Воспитание – дело тонкое… Или вызываю оппонентов на полемику!

Воспитание – дело тонкое… Или вызываю оппонентов на полемику!
Обычно на работу утром в 5.15 отправляюсь. Именно в это время мимо моей остановки «Улица Степана Передерия» проходит первый утренний трамвай № 3. Если, бывает, чуть-чуть замешкаюсь, не беда. Следом, в 5.22 и 5.27, друг за дружкой «шерочка с машерочкой» идут — шестерка с семеркой.
Народу в вагоне обычно мало. В основном бабушки и молодычки с тележками или большими сумарями. На ЦКР, значит, едут, чтобы подешевле купить зелень, а потом продать подороже. Навар есть, на хлебушек, видимо, хватает, потому что в поездках вижу одни и те же лица.

«А мне за это не плотют»

А вчера кое-что по дому делал. Задержался. Сел в трамвай № 6 в 7.15. Людей многовастенько, как сказал бы мой друг и соратник по комсомолу Володя Рыжаков. Осматриваюсь по сторонам и вижу: человек десять девушек сидят и в сотовых телефонах какие-то кнопочки нажимают, в смартфоны поглядывают (скорее всего, студенты, потому что шестой маршрут в аккурат мимо госуниверситета следует).

«Вот бы, — подумалось мне, — отец русской нанотехнологии Анатолий Борисович Чубайс порадовался, увидев это: достойная смена растет! Поднимет она скоро нашу страну на дыбы. Заткнутся Штаты со своей Силиконовой долиной».

Девчата-то сидят, а старушки, сами, наверное, часто видите, рядом стоят. Тяжеловато им, ноженьки, поди, гудят. Но ведь и молодежи нелегко! Ну-ка целый день науки грызть, разные там теоремы Ферма разгадывать. Это вам не по базару шлындрать. Ничего страшного, потерпим. Зато потом будем гордиться, что вырастут новые Ломоносовы, Капицы, Склифосовские. И Менделеевы, конечно, куда без них (об этом чуть позже расскажу).

В общем, знакомая всем картина маслом. И надо же, всю малину испортил водитель, объявивший:

— Уважаемые пассажиры! Уступайте место пожилым людям и лицам с ограниченными возможностями.

Потом в динамике что-то запищало-затрещало, и тишина настала. Я по своей въедливости начал было «ребус» разгадывать: о каких таких «лицах с ограниченными возможностями» речь идет? О бомжах и бичах, у которых в кармане ни гроша? О пьяных в дым мужиках, не способных два слова связать? Или, не к ночи будет помянуто, о гражданах с «приниженной социальной ответственностью»?

Но мои измышления прервал чей-то возмущенный голос:

— Товарищ кондуктор! А почему вы не сделаете замечание молодым людям!

Поворачиваюсь и вижу: интеллигентная дама в годах к кондуктору обращается. Та с полминуты помолчала, а потом изрекла:

— Да у меня уже мозоли на языке образовались от напоминаний: «Уступите, пожалуйста, место». Разве они сами этого не знают?

Но, видя, что ее слова не произвели никакого впечатления, добавила:
— К тому же мне за это не плотют.

Вот это самое «плотют» и стало своего рода бикфордовым шнуром. Покраснев от негодования, дама стала стыдить кондуктора. Совести, дескать, у вас нет. Члены правительства ночами не спят, мозги у них плавятся от натуги, от мысли, что средств в бюджете мало, чтобы простому люду помочь. Вот, мол, по тысяче рублей с Нового года пенсионерам добавят, а вам, жлобам, все мало и мало…
Короче говоря, перепалка еще та началась. Но чем дело закончилось, не знаю. Потому что объявили мою остановку «Улица Октябрьская», и пришлось с сожалением покинуть вагон.

До редакции оставалось 1320 шагов, тринадцать минут ходьбы, и я по привычке пешком пошел. Перевариваю услышанное. Зря, считаю, перепалку женщины устроили. Мягче нужно с подрастающим поколением работать. По принципу: начни с себя. Придите домой и расскажите детям-внукам. Я, мол, сегодня такое видела… Вы представляете: молодой парень (девушка) бабушке место не уступил.

Говорите это без намека на что-либо. Они поймут? Скорее да, чем нет. Не исключено, дойдет до них, как надо себя вести в общественных местах.

Это первый вывод, касающийся воспитания.

Квадрокоптер травит мышей?

