" />

Тиховские поминовения: «...Им этот бой на небесах зачтется»

Тиховские поминовения: «...Им этот бой на небесах зачтется»
Ольгинский кордон в районе современного хутора Тиховского Красноармейского района. Раннее утро 18 января 1810 года. Накануне казаки отбили очередной набег горцев с уроном для неприятеля. Казалось, ничто не предвещало беды, но подстрекаемые турками горцы готовились взять реванш.
На турецкой стороне реки скрытно скапливались вооруженные отряды, готовясь перебраться через скованную льдом Кубань, разграбить казачьи станицы, а в случае удачи нанести урон Черноморской оборонительной линии. Однако горцам не удалось застать казачий кордон врасплох.

Неравная схватка

Нарушение границы было обнаружено дозором под командованием есаула Ивана Плохого. Полковник Лев Тиховский, командовавший 4-м конным полком, приказал подать сигнал тревоги. Пешие горцы завязали перестрелку с казаками, а конная лава в несколько тысяч всадников хлынула вперед. Вскоре она разделилась на четыре части. Две пошли на станицы Ивановскую и Старонижестеблиевскую, а две блокировали Славянский и Ольгинский кордоны. В Ивановской горцы получили отпор. Стоявшая там рота егерей с несколькими орудиями отбила нападение. Безуспешным оказалась попытка подавить сопротивление Ольгинского кордона: казаки разили горцев метким ружейным и орудийным огнем. Тогда они принялись грабить и жечь хутора, находившиеся по Ангелинскому ерику. Захватив пленных и скот, один из неприятельских отрядов попытался уйти на свою сторону. Полковник Тиховский, услышав крики о помощи, взял с собой до двухсот пеших и конных казаков, пушку с ящиком снарядов, вышел из кордона и поспешил к месту переправы горцев. Он понимал, что в открытом поле отряд не сможет долго отражать атаку превосходящих сил противника. Если бы полковник остался на кордоне и отражал нападение осаждавших горцев, никто не мог бы упрекнуть его в малодушии. Но не таков был Лев Тиховский.

Завязалась неравная схватка. Казаки успешно бились с горцами: картечь, как и меткая ружейная стрельба, косила ряды абреков. Услышав пушечные выстрелы в своем тылу, конные отряды горцев повернули назад. Казакам пришлось сражаться на два фронта: и с пешими, и с конными. Бой длился около трех часов, но соотношение сил было явно не в пользу казаков. Кончились патроны, последний раз выстрелила пушка. Выхватив шашки, горстка смельчаков, среди которых было много раненых, вступила в рукопашную схватку. 154 казака вместе с командиром погибли на кусочке кубанской земли. Горцы дорого заплатили за смерть полковника и сражавшихся вместе с ним казаков — свыше пятисот нападавших были убиты, точное число раненых неизвестно, но, вероятно, их было немало. Горцы, связанные боем, опасаясь подхода казачьих отрядов и солдат регулярной армии, бежали.

Казаков-героев вместе с их командиром похоронили в братской могиле. Через несколько лет на месте их гибели был торжественно установлен каменный крест. Как свидетельствуют архивные данные, войсковой старшина Василий Вареник, благодаря настойчивости которого был воздвигнут памятник, свое выступление закончил словами: «Пройдут века, сменятся поколения, природа еще более изменит свой вид, а память о наших героях не изгладится и не умрет в казачестве и его преданиях!».

Казачью память не стереть

До Октябрьского переворота 1917 года казаки и жители окрестных станиц и хуторов ежегодно приходили к памятнику, поминая павших героев. Репрессии, обрушившиеся на служивый народ после Гражданской войны, расстрел казаков, верой и правдой служивших Родине, высылка казачьих семей из станицы Полтавской и других населенных пунктов обескровили Кубань. Дабы стереть память о казачьих корнях, Полтавский курень переименовали в Красноармейский район. Хутор, названный в честь полковника Тиховского, стерли с лица земли, крест зарос кустарником и деревьями. Однако память о

подвиге казаков советская власть, как ни старалась, уничтожить так и не смогла. На месте гибели предков подпольно собирались старики, рассказывая молодежи о событии, вписанном в книгу свершений Кубанского казачьего войска. В начале 90-х годов, когда со служивого народа официально сняли обвинения, казаки, помнившие о подвиге Льва Тиховского и его товарищей, занялись восстановлением исторической справедливости.

— В 1992 году мы приехали на место гибели казаков отряда под командованием Льва Тиховского. Памятник зарос кустарником и деревьями выше человеческого роста. Мы очистили кладбище, поставили ограду, — вспоминает председатель совета стариков Славянского РКО Анатолий Максимович Почтаренко. — Затем благоустройством этого места занялись казаки станицы Полтавской. Был восстановлен и хутор Тиховский.

— На месте хутора были земельные паи жителей станицы Ивановской. Потом люди начали здесь строить дома. Когда было принято решение о создании хутора, то его хотели назвать Веселым. Наши полтавские казаки предложили назвать его в честь полковника Тиховского, — рассказала вышедшая на пенсию учительница истории школы № 1 станицы Полтавской Валентина Александрова.

…За два часа до официального начала Тиховских поминовений поле, примыкающее к площадке, было заставлено машинами. Казаки, придирчиво оглядывая себя, приводили форму в порядок. Один за другим подъезжали автобусы с казачатами. На площадке строились парадные расчеты со знаменами. После молебна в память о погибших казаках отряда Льва Тиховского к памятнику возложили цветы и венки.

