Ребенок на заказ: плюсы и минусы суррогатного материнства

Ребенок на заказ: плюсы и минусы суррогатного материнства
В редакции «Вольной Кубани» за «круглым столом» обсудили очень важную тему: «Суррогатное материнство как шанс на полноценную семью».
Тема сложна, щепетильна и выстрадана. И выстрадана она, прежде всего, сотнями тех бездетных пар, которые вопреки всему — трудностям, осуждению, расходам — выбирают для себя именно этот путь. Сейчас Россия в ожидании закона, который бы восполнил правовой вакуум в этом вопросе, приводящий к нарушению прав как суррогатной матери, так и генетических родителей. До этого поправки в законопроект широко обсуждались в обществе. Особенно тогда, когда депутат Госдумы Елена Мизулина и ее профильный комитет предложили на суд общественности свои поправки. Эти поправки восприняли неоднозначно. Участниками вольнокубанского «круглого стола» стали врачи-репродуктологи, акушеры-гинекологи, психологи, юристы, руководители центров по лечению бесплодия, протоиерей православной церкви и даже женщины, решившиеся на программу суррогатного материнства. В мире огромный процент бесплодных пар. И как говорят специалисты, он будет со временем только увеличиваться. Плохая экология, хроническая усталость, стрессы, неправильное питание, ослабленное здоровье — это лишь немногие причины увеличивающегося бесплодия. Кроме того, население планеты стремительно стареет. 

— Действительно ли бесплодие — бич современности? Сколько в Краснодарском крае бесплодных пар, стоящих на учете, и насколько развито на Кубани суррогатное материнство? 

Евгения КОЛУПАЕВА, 

главный врач клиники лечения бесплодия OXY-center, кандидат медицинских наук:

 
— Сегодня проблема бесплодия в России является очень актуальной. У нас 42 миллиона супружеских пар в стране, и из них 47 процентов не имеют детей. Из этих 47 около 15 процентов (это почти 3 миллиона) не имеют детей по медицинским показателям. 

Проблема бесплодия, как женского, так и мужского, в современном российском обществе, к сожалению, является одной из актуальных. Ощущение социальной неполноценности бесплодных субъектов и семей наряду с естественным стремлением реализовать свой инстинкт продолжения рода и оставить после себя потомство побуждает их отдать предпочтение не усыновлению (удочерению) чужих детей, а искать способы решения проблемы рождения собственных детей с помощью вспомогательных репродуктивных технологий. Современная медицинская наука располагает новыми средствами технологического вмешательства в процесс зарождения человеческой жизни, применение которых позволяет бездетным семьям иметь детей, следовательно, современное законодательство должно развиваться согласно новейшим достижениям в данной сфере. 

— С чего нужно начать паре, которая столкнулась с проблемой зачатия? 

— Если в течение года при регулярной половой жизни без контрацепции не наступает беременность — это повод задуматься о своем репродуктивном здоровье. В этом случае семейной паре необходимо прийти на прием к врачу-репродуктологу для обследования, выявления причин и лечения бесплодия. 

— Сколько приблизительно стоит сейчас лечение бесплодия? 

— Стоимость лечения зависит от каждого конкретного случая. В нашей клинике сейчас действуют акции: бесплатный первичный прием врача-репродуктолога и бесплатная консультация врача-эмбриолога по вопросам бесплодия. Все желающие могут записаться по телефону 8-800-500-44-55 (www.oxy-center.ru) 

— Программами суррогатного материнства занимаются только частные клиники, правильно мы понимаем? 

Светлана ЮСКАЕВА,

врач акушер-гинеколог, репродуктолог клиники OXY-center: 

— Сейчас, да. Но лишь потому, что программа достаточно дорогая. Государство пошло навстречу супружеским парам, которые не могут иметь детей. Фонд обязательного медицинского страхования оплачивает не все вспомогательные репродуктивные технологии. 

— В вашей клинике занимаются подбором суррогатных матерей? Как на практике вы помогаете бесплодной паре? 

— Нет, мы не занимаемся подбором суррогатных матерей. Этим занимаются специализированные центры суррогатного материнства. К нам обращаются биологические родители и суррогатные матери уже для зачатия будущего ребенка, то есть на подготовку и проведение программ ЭКО. 

— В каком состоянии находится нормативно-правовая база по вопросам суррогатного материнства? 

