подъема якорей, так называемые клюзы.

В новороссийской коллекции насчитывается добрых полтора десятка якорей-кошек. Почти все они четырехлапые, выполненные литьем и ковкой. Самый крупный в коллекции якорь этого типа имеет длину 465 см и раскрытие лап 260 см. Якоря такого типа стали применяться на средиземноморских галерах еще в раннем средневековье.

Велосипед изобретали всегда

Издавна люди стремились улучшить конструкцию судового якоря, сделать ее более надежной. Об этом красноречиво свидетельствует количество выданных патентов на изобретения, связанные с конструкцией якорей. На сегодняшний день это количество перевалило за 5 тысяч! И если считать, что люди занимаются судоходством тоже приблизительно 5 тысяч лет, то получается, что в среднем каждый год человек изобретал новый якорь. И просто физически невозможно перечислить все названия. Поэтому ограничимся лишь некоторыми из тех, которые есть в музейной коллекции.

Адмиралтейские якоря. К ним относятся конструкции англичанина Перинга и американцев Паркера, Роджера, Митчесона, Айлена, Ленокса, Портера, Тротмана, Айсаака. При испытании этих модификаций на верфи Ширнессе под Лондоном в 1852 году лучшим был признан запатентованный за 12 лет до того якорь системы Паркера, который и получил официальное название — якорь адмиралтейского образца.

5.JPG

Это самый распространенный и привычный для нашего восприятия якорь с двумя прямоугольными или дугообразными рогами с лапами, а также прямым веретеном с отверстием для рыма и штоком.

Очень редким экземпляром в коллекции является половина дубового штока к франко-голландскому адмиралтейскому якорю ХV111 в., поднятому летом 1982 года тралом исследовательского судна «Диана».

По правилам Британского Адмиралтейства, штоки якорей могли быть как деревянными, так и железными. Первоначально замена дубовых штоков железными была вызвана соображениями весьма далекими от требований прочности. В южных морях корабли нередко терпели аварии из-за того, что якоря неожиданно переставали забирать грунт. Выяснилось, что древний враг моряков — грозный корабельный древоточец добирался до дубовых штоков якорей и источал их внутренности в труху. И лишь в начале Х1Х в. Британское Адмиралтейство разрешило ставить железные штоки на якоря массой не более 800 кг. Постепенно деревянные детали полностью были исключены из якорей по причине недолговечности.

Якоря системы капитана Холла образца 1888 года. Эта конструкция оказала большое влияние на дальнейшее строительство якорей. Капитан из Шеффилда предложил легко разбирающийся якорь, равных которому по простоте изготовления и прочности было не сыскать. Один из экспонатов этого типа был снят с затопленного в Цемесской бухте корабля английской эскадры, приходившей когда-то к берегам Новороссийска не с добром.

Якорь Матросова (повышенной держащей силы) подарен музею экипажем большого десантного корабля Черноморского флота «Цезарь Куников» в 1995 году, на празднование 50-летия Победы. Основные типы — вспомогательный (для кораблей ВМФ) и становой (для небольших кораблей и катеров) были созданы советским инженером И.Матросовым в 1943—1946 гг. Его отличительные черты — небольшой зазор между двумя широкими лапами, которые крепятся непосредственно к веретену. По бокам якоря сделаны приливы, предохраняющие его от опрокидывания.

Кажется, наступил завершающий этап в многовековой истории якоря. Что еще можно придумать, если и так конструкция доведена почти до совершенства? Но инженерная мысль не стоит на месте. И сегодня можно встретить уже такие типы якорей, как складной, грибовидный, зонт, обруч, стол, винтовой, присасывающий, плавучий, ледовый…

— Тысячелетия якорь являлся принадлежностью каждого корабля, тысячелетия он служил опорой и надеждой для моряков, — завершает свой увлекательный экскурс Лев Степко. — И история якоря не так уж проста, как может показаться на первый взгляд. Случайно ли до сих пор ни у нас в стране, ни за рубежом никто так и не написал полную историю этого важнейшего и весьма оригинального изобретения человечества?

comments powered by HyperComments
Похожие материалы