" />

В Краснодаре обсудили проблемы профилактики и лечения рака: факты и комментарии

В Краснодаре обсудили проблемы профилактики и лечения рака: факты и комментарии
Основным страшным и коварным убийцей россиян сейчас является онкология, несмотря на то что по статистике на первом месте по смертности все же сердечно-сосудистые заболевания. Чтобы бороться с раком на новом уровне, в нашей стране разрабатывается Национальная онкологическая программа до 2030 года. Такую задачу поставил президент Владимир Путин в своем Послании Федеральному Собранию. Нынешний год объявлен годом борьбы с онкологическими заболеваниями.

Для того чтобы эта программа работала без сбоев, чтобы учли мнения и комментарии профессионалов-медиков, общественности, всех заинтересованных лиц, по всей стране проходят конференции, совещания, «круглые столы», где важные замечания по проблеме суммируются и направляются в центр. Одно из таких рабочих совещаний прошло в Краснодаре в региональном отделении Общероссийского народного фронта.


Успехи есть, но этого мало

За «круглым столом» собрался солидный состав: представители исполнительной и законодательной ветвей власти, экспертное сообщество, главные врачи онкодиспансеров края, руководители благотворительных фондов.

Приветствовала участников совещания депутат Госдумы Наталья Костенко. Она отметила, что сейчас рак для многих означает смерть. Президент поручил совершить перезагрузку в этом направлении. К осени ему на стол должна лечь национальная онкологическая программа, которая кардинально изменит всю систему выявления и лечения заболевания, а также реабилитации. Ведь каждый второй больной онкологией в стране получает инвалидность. Кроме того, должно измениться и отношение общества к этому страшному диагнозу.

 Наша задача — выявить проблемы, которые существуют в крае в этом направлении, — отметила Наталья костенко, — выслушать мнения и предложения экспертов. Другими словами, услышать голос регионов. А глобальная цель — выработать систему ранней диагностики рака, его лечения и реабилитации — все в комплексе. Сейчас, по сути, только лечат. Второй вопрос — строительство в Краснодаре онкологического центра. Он должен стать опорным пунктом на юге России, крупным федеральным центром. Считаем, что для этого у нас есть все: и профессиональные кадры, и наработки в этом направлении.

Сейчас в крае 174 тысячи онкобольных, которые стоят на учете. Ежегодный прирост — 25 тысяч человек. 

О положении дел в крае в сфере борьбы с онкологическими заболеваниями рассказала заместитель министра здравоохранения края Валентина Игнатенко. Она отметила, что край добился рекордных показателей по снижению общей смертности, и за шесть месяцев 2018 года Кубань занимает первое место среди регионов по темпам снижения смертности.

Сейчас в крае 174 тысячи онкобольных, которые стоят на учете. Ежегодный прирост — 25 тысяч человек. Наиболее распространенным является рак кожи, у женщин рак чаще всего поражает молочные железы, у мужчин — легкие, предстательную железу, толстый кишечник. Более девяти тысяч человек ежегодно становятся инвалидами вследствие этой болезни (это вторая причина инвалидности населения в крае).

 Успехи борьбы с онкозаболеваниями в нашем крае есть, — рассказывает Валентина Игнатенко. — Это многолетние выездные акции в районы специалистов-онкологов, постоянная просветительская и консультативная работа, повышение квалификации первичного звена медицинских работников. Благодаря всему этому выявляемость заболевания выросла в разы. И все же проблем в этом направлении хватает. Одна из них — слабая онконастороженность врачей первичного звена. Сейчас мы направляем врачей поликлиник на обучение, чтобы решить эту проблему.

Да, с онконастороженностью — большие проблемы. Сколько существует примеров из жизни, когда врачи лечили не то и не так. Например, у молодого человека болело горло, лечили полгода, различными методами — ничего не помогало, пока уже визуально не стало видно растущую опухоль.

Компетентность некоторых докторов, узких специалистов желает лучшего. А что уж говорить о простых людях, которые абсолютные профаны в вопросах здоровья?


