Личность в истории Кубани и России: Николай Кондратенко

Личность в истории Кубани и России: Николай Кондратенко
Писать о Николае Кондратенко не просто трудно, а очень трудно. Во-первых, масштаб его личности не ограничивается только Кубанью, а простирается далеко за ее пределы. Во-вторых, о нем и при жизни и после, когда он ушел от нас, издано немало книг. И, наконец, уже не поговоришь, увы, с Николаем Игнатовичем и не сверишь не только свои мысли, но и многое из того, что о нем, его делах и поступках сказано другими.
И все же попытаемся выделить главное, что он привнес в жизнь миллионов (!) кубанцев, чем запомнился нам, хранящим память о нем. Это не будет описанием его биографии, ступеней карьерной лестницы, по которой он поднимался всю свою жизнь.

Это будет рассказ, чем он памятен и какой след оставил после себя в летописи Краснодарского края. Как знаковая личность, как вершина сакрального этапа в более чем двухвековой истории Кубани.

Из Динской — в Краснодар

Уже будучи в Динской, руководя пять лет районом, Кондратенко встал вровень с такими первыми секретарями передовых районов, как Петр Чубов (Каневская), Василий Сергейко (Ленинградская), Андрей Недилько (Новокубанск), Николай Артющенко (Усть-Лабинск). Потому и приход его на высокие должности в краевые структуры был вполне закономерен и логичен.

До сих пор в памяти выступление Кондратенко перед руководителями, когда он возглавил Северо-Кавказское управление сахарной промышленности. Тогда меня, корреспондента «Советской Кубани», поразила не только эмоциональность, с какой он говорил, но и конкретика. Выступал страстно и настолько аргументированно, что сразу стало ясно — он разбирается не только в проблемах, но и в перспективах важной агропромышленной отрасли юга России.

Позже, когда Кондратенко стал заведующим сельхозотделом, а затем и секретарем крайкома партии по вопросам сельского хозяйства, не раз приходилось встречаться с ним при подготовке публикаций для газеты. Как-то шел серьезный материал в номер, и редактор Дмитрий Попович попросил поехать в крайком и дать почитать его отраслевому секретарю. Сказано — сделано. И каково было мое удивление, когда Кондратенко, взяв оттиск газетной полосы и прочтя первые абзацы, сказал:

— Ну здесь же все правильно написано.
— Думаю, что да.
— Считай, что я уже дал добро.


Это было, признаюсь, неожиданно, но окрыляло, вселяло уверенность и вдохновляло!

При участии и поддержке Николая Кондратенко «Советская Кубань» через какое-то время провела газетную акцию «Если ты ученый». В серии публикаций подняла важнейшие проблемы развития сельскохозяйственной науки в крае.

Сегодня, оглядываясь на то время, понимаешь, насколько уже тогда в Кондратенко сочетались качества крупного хозяйственника, умного организатора и, конечно же, растущего политика. Все это и позволило ему вскоре стать сначала председателем крайисполкома, а затем и председателем крайсовета.

Политик государственного масштаба

Крайисполком он возглавил в самый разгар горбачевской перестройки, в 1987 году. Не покривлю душой, если скажу, что эти изменения в стране он не воспринимал и, насколько мог, противостоял им. Ему, человеку от земли, агроному по специальности, были противоестественны и неприемлемы прокатившиеся по стране и Кубани раскорчевка виноградников, уничтожение личных подсобных хозяйств, к чему призывали со всех трибун. Насколько мог, он сопротивлялся этим разрушительным веяниям. 

Именно в эти годы в Кондратенко все более начинает проявляться политик, человек, болеющий за судьбу и родной Кубани, и всей страны. Да, он не все мог сказать с высоких трибун, но считал Горбачева верхоглядом, пустозвоном и разрушителем прочных советских устоев. Скептически относился к проводимым реформам и уже открыто начинал их критиковать, встречаясь с людьми. 

Уже тогда его авторитет был настолько высок, что он по сути вышел на первые роли в политической и общественной жизни края, оттеснив на второй план первого секретаря крайкома Ивана Полозкова. У Кондратенко была неповторимая харизма, он был свой, кубанец, а не варяг, присланный на время из Москвы.

Вспоминается приезд на Кубань в канун весны 1991 года председателя Правительства СССР Валентина Павлова. Тогда Кондратенко уже был председателем краевого Совета народных депутатов. В поездку в Тимашевск, в созданный на базе района агропромышленный комбинат «Кубань», пригласили и журналистов. Высокий гость, очевидно, был потрясен увиденным: богатые колхозы и совхозы, крупнейшие перерабатывающие предприятия, свинокомплекс «Индустриальный» на сто тысяч голов. И все это под одной крышей АПК «Кубань». 

Но к тому времени в стране уже разразилась денежная реформа, рубль обесценился не только в кошельках людей, но и на счетах аграрных предприятий. Вопросы задавались Павлову нелицеприятные: «Зачем все это? Что дальше? Как теперь выживать?». Ответы звучали неубедительные и расплывчатые. В глазах же Кондратенко виделись и скепсис и тревога. Он, как никто другой, чувствовал, понимал, что это — разрушение, подводящее страну к катастрофе.