В принципе, у нас растет умная, грамотная молодежь, гораздо более продвинутая, чем мы. Недавно по телевизору видел чемпионат WorldSkills и соревнования юных талантов, будущих, так сказать, конструкторов космических кораблей. Что они вытворяли!

Представляете, один наш кубанский парень предложил беспилотные летательные аппараты (БПЛА) использовать для… травли грызунов на полях. В чем суть поистине уникального прорывного предложения?

Квадрокоптер загружается отравленными приманками, и эта штуковина, которая управляется дистанционно, пикирует к мышиным норам, допустим на озимом массиве, сбрасывает ядовитый корм и улетает дальше. Все это высвечивается на экране, и управлять БПЛА очень просто. Мне, скажу честно, идея понравилась.

А потом внутренний голос-оппонент опустил меня с небес на землю. Не чуди, говорит, давай посчитаем. Аппарат стоит минимум 600 тысяч рублей. Порог вредоносности наступает, когда на гектаре появляется 50 нор. Пусть твой агрегат берет 10 приманок. Значит, необходимо пять вылетов сделать, причем все дальше и дальше, на другой край поля. Да вам этот эксперимент минимум в 700 тыщ обойдется! А если как в Новомышастовской — там, на люцерновом поле 600 нор обнаружили — что будете делать? Загнется от натуги ваш квадрокоптер.
А и правда, проще двух бабушек нанять, согласился я. Дать им пластмассовые ведерки с протравленной пшеницей, и они за световой день без натуги этот гектар обойдут. Вся работа обойдется в полторы-две тысячи рублей. К тому же, похоже, этот будущий конструктор «по земле» не ходил, как говорят участковые. Не знает, что приманку необходимо в норку засунуть, а потом вход затоптать, чтобы всей семейке грызунов каюк пришел.

Эх ты, ватник-колхозник, могут мне возразить последователи Чубайса, горящие желанием побыстрее встать на крыло. О каких бабушках с ведерками сегодня, в XXI веке, речь можно вести? Мелко мыслишь, полный зашквар. Шире нужно на все вещи смотреть!

В принципе, можно согласиться и с такой постановкой вопроса, тем более что инновации все более множатся. Да и мне хорошо известны прогрессивные идеи, соединяющие науку и практику, что наиболее ценимо. И сейчас буду такие примеры приводить, заранее предупредив читателей: они на сто процентов — чистейшая правда.

А вывод второй сам напрашивается: светлым идеям молодых людей нужна надежная оправа в виде наставников — профессионалов, в том числе людей от земли.

Биотопливо — это самогон

Недавно в стенах Всероссийского НИИ риса, что близ Краснодара в поселке Белозерном, международная научно-практическая конференция прошла. Ученые из 10 российских регионов и зарубежья делились мнениями, как быстрее АПК на рельсы новейших технологий перевести. 

А кроме того, директор института Сергей Валентинович Гаркуша, заботясь о будущем своего коллектива, пригласил 28 старшеклассников из семи школ Кубани, чтобы они, подготовив рефераты, выступили перед учеными, среди которых академики, доктора наук да не менее трех десятков кандидатов.
То была дальновидная идея, в чем лично я убедился, слушая десятиминутный доклад ученика СОШ № 62 из хутора Павловского Крымского района Исмаила Джалилова. Тема знаете какая? «Инновационные технологии выращивания земляники садовой в условиях Краснодарского края». Молодчина! Он, оказывается, реферат готовил вместе с учеными опытной селекционно-семеноводческой станции, а что касается практики, то Исмаил вместе со всей многочисленной семьей в течение трех лет выращивает клубнику на нескольких гектарах и может дать фору любому взрослому ягоднику.

А Слава Якупов, девятиклассник СОШ № 2 станицы Калининской, рассказал, как влияет на урожайность картофеля научно обоснованный севооборот и биологизированная система земледелия. Доказал-таки (на своем примере): получать по 50 тонн клубней с гектара вполне реально.

Но всех сразил лицеист Антон П. из К-го района (почему зашифрованы фамилия и муниципалитет — потом поймете). Он только объявил содержание своего выступления — «Биотопливо для школьной лаборатории», как меня внутри обожгла догадка: «Неужели речь пойдет…». Да-да, о ней, родной, о мацапуре. Суть нанотехнологии следующая.