Сергей ШАРЫШЕВ, 

директор ООО «Кубано-Славянский консалтинг», первого на Кубани центра суррогатного материнства: 

— Наш центр сопровождает все правовые вопросы, связанные с суррогатным материнством. Мы — своеобразный проводник между суррогатной матерью и парой, которая хочет детей. Основная наша задача — это подбор, информирование, консультации на всех этапах и помощь по всем вопросам для участников программы суррогатного материнства. К сожалению, несмотря на бум суррогатного материнства в России, законодательство в этой области остается на крайне низком уровне. Безусловно, и с родителями, и с суррогатной матерью подписывается контракт, в котором перечислены все возможные варианты развития событий, но на юридическом уровне ни одна из сторон не защищена. 

Суррогатное материнство полностью законно и регулируется следующими законодательными и иными нормативными правовыми актами: Семейным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан РФ», приказом Мин-здрава России «О порядке использования вспомагательных репродуктивных технологий». Несмотря на то что суррогатная мать вынашивает генетически чужого ребенка, по закону именно она считается будущему ребенку родной и имеет полное право после родов не отдавать малыша биологическим родителям — даже несмотря на предварительные договоренности, изложенные в официальном контракте. Суд будет на стороне женщины, которая выносила и родила ребенка. Законодатель исходит из основополагающего принципа: «Мамой является та женщина, которая родила, до тех пор, пока она письменно не подтвердит свое согласие на запись генетических родителей в качестве родителей новорожденного». 

— В вашей практике были случаи, когда суррогатная мать забирала чужого ей, по сути, ребенка. Или наоборот — родители отказывались от ребенка, выношенного сурмамой? 

— Мы работаем с 2008 года. За это время было всякое, приходилось сталкиваться и с мошенничеством. Но такие случаи единичны. У нас работают специалисты-юристы по семейному праву высшего класса. Каждый «случай» ведется индивидуально, проговариваются мельчайшие подробности. Например, были ситуации, когда суррогатная мама жила с биологическими родителями будущего ребенка. И им не нравилось ее поведение в быту: недостаточно опрятна, не так ест, и еще много «не»... Возникла обоюдная неприязнь. Поэтому заранее учитывается много нюансов. Мы стараемся защитить все стороны программы суррогатного материнства. 

— Какие требования предъявляют к суррогатным матерям? Есть ли у вас базы данных? И сколько стоят услуги женщины, которая решилась выносить чужого ребенка? 

— Требования стандартные: здоровая, молодая женщина от 20 до 35 лет, имеющая своих одного-двух детей. У нас в центре есть данные о женщинах, которые согласны стать суррогатными матерями. Да, есть пары, которым важно, как выглядит женщина, вынашивающая их детей, но в основном смотрят на здоровье, на уравновешенность характера и другие черты, которые впоследствии помогут успешно родить здоровенького малыша. Понятно, что столь необычные услуги роженицы оказывают не только от того, что хотят одарить чужих людей счастьем, а также из соображений куда более приземленных. Во время беременности будущие родители оплачивают суррогатной матери усиленное питание, необходимые лекарства и прочее. Около 20 тысяч рублей в месяц. После родов — цены варьируются от 600 тысяч до миллиона рублей. Скажу честно: желающих очень много. Но не все подходят на эту сложную миссию. 

— У нас в обсуждении участвует поистине смелый человек, который не побоялся огласки, пересудов, пришел в редакцию рассказать о своей боли на протяжении долгих лет и ожидаемом счастье. Екатерина, как вы решились участвовать в программе суррогатного материнства? 

— Десять лет мы с мужем ждали чуда: лечились, молились, ездили на консультации к профессорам. Все тщетно... Мы думали о том, чтобы взять приемного ребенка. Я даже ходила в дом малютки. Но мне показалось, что я совершу предательство, если выберу одного ребенка, а другие останутся. Это как сходить в магазин — выбираешь цвет волос, глаз... 