Рак лечится… на первой стадии

Кроме того, на совещании затронули еще одну проблему: от выявления заболевания, постановки диагноза до продуктивного лечения чаще всего проходят месяцы.

Сейчас по новому закону выявлять коварную болезнь должны максимально быстро и начать борьбу с ней в течение двух недель. Справляются ли медики? Пока на практике это тяжело. В реальности пациент ходит из кабинета в кабинет, на ненужные консультации узких специалистов, сдает сомнительные анализы, чтобы подтвердить диагноз. Берут на себя ответственность только единицы врачей, чтобы сразу поставить диагноз и направить дальше к более узкому специалисту на лечение. Тратится драгоценное время.

Многие специалисты утверждают, что такие сроки нереалистичны. И возможны только в больших городах, где есть онкологические центры с высокотехнологичным оборудованием. А в регионах, где чаще всего первичный диагноз ставится буквально на кофейной гуще, за десять дней невозможно выявить, где расположена злокачественная опухоль, и начать ее лечить.

Человек заподозрил у себя что-то неладное в  организме. Идет к терапевту, объясняет, что хотелось бы обследоваться: просит выписать направление, хочет сдать анализы. А ему в ответ: а на каких основаниях? То, что вам что-то показалось, не повод давать направления.

Несомненно, рак — болезнь «молчаливая», бессимптомная. Порой совсем ничего не болит, а болезнь уже развивается. Чтобы выявить ее на ранних стадиях, люди должны уважительно относиться к своему здоровью: проходить полное ежегодное обследование у медиков или диспансеризацию. И здесь тоже есть вопросы.

Вот как это происходит в реальности. Человек заподозрил у себя что-то неладное в организме. Идет к терапевту, объясняет, что хотелось бы обследоваться: просит выписать направление, хочет сдать анализы. А ему в ответ: а на каких основаниях? То, что вам что-то показалось, не повод давать направления. Есть четкие инструкции, на что и когда они даются. И идет человек на платное обследование. А то ли это, что ему нужно, или не то — кто его знает? Иногда получается, что платит за несколько дорогостоящих обследований, а они ему и вовсе не нужны были.

Или другая ситуация. О ней рассказал депутат ЗСК Николай Петропавловский. Очень часто работодатели и вовсе не отпускают людей на обследования, требуют больничный лист. Но он выдается только по потере трудоспособности. А сдать анализы, пройти диспансеризацию, различные обследования — извините, законодательством не предусмотрено выделять на это трудодни.

Кстати, законопроект, который предлагает предусмотреть один оплачиваемый отгул в три года на прохождение диспансеризации, должны были рассмотреть в июне этого года. Однако Правительство РФ не поддержало инициативу. Причина? Оказывается, у нас уже есть Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан», который обязывает работодателей обеспечивать условия для прохождения работниками медицинских осмотров и диспансеризации, а также беспрепятственно отпускать сотрудников для их прохождения. Но, как говорится, строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения.

Кроме того, от онкобольных пытаются избавиться на рабочих местах, считают, что работники из них неважные.

Еще о диспансеризации. Бюджетные государственные учреждения, например те же больницы и поликлиники, должны выставлять на торги по 44-ФЗ такую услугу, как диспансеризация. Но частные недобросовестные компании перебивают цену, предлагая более дешевые услуги. Однако качество их очень сомнительное. Например, маммологическое исследование проводилось очень странным аппаратом. То есть профанация чистой воды. Через суд фирму обязали провести нормальное информативное исследование.

Менталитет большинства наших людей таков: меньше знаешь — крепче спишь. Они не ходят к врачам, потому что боятся узнать о своей болезни, тем самым дотягивают до такого состояния, когда медицина помочь уже не в состоянии.

Еще одна сторона. Менталитет большинства наших людей таков: меньше знаешь — крепче спишь. Они не ходят к врачам, потому что боятся узнать о своей болезни, тем самым дотягивают до такого состояния, когда медицина помочь уже не в состоянии.

