" />

Антон Клюев: О смерти печатных СМИ говорить рано…

Антон Клюев: О смерти печатных СМИ говорить рано…
Главред одного из федеральных издательских домов о пользе прыжка из кипящего молока в студеную воду, сверхзадаче любого средства массовой информации и встрече с покойным диктатором Ирака Саддамом Хусейном.

Главное — не останавливаться

— Антон, как получилось, что ты, 10 лет отработавший в Краснодаре и Москве репортером, новостником в общественно-политической прессе пришел в развлекательно-познавательный сегмент?

— Для меня это был очень сложный выбор. Быть в гуще событий, получать кайф от того, что добыл эксклюзивную информацию, бежать, ехать, спешить, ночами не спать — вот это всё было мое! И вдруг предложили перейти в сферу «пользухи», в только что созданную газету «Народный совет». И я подумал: а может не обязательно вариться в одном котле, оставаться вечным репортером. Осваивать новое — это интересно, а перепрыгивать из кипящего молока да в студеную воду — еще и полезно (из сказок помню). Я решился на такой шаг и не жалею. Потому что если раньше мог доносить до читателей важную, нужную информацию, то теперь она несет людям еще и конкретную пользу.

Читателям нужен результат

— Я знаю, что эта газета имеет большие тиражи и востребована читателем. Чем вы берете?

— Газета состоит из ответов специалистов на все вопросы, которые волнуют наших читателей, и советов на все случаи жизни. На самые актуальные вопросы отвечают юристы и служащие государственных учреждений, медики, садоводы. Советы дают и сами читатели. У нас есть бесплатный для звонков из любого населенного пункта России телефон, по которому можно задать свои вопросы. Плюс письма по почте и электронке.

Тесный контакт с читателем, постоянная обратная связь — это наша фишка, наше всё! Сложнее было на первых порах подобрать специалистов, которые могли бы отвечать доступно и понятно. Особенно с юристами намучались (а ведь половина газеты занимает именно юридический блок).
Каждый подготовленный экспертом ответ должен быть одновременно юридически точным по содержанию и простым по форме. Поначалу мы перерабатывали сами ответы экспертов, оставляя из нескольких листов канцелярщины, два абзаца внятного текста. Одновременно, учили гуру права, изъясняться «по-русски». Словом, своих экспертов мы подбирали не один год и, что называется, поштучно. Мы облачаем все сложное в простую форму. Даем пошаговые инструкции, разжевываем и отвечаем на вопросы «Что делать?» и «Как?». Причем последнее особенно важно. Потому что люди, чаще всего, не знают именно КАК решить проблему.

Кто обращается в газеты 

— «Народный совет» и другие ваши издания действительно помогают людям решить юридические вопросы? Что на этот счет вам пишут читатели?

— Поначалу в нашей почте частенько встречались письма отчаяния: «Пришла я в пенсионный фонд (ЖЭК, администрацию…), показала вашу газету, где вы пишите что то-то и то-то незаконно… А мне отвечают: засуньте вашу газету куда подальше…» Да, печатное слово потеряло свой вес для власти. Но сила Закона-то осталась… 

И мы стали методично втолковывать в наших материалах, что не надо ссылаться на газету — надо упирать на законы. Не надо решать проблему на уровне устных перепалок — все претензии должны быть только письменными. Один экземпляр чиновнику, другой, с входящим номером и росписью, — себе. Ответили вам отпиской или не ответили — бумага в вышестоящую инстанцию, с прикрепленной первой жалобой и неудовлетворившим вас ответом.

Это реально работает! В итоге, все чаще стали приходить такие вести: «Благодаря вашим советам, выиграла суд по наследству»… «Не хотели менять бракованный диван в магазине. Очень пригодился напечатанный у вас образец претензии. Поменяли!»… «10 лет не могли добиться ремонта крыши. С вашей помощью поставили всех на уши… Тазики теперь не нужны!»… Это реальные письма от реальных людей.