В один прекрасный день мы с мужем стали говорить еще об одном шансе, который, возможно, подарил бы нам ребенка. Нашего, родного. Он боялся сказать мне, я — ему. Взвесили все за и против — так и решились. Подбором суррогатной мамы занимался «Кубано-Славянский консалтинг». Женщина нам понравилась, у нее своя семья, свой ребенок. Она совершенно не заморачивается никакими морально-этическими коллизиями, которые, как правило, сопровождают тему суррогатного материнства. Не собирается прикипать душой к моим малышам. Все сложилось удачно — через месяц у нас родятся два сыночка! Я несказанно счастлива! Словами этого чувства, конечно, не передать... Я не буду скрывать, как появились мои дети. Я не подкладывала живот, имитируя беременность. Считаю, это ни к чему. Мы решили, что малышей мы заберем сразу после родов. Суррогатная мать их не увидит, чтобы лишний раз ее не травмировать. Все прописано в договоре. Подъемная ли сумма за счастье стать матерью? Счастье бесценно. А если серьезно — сумма подъемная, мы могли себе это позволить. Ведь берут же кредиты на квартиры, машины, на другие материальные ценности. Разве все прочее может сравниться с детьми? Я осознаю, что стану мамой двух малышей. Говорят, что не проснутся материнские чувства, если не родишь сама. Да они у меня проснулись, когда я долгие годы ждала и молилась о ребенке. 

— Спасибо, что пришли. Удачи и счастья вам. Есть в этом вопросе сторона, которая категорически не приемлет суррогатное материнство. У Русской Православной Церкови позиция однозначна: нет. Уже слышны обвинения, что церковь, «как обычно», против достижений науки...

Протоиерей Владимир МОРОЗОВ, 

настоятель храма «Спорительница хлебов»: 

— У истинных христиан проблем с этим вопросом нет. Им понятно, что семья — это таинство и нельзя нарушать традиционные ценности семьи. Чадородие есть желанный плод законного супружества. Нетрадиционное зачатие нарушает естественный ход рождения человека, который установлен Богом. Этот путь может разрушить семью. Если Бог не дал детей, что ж — это твой крест. Прими его. Нельзя решить проблему бесплодия, понуждая другую женщину выносить вашего ребенка и отказаться от него, повредив тем самым своей душе, разорвав естественную связь, сложившуюся в течение девяти месяцев беременности. Можно лечиться от бесплодия, усыновив ребенка чужой женщины, которая отказалась от него. 

Суррогатное материнство лишает женщину, которая вынашивает ребенка, материнских чувств. Ведь это особое время в ее жизни — в ней живет другой человек, она с этим человеком делается одним существом: одна кровь течет по их телу, она чувствует сердцебиение ребенка, ребенок воспринимает все то, чем живет мать. 

Еще меня беспокоит тот факт, что общество толкает наших женщин в рабство. Наука развивается, техника развивается, но всегда ли развивается наша мораль, или же она, наоборот, деградирует. Боюсь, что наша страна станет неким поставщиком девушек, молодых женщин в другие страны для суррогатного материнства, где это запрещено. Ведь, например, в Индии, есть такие племо-суррогатные фермы, где женщин используют как животных по вынашиванию детей на продажу. Я этого очень боюсь. 

Татьяна УХОВА

психолог, врач-реабилитолог: 

— Но ведь для того и нужен закон, который бы предотвратил все это. Мы должны проявить заботу о тех малышах, которые появятся на свет. Как это сделать? Видимо, необходим контакт с семьями, которые хотят воспитывать этих детей. Хорошо, конечно, когда это именно полная семья, где есть потенциальные мама и папа, где есть любовь, а также желание и возможности дать ребенку все, что нужно. С другой стороны, если разрешение будет дано строго только семейным парам, это фактически будет отказом в праве на родительское счастье одиноким людям, желающим воспитать ребенка. И здесь мы подходим к главному, на мой взгляд, вопросу: как найти баланс между потребностями взрослых и правами детей. Не ущемляя права взрослых людей, мы все же в первую очередь должны проявить заботу именно о детях. В семьях должны быть соблюдены все условия безопасности для малышей. 

Для многих семей — это шанс на счастье, и практически везде эти долгожданные дети получают огромное «количество» любви. Упрекать таких людей в том, что они хотят воспитывать генетически своего ребенка и прибегают к услуге суррогатного материнства, думаю, не стоит. Ведь желать воспитывать именно своего ребенка — это не аномально, а вполне закономерно. Продолжение рода — одно из основных базовых желаний практически каждого человека. 

Иногда возникает вопрос: не будет ли эмоциональная связь между генетической мамой и ее ребенком меньше, чем в том случае, если бы она сама вынашивала этого ребенка девять месяцев? Я думаю, что нет. Люди, которые пришли к суррогатному материнству, как правило, не первый и даже не второй год пытаются завести детей. Для них ребенок — это великое счастье, и ситуация, когда женщина не испытывает к рожденному от суррогатной матери малышу родственных и нежных чувств, — практически невозможна. 