И таких примеров миллионы. Один из них прозвучал на совещании. Медсестра районной ЦРБ (!!!) попала на прием в онкодиспансер с последней, терминальной стадией рака молочной железы. Почему так поздно? Как! Ведь все медицинские работники проходят обязательную диспансеризацию раз в год. Ответ убивает: да, диспансеризация была полгода назад. Рентген, гинекологическое и маммологическое обследование показали, что я здорова. Как говорится, без комментариев.


Новый онкоцентр нужен как воздух

Действительно, существует миф, что рак неизлечим. Но это всего лишь миф. Как отмечает главный врач клинического онкологического диспансера № 1 в Краснодаре Роман Мурашко, рак первой и второй степени практически излечивается совсем. На лечение в этом случае от постановки диагноза тратится около месяца, и приблизительная его цена — около 120 тысяч. На рак третьей степени — полгода, цена лечения — миллион рублей и выше. Рак четвертой степени нуждается в постоянном, пожизненном лечении.

Как прозвучало на совещании, в детской онкологии врачи достигли замечательных результатов: почти 90 процентов излечения. Ясно, что рак у детей и взрослых значительно различается. Но тем не менее, если болезнь только начинается, шанс вылечиться, прожить долго и счастливо приближается к ста процентам.

Кубань — житница, куда съезжаются из многих регионов, выйдя на пенсию, чтобы пожить под старость в благодатном крае. А рак — удел в основном пожилых. Вот вам и первое место в России по этому заболеванию.

Продолжительность жизни населения однозначно будет сопровождаться ростом онкологии. Тем более у нас в крае. Кубань — житница, куда съезжаются из многих регионов, выйдя на пенсию, чтобы пожить под старость в благодатном крае. А рак — удел в основном пожилых. Вот вам и первое место в России по этому заболеванию. Кроме того, наше яркое солнце — это еще одна причина распространения онкологии. И третью причину назвал Николай Петропавловский: это урановые залежи в регионе.

Наталья Костенко буквально просила коллег-медиков поделиться проблемами, которые существуют в крае в этом направлении. Определить, что нужно на законодательном уровне сделать, чтобы улучшить раннюю выявляемость онкозаболеваний, да и в целом сдвинуть ситуацию кардинально. Потому что сейчас все проблемы формируются по регионам и идут в Минздрав России. Однако наши медики как-то неохотно делились наболевшим. В принципе, это и понятно. Ведь за проблемы вышестоящее начальство по голове не погладит, да и зачем сор из избы выносить?

И тем не менее Роман Мурашко обозначил проблемы, которые существуют в краевом онкодиспансере. Первая проблема — это нехватка площадей. Помещения диспансера — 1965 года постройки. Ремонт производится, но это как латание дырок в старом носке. Нужны новые современные, построенные непосредственно для онкобольных здания.

Оборудование последний раз менялось в 2012 году. С тех пор медицина ушла далеко вперед. Лекарственное обеспечение страдает. Впрочем, это проблема не только нашего региона. Из-за того что увеличивается пятилетняя выживаемость среди онкопациентов, требуется много лекарств. Они должны идти по льготам. Но здесь существует недофинансирование.

Кадры? В онкодиспансере, как сказал Роман Мурашко, нет проблем с кадрами, а в районах обеспеченность — на 74 процента. Однако ему сразу ответила оппонент Л. А. Васильева, председатель Краснодарского регионального отделения Российского детского фонда. Оказывается, в некоторых районах нет и в помине онкологов, а если и есть, они работают как в горячем цеху — у них огромная нагрузка.

Обсудили на совещании вопрос строительства онкоцентра в Краснодаре. По словам заместителя руководителя департамента строительства Краснодарского края Виталия Видинеева, на сегодняшний момент в стадии согласования находится только вопрос о месте строительства центра. И все.

Участники совещания согласились с Натальей Костенко, что стратегически новый Краснодарский онкоцентр, с учетом наличия в крае высококачественных медицинских кадров, должен не только вывести оказание помощи больным злокачественными новообразованиям на принципиально новый уровень, но и стать межрегиональной научно-методической базой для всего юга России.

comments powered by HyperComments