Дуракам закон не писан: фермерам разрешат строить дома на сельхозземлях

Дуракам закон не писан: фермерам разрешат строить дома на сельхозземлях
Перед Новым годом Государственная Дума приняла в первом чтении поправки к закону, касающемуся крестьянско-фермерских хозяйств. В них прописано, что главы КФХ теперь (после принятия нормативного документа) смогут строить дома на землях сельхозназначения.

Надо сказать, что это — добрая весть, вольные хлебопашцы давно ее ждали. Ведь что сейчас происходит?

Большинство фермеров добираются каждое, почитай, утро (особенно весной и летом) на свои полевые станы за 20–30 километров от станиц, где живут семьи. Техника осенью, после окончания основных работ на массивах, под забором ютится, ржавея от зачастивших дождей. В общем, одни печали. С принятием же закона все будет по-другому.

Фермер сможет на землях сельхозназначения не только дом возвести, но и ангары для тракторов, комбайнов и прицепного инвентаря построить. Рядом с домом тепличку соорудить, овощи в закрытом грунте выращивать вначале для себя, а потом, не исключено, и на продажу. В сараюшке куры, кролики, другая живность появится.
А хватит силенок и желание будет — можно по программе «Малый сад» заложить на площади до трех гектаров саженцы плодовых деревьев по интенсивной технологии.

Чем хороша эта программа? Государство возвращает тебе 90 процентов средств, потраченных на приобретение посадочного материала, шпалеры, оборудования для капельного полива. В общем, живи, дыши свежим воздухом и радуйся.

Но на Руси ведь как повелось? Любую хорошую идею можно извратить до неузнаваемости. Уже в ходе первого чтения проекта поправок наиболее «дальновидные» депутаты Госдумы вносили суперпуперпредложения. Одно из них — разрешить главам крестьянско-фермерских хозяйств строить на землях сельхозназначения дома в три этажа и площадью в 300–500 квадратных метров. И обосновали свое предложение: дескать, в таком особняке смогут жить и дети, и внуки фермера, и они тоже закрепятся на земле, станут продолжателями добрых хлеборобских традиций.

Только все это — от лукавого. Подобные «радетели» совсем другую цель преследуют. После принятия закона с подобными поправками начнется скупка сельхозугодий толстосумами. Сейчас в Подмосковье гектар земли стоит, как и в Краснодарском крае, в пределах 130 тысяч рублей. А теперь представьте, сколько она будет стоить, если на ней забабахать домину в 400 квадратных метров?! В десяток, а то и более раз подорожает.
Да и у нас стоимость земли в случае такого поворота событий повысится в цене на несколько порядков. Ну кто из горожан, имеющих солидный капитал и живущих в краевом центре, откажет себе в удовольствии прикупить землицы близ станиц Старокорсунской, Новотитаровской и т. п. и т. д.? Так что спекуляция кубанскими черноземами может начаться такая, что забудут люди о том, ради чего и создавались крестьянские хозяйства — растить хлеб.

Я вовсе не хочу никого пугать развалом фермерских хозяйств. Тем более что якобы в поправках планируется противовес конструктивный включить. Ну такой хотя бы: продать землю и построенный на ней дом глава КФХ сможет не раньше чем через пять лет после постановки его на кадастровый учет.

Будут наверняка и другие регламентирующие поправки. Только ведь в России у нас — как в той песенке:

Дуракам закон не писан.
Если писан — то не читан.
Если читан — то не понят.
Если понят — то не так.

В любом случае прохиндеи найдут уловку, чтобы обойти закон.

А теперь давайте представим такую картину. Закон принят. Фермеры, у которых пашни по тысяче гектаров и больше, начнут строить дома в чистом поле. Но инфраструктуры там — никакой. Скважину для подачи воды глава КФХ, скорее всего, пробурит сам (хотя вода может оказаться непригодной для питья). А кто будет тянуть электричество, газовую трубу (без голубого топлива жить не моги!), а самое главное — прокладывать дорогу к усадьбе? Фермер? Так у него денег таких нет: километр асфальтированного полотна сейчас стоит несколько десятков миллионов рублей, а ездить по гравийке — машины гробить. Значит, финансовая ноша на плечи местной власти ляжет? Так у нее денег порой не хватает даже на то, чтобы построить в станичном парке общественный туалет на два «посадочных места».

К чему все эти рассуждения? Да к тому, что, по идее, поправки к закону о фермерском хозяйстве надо бы обсуждать не только с вольными хлебопашцами, а со всеми сельчанами-станичниками, да и горожанами тоже. Ведь средства на обустройство усадеб, скорее всего, будут браться из госбюджетов, куда мы налоги платим.

В общем, есть над чем подумать. Прежде всего — депутатам Госдумы от Краснодарского края.

И еще об одном. В июле 2012 года была принята краевая программа о сельских усадьбах. Помните? Но она оказалась мертворожденной — денег не нашлось в региональном бюджете на ее реализацию.

Дальнейшие комментарии, полагаю, излишни.

comments powered by HyperComments
Лиза
Вольная Кубань
Похожие материалы