Эсэмески из конверта

— Можешь вспомнить самые смешные и тупиковые вопросы? Что-то может удивило?

— Помню, году в 2007–2008 мы объявили для читателей конкурс через газету. Был вопрос — и надо было ответ на него прислать смской. И вот приходит очередная партия писем (бумажных с почты), а на конвертах видим крупные пометки «ЭСЭМЭС». Посмеялись сначала, но когда такие конверты стали приходить и дальше — не смешно уже было.

В одном письме женщина с Севера написала: «Извините, что задержалась с ответом, но у нас эсэмэски отправляют только раз в неделю вертолетом». 

А вопросы бывают, да такие, что в тупик ставят. Такой, например, нас, городских, озадачил сначала: «Можно ли вернуть продавцу бракованного поросенка?» Ну мы, конечно, регулярно пишем про то, как вернуть деньги или обменять бракованный товар: телевизор, фен, утюг и т. д. Но поросенка?! Оказалось, можно! Поросенок такой же товар и на него также распространяются нормы закона о «Защите прав потребителей». Вот так-то! Или вот вопрос из конверта: «Я был судим за вымогательство, а мой знакомый состоит на учете в психоневрологическом диспансере. Подскажите, пожалуйста в каком банке нам дадут кредит на 200 000 тыс. рублей. Володя, Пермь». Ничем мужика не смогли утешить.

Как заставить «слуг народа» работать

— Как ты оцениваешь уровень юридической грамотности россиян?

— Очевидно, что люди в последние годы стали активнее интересоваться и пользоваться своими правами. В судах, например, по сравнению с 90-ми в разы увеличилось число рассматриваемых гражданских дел. Но все же большинство предпочитает обсудить свои проблемы на лавочке возле дома, в пивной, в курилке… И этим ограничивается. Кто-то не уверен в своей правоте, кто-то не доверяет суду, у кого-то нет денег на юриста… Борьбу с правовым нигилизмом (в 2000-х — ходовой термин) сначала возглавил Владимир Путин, затем Дмитрий Медведев. Много за эти годы от них было инициатив, громких заявлений… Чего только стоил проект по открытию во всех регионах бесплатных юридических консультаций?! На бумаге они может и есть, но на деле все это пшик, не работает, увы. 

Нам часто пишут: «Дорогой „Народный совет“! Вы наша последняя надежда на помощь…» К такого рода формулировкам можно относиться с определенной иронией. Но иногда она отпадает сама собой. Вот пример. Мы опубликовали адреса и телефоны региональных общественных приемных по защите прав человека, куда люди могут обращаться с жалобами.

И после этого раздался сердитый звонок из одной такой приемной: дескать, кто дал право газете печатать адрес, почему не согласовали и т. п. Оказалось, люди выстроились в очередь в эту приемную, каждый со своей проблемой. Чиновники были обескуражены: откуда узнали про них? Уж не знаю, скольким людям помогли в итоге в этой приемной и помогли ли, но этот звонок от председателя местных правозащитников был показательным.

Получается, граждане мешают «слугам народа» отсиживать положенные часы в кабинетах, не дают чаю попить!

«Вольная Кубань» стала хорошей школой

— Был ли полезен опыт работы в региональном издании? Расскажи какую-нибудь историю из жизни?

— Мне очень повезло с первыми наставниками на журналистском поприще. Карина Миракова и Ирина Доминова — в «Молодой Кубани». В «Вольной Кубани» — мой непосредственный шеф Александр Петрович Гикало (светлая ему память), главный редактор Виктор Александрович Ламейкин, замглавного Владимир Григорьевич Колесник и другие мои старшие коллеги-товарищи. Вот именно от них я научился, пожалуй, главному — уверенности в том, что ты делаешь важное, полезное дело, что ты нужен читателю.