Об этом говорил и с трибуны съезда народных депутатов СССР, обращаясь не только к залу, но и к сидящему в президиуме Горбачеву. Тогда поводом к его выступлению стало пресловутое дело АНТа, непонятной фирмы, пытавшейся незаконно переправить с Урала через Новороссийский порт танки за рубеж. Аферу удалось остановить. Но Кондратенко с трибуны съезда говорил не только об этом. Он с болью заявил о воцарившейся вакханалии, потере нитей управления государством. Это была речь уже крупного, масштабного политика. Кондратенко услышала вся страна! К нему пришла общегосударственная известность. К сожалению, Советскому Союзу оставалось жить всего лишь несколько месяцев…

Путч. Опала…

19 августа 1991 года.

По телевизору — «Лебединое озеро». В Москве ГКЧП и — в противовес — дорвавшийся до власти в России Ельцин. В Крыму пока еще Президент СССР Горбачев. Ситуация в стране неясная, тревожная и непредсказуемая. В головах людей неразбериха и смятение.

Уже в тот день Кондратенко определил свою личную позицию к происходящему. Он не стал сломя голову поддерживать как «гэкачепистов», так и Ельцина. Для него главным оставался вопрос: с кем народ Кубани? Ведь он избран на столь высокую должность земляками, а потому всецело отвечает и за их судьбы, и за их будущее. Главное — не раскачать краевой «корабль», не дать ему перевернуться и утонуть. Счет времени шел не на часы, а на минуты!

Кондратенко сначала собирает силовиков и опытных политиков, а затем приглашает на встречу руководителей краевых средств массовой информации. С главным редактором Виктором Ламейкиным участвовал в той памятной встрече и автор этих строк.

— Прошу не суетиться. Митинги и забастовки нам не нужны. Будем, как и прежде, ра-бо-тать. К этому и призывайте людей в газетах, по радио и телевидению, — такой почти дословно была просьба Кондратенко.

И вдруг неожиданное предложение:

— Николай Игнатович, а что если эта буча в Москве будет все дальше разрастаться. Может, нам, как в гражданскую, пока не поздно, создать свою республику? У нас ведь все для жизни есть.

При этих словах Кондратенко весь напружинился и резко ответил:

— Кубань — кровная, а не только географическая часть России. А я, запомните, братцы, никогда не был и не стану сепаратистом!

Эта позиция главы края была тогда в официальном сообщении через средства массовой информации донесена до всех жителей края. Кубань по-прежнему работала, убирала урожай, готовилась к севу озимых. Казалось, ничто не предвещало беды. Однако… Вскоре последовал указ Ельцина о снятии с должности председателя крайисполкома Николая Горового. В отношении Кондратенко, председателя крайсовета, он не имел права так поступать.

Николай Игнатович сам написал заявление об уходе. Позже последовало решение Президиума Верховного Совета РСФСР об освобождении его от должности «в связи с поддержкой государственного переворота ГКЧП», против него было возбуждено уголовное дело. Аналогичные уголовные дела возбудили и против ряда СМИ, в том числе и «Советской Кубани» — ныне «Вольной Кубани».

Через год это решение в отношении Кондратенко было признано неправомерным и отменено. А в те дни трудно было поверить, что все это происходит на наших глазах, что невинно пострадал человек, патриот, всей душой радеющий за свой народ и за страну.

Невозможно было понять и тех, кто вмиг стал перевертышем. Горько читать воспоминания жены Людмилы Павловны Кондратенко: «Даже когда Колю обвинили в измене Родине в 91-м году, он все свои переживания держал в себе, не показывал, как ему было тяжело. А ведь тогда доходило до абсурда — некоторые бывшие „друзья“, коллеги, завидя его на улице, переходили на другую сторону. И что самое удивительное, Николай никого за это не осуждал, зла не таил».

Время все расставило по своим местам: народ по-прежнему уважал и помнил Николая Кондратенко. Пройдя через несколько лет опалы, он вернулся в большую политику. И возглавил Кубань!

Николай Кондратенко

Вновь во главе края

Думаю, нет необходимости пересказывать все перипетии выборной кампании губернатора в 1996 году. Желающие могут прочитать об этом и в книге Виктора Салошенко «Председатели и губернаторы», и в других изданиях. Куда важнее то, как проявил себя на посту впервые всенародно избранного губернатора Николай Кондратенко. А он по-прежнему оставался верен себе, душой и сердцем болел, переживал за родную Кубань, за своих земляков. И все делал для того, чтобы учиненный в стране развал не стал катастрофой для нашего края.

Да, он тогда принял для себя вполне осознанное решение: возглавил Кубань, находясь в оппозиции к центральной власти, к избранному на второй срок президентом Ельцину. Образно говоря, ему приходилось лавировать, дабы и край от центра не отсечь, и принципам своим не изменить. Он все-таки надеялся, как сам говорил, что дурь российская когда-нибудь да пройдет.