Участники «круглого стола» попытались убедить отца Владимира, что суррогатное материнство — это благое дело, несущее счастье людям, он был непреклонен. Однако пояснил Екатерине, ждущей своих малышей от суррогатной матери, что церковь не отрицает таких детей. Ребенок ведь в этом не виноват. Конечно же, этих детей нужно воспитывать, церковь готова помогать расти таким детям. 

— Допускаете ли такую возможность, что церковь со временем изменит свое отношение к этому вопросу? Мы знаем историю с Коперником, мы знаем, как церковь относилась к препарированию тела. Потом стало совсем по-другому, — спросила Татьяна Ухова. 

— Церковь вряд ли сможет изменить мнение по этому вопросу, потому что мы еще не знаем ни одной заповеди, которую бы церковь изменила на протяжении двух тысяч лет. Тем, кто считает, что суррогатное материнство — это очень удобно и технологично, стоит задать себе вопрос: а готова ли я стать суррогатной матерью? Думаю, что большинство предпочтет не видеть себя в этой роли. 

Приведу слова протоиерея Димитрия Смирнова: «По сути, речь идет о технологии, позволяющей богатым эксплуатировать бедных. Трудно представить, что в суррогатные матери пойдет дочка преуспевающего бизнесмена. Нет, это удел молодых, хороших, но, быть может, не очень развитых интеллектуально девушек. Но если у нас социальное государство — такой практики не должно быть». 

Он также предложил, если благословит митрополит Исидор, организовать беседы с парами, которые решились на программу суррогатного материнства. Например, в определенное время священники могли бы приходить в центр суррогатного материнства. «У людей должен быть выбор», — отметил он. 

— В свою очередь, хочу сказать, нам, врачам, помогающим людям, очень нужна помощь церкви, — отметила Евгения Колупаева. 

— Ведь недаром врачи-репродуктологи говорят: «Мы — только руки, а суждено ли вам иметь ребенка — воля Всевышнего», — добавил Сергей Шарышев. 

Тему суррогатного материнства обсуждают давно, но особенно горячо ее подняли после пламенного выступления депутата Госдумы Елены Мизулиной о коммерческом суррогатном материнстве и предложений в соответствующий проект закона. В частности, она высказывалась против коммерческого суррогатного материнства. 

 суррогатное материнство будет разрешено только для лиц, состоящих в официальном браке; 

 суррогатными матерями смогут стать только близкие родственницы семейной пары; 

 суррогатные мамы не будут получать никакого вознаграждения за свой нелегкий труд; 

 процедура будет проводиться только в государственных медучреждениях; 

 разрешение на суррогатное материнство будет давать Попечительский совет. 

— Именно эти пункты вызвали неоднозначные отклики. Давайте обсудим. 

Альберт ИЧМЕЛЯН

кандидат медицинских наук, главный врач клиники планирования беременности и лечения бесплодия «Первое слово»: 

— За свою практику, в том числе и в клинике «Первое слово», мне довелось успешно провести немало программ ЭКО с использованием суррогатных мам, но я и подумать не мог, что придет время, когда суррогатных мам станут сравнивать с женщинами легкого поведения. Такое сравнение неуместно. В случае с суррогатными мамами решили, что отдавать свое тело безвозмездно — это более нравственно, чем брать за это деньги. Простите, но почему тогда никто не осуждает доноров крови, которые отдают часть своего организма (кровь) тоже за материальную выгоду, спасая при этом кому-то жизнь? В чем разница? Спасти кому-то жизнь или дать кому-то жизнь? По-моему, второе не менее важно! Продажа тела при занятии проституцией и продажа тела в помощь другим имеют разные конечные цели. Как можно сравнивать счастье материнства с сексуальным удовольствием? 

Бесплодные женщины в основном испытывают благодарность суррогатным мамам. Никакими деньгами эту радость не оценить. И наоборот, суррогатные мамы, которые вынуждены по финансовым соображениям пойти на этот шаг, часто идут на него именно потому, что считают, что они делают что-то хорошее, что делает других счастливыми! 

Я понимаю, что в первую очередь, конечно, суррогатные мамы идут на этот шаг именно по финансовым соображениям. Особенно те, для кого беременность и роды — это не что-то необычное, а простой процесс, который они с легкостью переносят. И я понимаю, что в идеале полной нравственной и моральной чистоты в этом вопросе добиться невозможно. Однако, до тех пор пока технологии не смогут полностью заменять девятимесячное развитие эмбриона в искусственных условиях, нельзя препятствовать суррогатным мамам добровольно решать — хочет она помочь бездетной паре или нет. Потому что, в конечном счете, результатом этой помощи является счастье материнства для еще одной пары. 