Я приезжал в район в командировку и добивался встречи с главой района, с начальником почты, председателем колхоза… Я — 20-летний пацан! Отрывал их от дел, добивался аудиенции, потому что для меня мои задачи казались не менее важными. И вот эта приобретенная нахрапистость мне потом много раз помогала и в профессии, и в жизни. Плюс — именно в «Вольной Кубани» я впервые ощутил что такое журналистский драйв, командировки, тонкости общения с людьми.

В Москве я тоже немало помотался по командировкам — и по России, и за ее пределами. Но, пожалуй, самое сильное впечатление произвела поездка в Ирак. Еще до войны. С небольшой группой российских журналистов мне довелось побывать на дне рождения Саддама Хусейна. За одним столом с ним мы, конечно, не сидели, и на брудершафт не пили. Но тем не менее! Нас, когда туда приехали, сразу предупредили, что гостиничные номера прослушиваются, поэтому поаккуратней надо быть с высказываниями. И лучше всего имя Саддама вообще не произносить вслух — мало ли, не разберут, в каком контексте оно сказано, и — вплоть до тюрьмы. Поэтому мы, когда диктовали тексты в Москву, заменяли Хусейна на «Папа» или «Иван Иванович». Забавно было еще и то, что номера действительно прослушивались. Сидим мы вечером в номере, болтаем. «Эх, блин, — говорю я в первый вечер, — ну вот почему стоит пустой холодильник? Нельзя было разве туда хоть минералки бросить?!" На следующий день, когда мы вернулись после поездки по городу, холодильник был забит минеральной водой, соками, йогуртами и т. п. В тот вечер мы «попросили», глядя на лампочку, виски и закуски. Так вот, на следующий день все это было.

— Печатные издания сегодня переживают не лучшие времена. Некоторые СМИ вообще уходят в интернет. Но ваша компания показывает солидные результаты. Где вас читают особенно хорошо?

— Сколько себя помню, столько слышу, что эра печатной прессы уж близится к концу. Как только с печатных машинок за компьютеры пересели. Но живем и проживем еще, дай Бог, не один век. Кому-то нравиться запах типографской краски, кому-то шуршание бумаги...

Рекламодателям, например, по душе лояльность газетно-журнальной аудитории, доверия к ней больше. То есть интернету, скажем, верят намного меньше (это же «мировая помойка»). А реклама на ТВ давно уже всем поперек горла. При этом, да — времена не самые простые. 

Тиражи падают у многих газет. Но не потому, что читать стали меньше (хотя и поэтому тоже), а потому, что ассортимент вырос в разы. Посмотрите как забиты газетные киоски — во многих только корешки газет-журналов видны на полках. 

Наше издательство Бауэр Медиа имеет немецкие корни, и является одной из ведущих медиа-компаний Европы и мира. Так вот в других странах, где дружат с интернетом и технологиями, прямо скажем, крепче нас, никто не собирается расставаться с традиционными журнальными и газетными изданиями. Более того, постоянно появляются новые и новые. Этим занимаемся и мы в России. Что касается нашего географического охвата в, то «Народный совет» и другие наши издания присутствуют практически в каждом газетном киоске страны (точнее в 95%), во многих почтовых отделениях, супермаркетах.

СПРАВКА

Антон Викторович Клюев

Родился в 1975-м и до 24 лет жил в Краснодаре. С 1995 по 2000 год работал корреспондентом в краевых газетах «Молодая Кубань» и «Вольная Кубань». Параллельно сотрудничал с московскими изданиями: «Трибуна», «Независимая газета», «Российская газета», «Деловой вторник».

Заочно закончил журфак МГУ в 2000-м. В том же году переехал работать в Москву — пригласили в газету «Трибуна». Через год возглавил там службу информации. Чуть больше года работал спецкором в газете «Известия». В 2005-м пришел в издательский дом Bauer Media заместителем главного редактора федеральной газеты «Народный совет».

С 2007-го — здесь же — главный редактор. Под маркой «НС» также выходят журналы «Дачный сезон», «Просто вкусно и полезно», «Народные рецепты», «Защита Трещёва», «Сам себе адвокат».

comments powered by HyperComments