Его главная заслуга на посту губернатора в том, что он остановил развал сельского хозяйства. И пусть не сразу все здесь получилось и в первый его губернаторский год был собран мизерный и по советским, и по нынешним меркам урожай, к концу его губернаторства, в 2000 году, Кубань собрала семь миллионов тонн зерна, а это было на 200 тысяч тонн больше, чем в 1991 году. Средняя урожайность превысила 41 центнер против 39,5 десять лет назад. 

Ожившее село позволило подниматься и связанным с ним отраслям, в первую очередь перерабатывающей промышленности. Все это, учтите, достигнуто вопреки росту цен на энергоносители, удобрения, технику.

Тогда в Краснодаре и состоялось всероссийское совещание аграриев с участием на тот момент исполняющего обязанности президента страны Владимира Путина. Была дана высокая оценка сформированным на Кубани механизмам государственной поддержки АПК, многие из которых действуют и по сей день. Именно Кондратенко заложил основу для тех рекордов, которых сегодня достигает наш край в сельскохозяйственном производстве.

Огромный резонанс получила в стране и бескомпромиссная борьба, которую вел Кондратенко против криминала, окопавшегося в кубанских портах. Надо сказать, что губернатор тогда действовал на свой страх и риск. Его подпись стоит под постановлением «Об утрате экономической безопасности России и Краснодарского края в морских портах Азово-Черноморского побережья». 

От занимаемых должностей были освобождены влиятельные руководители ОБЭПа, таможни, налоговой инспекции и милиции… Тогдашний председатель Правительства России Евгений Примаков оказал реальную поддержку главе краевой администрации. 

Встрепенулись и министры внутренних дел, транспорта, до того не вникавшие в суть происходящего. Кубань опередила Москву! Центр был вынужден действовать вместе с регионом.

Провидец

…Говорят, дважды в одну реку не входят. Кондратенко это удалось. И сегодня, оценивая сделанное им, понимаешь: его вклад в развитие Кубани огромен. А по популярности, авторитету он, пожалуй, превзошел таких ранее видных руководителей края, как Петр Селезнев и Сергей Медунов.

Интернационалист, патриот России Николай Кондратенко был одним из немногих, кто выступил против развязывания Ельциным и его окружением войны в Чечне. Казак по происхождению, в то же время прекрасно знавший культуру и традиции горских народов, он неоднократно призывал к благоразумию и взвешенности во внутренней политике государства. 

На провокационное предложение темного кардинала Кремля Бориса Березовского вооружить казаков ответил столь резко, что те его слова до сих пор звучат тревожным набатом и предупреждением:

— Придать сегодня событиям на Кавказе окраску казачьей экспансии — значит развязать бойню. Каждая гора будет десятилетиями стрелять в наших детей и внуков за ошибки, допущенные нами.

Очевидно, эта точка зрения была высказана Кондратенко и тогдашнему главе Правительства России Виктору Черномырдину. Во время поездки в Васюринскую, после осмотра хозяйства, они уединились и долго беседовали под навесом зернотока. Была вторая половина 90-х, время, когда сложилась острейшая военно-политическая ситуация на Кавказе…

Не менее пророческие и предостерегающие всех нас мысли высказал Кондратенко и в своем прощальном слове к казакам:

— Какая сила постоянно толкает наш народ к революциям, реорганизациям, перестройкам и абсурдным реформам? Ведь сами по себе преобразования не предосудительны, более того — неизбежны. Весь мир проходит через них. Но почему у других это делается плавно, эволюционно, без снижения жизненного уровня народа, а у нас — только через революции и разрушения? Кто втягивает нас в эти революции, которые стали позором русской нации?

…Ему настойчиво предлагали идти на второй губернаторский срок. Но он категорически отказался: «Путин — не Ельцин, вести край вопреки президенту не буду». Очевидно, будучи уже и членом Совета Федерации, он понимал и предвидел — в стране грядут перемены.

Николай Игнатович всю жизнь хранил казачьи реликвии отца: кинжал и две кубанки — с красным и синим верхом. А саблю, которую, как рассказывают, нашел совсем случайно, в стрехе камышовой крыши, подарил известному ученому. В душе он был и оставался русским человеком, истинным казаком, а потому и ушел с поста губернатора как настоящий казак: ушел, ударив шапкой оземь! Это та традиция и тот прием в борьбе, который позволил Николаю Игнатовичу остаться в памяти народной победителем.

Победителем навсегда!

Владимир КОЛЕСНИК.
Первый заместитель
главного редактора
«Вольной Кубани».
comments powered by HyperComments


День рождения IMAX: земля будущего
День рождения IMAX: земля будущего

20 мая в честь четвёртой годовщины IMAX СБС Мегамолл сеть кинотеатров "Монитор" представит премьерный показ нового блокбастера «Земля будущего».

Все премьеры

 Caliban: лучшее из тяжелого
Caliban: лучшее из тяжелого
Группа «CALIBAN» на сегодняшний день является одним из самых известных коллективов, работающих в стиле металкор (правда, сами члены коллектива утверждают, что они изначально планировали быть хардкоровой группой).

Все концерты

Все премьеры

Все вечеринки