Евгения КОЛУПАЕВА

— В первую очередь необходимо дать определение данного термина. Программа суррогатного материнства финансируется генетическими родителями, они оплачивают программу и несут все расходы. 

Сергей ШАРЫШЕВ

— Какой попечительский совет должен дать разрешение на суррогатное материнство? Дворник с сотрудницей РЭПа решат, можно ли мне иметь детей? Это абсурд. Кроме того, очень мало тех родственников, которые согласятся стать суррогатной матерью. Ну, представьте, мать вынашивает дочери дитя или сестра сестре. Как суррогатная мать потом будет общаться с ребенком, со своей родственницей. Все же одна семья. Это еще более глубокие этическо-моральные потрясения. Мне очень нравится закон в Минске. В нем однозначно говорится, что женщина, которая решает стать суррогатной матерью, обязана отдать ребенка после родов в определенный оговоренный срок. Точно так же, как и пара, которая обратилась к суррогатной матери, обязана принять этого ребенка тоже в оговоренный срок, предусмотренный договором, который они заключают между собой. Поэтому ситуация, когда родился больной ребенок, а его не хотят забирать, сама по себе отпадает. 

Альберт ИЧМЕЛЯН

— Мы очень ждем этого закона, потому что по опыту знаем: риски есть и у генетических мам, и у суррогатных мам. Хочется также уделить внимание в законе проблеме использования суррогатных мам без всяких на то медицинских показаний, просто по желанию женщины, например, чтобы не испортить фигуру. Как поведет себя такая мать при бессонных ночах при постоянных криках ребенка? Какой выбор она сделает, если ради этого ребенка она не хочет жертвовать ничем? 

Должны быть строгие медицинские показания! Все остальное, как то: отсутствие времени, страх нанести косметический вред организму, конечно, не могут учитываться. Также неправильно запрещать использование суррогатного материнства одиноким женщинам... Женщина, у которой нет счастья в личной жизни, не должна считаться изгоем в получении права на счастье материнства в сравнению с семейной парой. 

Еще лет семь назад ЭКО казалось чем-то из области фантастики, а сейчас его воспринимают совершенно спокойно. Ежегодно в мире с помощью ЭКО появляется шесть миллионов детей. Это уже целая популяция. Прогресс ведь нельзя остановить. Думается, скоро и суррогатное материнство станет обыденной вещью, это просто вопрос времени. Со своей стороны пожелаем всем родительского счастья. И для достижения этой цели все средства хороши. А противникам суррогатного материнства хочется сказать только одно: «Не судите, да не судимы будете». 

Кстати, в тему небольшое отступление. Когда планировалась беседа за «круглым столом» в редакции, к участию в ней пригласили специалистов краевого министерства здравоохранения. На имя министра послали официальное приглашение-запрос, долго созванивались с руководителем отдела по защите материнства и детства Тамарой Перепелкиной — то еще не было распоряжения министра, то «это не мои вопросы», то «я занята в назначенный день». В итоге позвонил специалист: «Сбросьте нам список участников „круглого стола“. Вы материал потом будете публиковать рекламного характера?». И после этого — тишина. Очень жаль, что чиновники от здравоохранения не считают нужным участвовать в обсуждении важнейших вопросов, разъяснять людям свою позицию через газету по важнейшей проблеме. Занятость, насущные дела... 

«Круглый стол» подготовили и провели 

Инна МОЧАЛОВА. 
Заместитель главного редактора «Вольной Кубани». 

Ольга ДЕМЧЕНКО. 
Менеджер «Вольной Кубани»
comments powered by HyperComments


День рождения IMAX: земля будущего
День рождения IMAX: земля будущего

20 мая в честь четвёртой годовщины IMAX СБС Мегамолл сеть кинотеатров "Монитор" представит премьерный показ нового блокбастера «Земля будущего».

Все премьеры

 Caliban: лучшее из тяжелого
Caliban: лучшее из тяжелого
Группа «CALIBAN» на сегодняшний день является одним из самых известных коллективов, работающих в стиле металкор (правда, сами члены коллектива утверждают, что они изначально планировали быть хардкоровой группой).

Все концерты

Все премьеры

Все вечеринки