— Который раз мы с вами собираемся на этом святом для каждого из нас месте, чтобы почтить память казаков, геройски погибших в бою на Ольгинском кордоне, — сказал первый заместитель войскового атамана казачий полковник Николай Перваков. — 206 лет назад 150 казаков приняли здесь неравный бой с четырехтысячным отрядом горцев. Казаки во главе с полковником Львом Тиховским погибли в сражении, защищая свои семьи, свою Родину. Они могли отступить, сохранив свои жизни, но не сделали этого, потому что за ними были беззащитные станицы, дети, старики, женщины. Они сложили свои головы, но выиграли время, дав возможность своим однополчанам собрать силы и разбить неприятеля. Память о героических предках будет жить в веках! Сегодня Кубанское казачье войско достойно продолжает их славные традиции. Наши братья-казаки сражались в Приднестровье, Абхазии, Чечне. Два года назад тысяча казаков пришли на помощь жителям Крыма. Мы внесли достойный вклад в возвращение полуострова в состав России. Если, не дай Бог, к нам снова придет беда, кубанские казаки будут с таким же героизмом защищать свою землю! Очень радует, что сегодня здесь много детей. Они должны знать героев, которые защищали родную землю, и быть достойными продолжателями славных традиций кубанского казачества!

Действительно, казаки сегодня надежная опора России. Есть у нас и свои герои, в честь которых проводятся Приднестровские поминовения. Александр Берлизов, Николай Петин, Анатолий Сидоренко, Валерий Татаренко сложили головы, сражаясь за свободу Приднестровской республики и Абхазии. Несколько казаков погибли, сражаясь в Донбассе. Недавно геройски погиб при освобождении Пальмиры Сергей Морозов. Казак прикрыл собой командира подразделения от разрыва мины. Пройдет время, и в их честь будут названы улицы, школы.

Чего тут только не было!

…Еще одна отличительная черта Тиховских поминовений — принятие присяги на этом святом месте. Как правило, клятву казаки приносят в храме, но место, где в неравной схватке погиб отряд полковника Тиховского, — это своего рода храм под открытым небом.

— Когда приезжаешь сюда, чувство гордости за казаков-героев не только не стирается, а усиливается. Это святое, намоленное место, — уверен директор департамента по делам казачества и военнослужащих Александр Кравцов. Он, будучи заместителем главы

Красноармейского района, организовывал Тиховские поминовения. — Где, как не здесь, и заниматься патриотическим воспитанием молодежи на героических примерах своих предков. Посмотрите, сколько детей и подростков сегодня приехали сюда со своими отцами, братьями. Это наше будущее, и наша задача, чтобы девчонки и мальчишки, сменив нас, проводили эти и другие поминовения.

К слову, детей и молодежи не только на Тиховских, но и на всех поминовениях, проводимых Кубанским казачьим войском, год от года становится все больше. Впрочем как и жителей и гостей нашего края.

— Мы приехали в гости к родственникам мужа. Супруг предложил поехать на эти поминовения. Честно говоря, я не ожидала, что будет столько казаков, детворы! Теперь понимаю, что казаки на Кубани — это сила, — поделилась своими впечатлениями коренная москвичка Ирина Бахушева.

Казачата не только пели и плясали на сцене под открытым небом, но и демонстрировали навыки верховой езды. Юные наездники Марьянской спортивной школы преодолевали препятствия на лошадях, показывая элементы конкура. На татами будущие чемпионы, которым пока семь-восемь лет от роду, лихо бросали соперников через плечо приемами самбо. Чуть дальше девчонки сошлись в рукопашном бою. Силачи выжимали гири, каратисты спокойно выносили удары деревянными палками, ломающимися об их ноги и спины.

Улучив момент, спросил главу Красноармейского района Юрия Васина, насколько сложно проводить столь масштабное действо под открытым небом.

— Особых проблем нет. Есть чисто организационные моменты: обеспечение безопасности, развертывание соответствующей инфраструктуры, чтобы всех угостить. Сегодня на поминовения приводят детей те, кто когда-то был здесь еще ребенком. Мы своими глазами видим связь поколений. Это место с каждым годом становится все популярнее как у жителей района, так и у гостей.

— У нас настолько все отработано с главой района, что можем провести поминовения, затратив на подготовку два-три часа, — отметил атаман Таманского отдела Иван Безуглый.

К слову, среди тех, кто пришел на Тиховские поминовения, было несколько молодых пар с грудными детьми на руках.

Какой праздник без казачьих куреней? Написал слово «праздник» и задумался: подходит ли оно к поминовениям? Покопавшись в памяти, вспомнил, что наши далекие предки справляли по погибшим тризну. Это была часть погребального обряда, состоявшая из песен, плясок, пиршества и военных состязаний в честь воинов, геройски павших в сражениях с врагами. Так что и у казаков эти обычаи заложены давным-давно.

…Каждый из куреней, раскинувшись на берегу Кубани, встречал гостей хлебом-солью и чаркой горилки, неизменными казачьими песнями. Расстарались станичники на славу! Был в куренях и настоящий кубанский борщ, и вареники, и шулюм, и много других блюд, которых ни в одном ресторане не найти. Глядя на все это, подумал: и кто-то еще будет утверждать, что казаки — это не народ со своими традициями, культурой и обычаями, которых нет ни у кого другого?

Сергей КАПРЕЛОВ.

Фото Саввы ЮДИНА.

comments powered by HyperComments