Для проведения химико-биологических опытов лицею в год необходимо 17 литров спирта. Но «пайку» минобр постоянно урезает. Вот Антошке (Менделеев ты наш!) и его преподавателю-наставнику и пришла в голову идея унифицировать самогонный аппарат и гнать первак, что позволит закрыть все потребности в горючем материале.
Признаюсь сразу: мне самому в десятом классе пришлось варить «самограй» (деньги нужны были на покупку 12-томной энциклопедии «Жизнь животных» Брема), и прекрасно знаю: довести его крепость до 75–80 градусов можно спокойно. И при этом, заметьте, из одного килограмма сахара вы получите литр «огненной воды» с рентабельностью почти 400 процентов — килограмм сахара тогда стоил 78 копеек, а две бутылки первака — три рубля.

Но наш умелец-лицеист дальше пошел. Смогли получить спиртосодержащее средство из бросового сырья — падалицы слив, яблок и абрикоса-жерделы, а еще (в жизнь не додумаетесь!)… из спелых каштанов, которые у нас по городам и весям в конце лета валяются под ногами.

Сидящие в конференц-зале седовласые мужи, кажется, смущались во время чтения мальцом реферата. Но что тут скажешь? Конгениально — такую оценку наверняка выставил бы товарищ Бендер.

И меня вдруг в том зале, как Остапа, понесло. Вспомнил я, что в Италии во всех кафе и даже в супермаркетах продают так называемую граппу, то бишь обыкновенный самогон. Супротив нашего первача — слабак, хотя и стоит четыре евро (триста рублей!) за 100 граммов.

А теперь давайте представим, как бы жители Апеннин обрадовались, если бы мы им поставили наполовину дешевле свою продукцию в красивых бутылках, приклеив этикетку «Русская мацапура. Сделано на Кубани». Мы бы не только Италию, всю бы Европу ею завалили, предоставив возможность каждой школе, лицее, профтехучилищу в лабораторных условиях гнать самогон и дальше его за валюту — на экспорт. А если бы пшеницу пустить на эти цели, не отправлять ее как сырье за границу — мы бы вообще озолотились, гарантированно получили бы 200 процентов чистой прибыли.

«Хватит тебе ерничать, Фэ Фэ, — проснулся мой внутренний голос. — Опустись с небес на грешную землю».

А и правда, давайте просто поразмышляем. Это какие же мозги нужно иметь педагогу, чтобы натолкнуть паренька на подобные изыски? Я когда главе К-го района об этом случае рассказал, тот ответил резко, но не без оснований:— Скорее всего, у него нет мозгов. 
К чему все эти россказни, спросит, не исключено, кто-нибудь из обиженных педагогов. Вам не нравится, как мы воспитываем молодежь? А как надо?

«Где уж нам уж выйти замуж» — это первое, что пришло на ум в качестве ответа. Но, как отец, дедушка и уже прадедушка (двум правнукам четыре и шесть лет), скажу вот что, пусть оно не ново и даже старомодно.

Нужно воспитывать детей не только личным примером. К труду приучать сызмальства. Так, к примеру, как это делает фермер Роман Иванович Ковалев из хутора Трудобеликовского Красноармейского района. У него не только два сына работяги настоящие, но и внуки — Настенька, Ромашка и Илюша — буквально с пяти лет в помощниках ходят. Урожай яблок и слив в огромном саду собирают, цветы поливают, двор подметают, кур-несушек кормят, картошку копают. Чуть подрастут — молоток парням в руки, пусть забор или крышу дома чинят. Потом отцы их в поле с собой заберут, трактор водить вместе станут. А бабушка внучку борщ кубанский варить научит — такой вкусный, что от одного запаха слюнки потекут.

Труд — это первооснова воспитания

И это — третий вывод.

P. S. И еще об одном, наболевшем. Не надо вбивать в мозги каждому ученику, что он должен обязательно получить высшее образование. У нас и так уже развелось этих юристов-экономистов столько, что девать некуда. Быть личностью, завоевать авторитет и иметь достойный заработок можно ведь и без диплома об окончании вуза. Как воздух сегодня нужны сварщики, экскаваторщики, столяры-краснодеревщики и, кстати, повара. Куда мы без них?

P. S. S. Журналистский и гражданский монолог близится к завершению. И не в оправдание скажу: пусть мои рассуждения и пропахли нафталином, но хорошие идеи и повторить не грех. А если кого-то из вас или из молодежи обидел — сорри.

comments powered by HyperComments
Аня Шпилова
Вольная Кубань
Похожие материалы