" />

Астрофизик Александр Иванов: о настроениях солнца, метеоритах и летающих тарелках

Астрофизик Александр Иванов: о настроениях солнца, метеоритах и летающих тарелках
Заведующий астрофизической обсерваторией КубГУ Александр Иванов рассказал нам о масштабных вещах: о космосе, метеоритах, настроениях Солнца, обитаемых планетах и, конечно же, о летающих тарелках.

Обсерватория Кубанского государственного университета находится на таинственном «пятом этаже» старого корпуса. Помещения украшены гирляндами, мишурой и прочими новогодними побрякушками. Александр Иванов, как всегда, находится на своем рабочем месте, перед огромным монитором.

Дорожа временем «мастера», сходу задаю самый тактичный вопрос:

— Как прошел год у кубанских астрономов?

— 4 октября мы отпраздновали юбилей обсерватории. 60 лет назад был запущен первый советский искусственный спутник Земли. В числе первых наблюдения за его полетом провели студенты и аспиранты нашей станции. В то время она находилась в здании на пересечении Красноармейской и Чапаева…

Я замечаю, что не успел снять верхнюю одежду, а руководитель обсерватории замечает, что я этого не заметил:

— У нас за дверью есть куда повеситься, условно говоря, — говорит Александр Иванов.

Я избавился от пальто, вернулся в кабинет и стал слушать дальше.

— Всего было 66 станций, они были расположены по всей стране от Южно-Сахалинска до Ужгорода. Наблюдателями были студенты, преподаватели и аспиранты физико-математических факультетов педагогических институтов и университетов.

Когда станции начинали работу, проводились пробные наблюдения, чтобы встретить спутник во всеоружии. Кто-то фонарик крепил на веревке и двигал, чтобы с помощью трубки АТ1 можно было отследить и зафиксировать его движение. Самым идеальным был пролет самолета, имитирующего полет космического аппарата. В горах Таджикистана человек специально бегал по горам с факелом.

Краснодар был в пасмурном настроении, поэтому в день запуска спутник обнаружить не получилось, но, спустя сутки, были проведены первые наблюдения. И с этого момента началась история станции.

В 70-х годах, когда было построено нынешнее здание университета, на верхнем этаже были выделены помещения для обсерватории и площадка на крыше, куда установили бинокуляры — трубку зенитного командира и большую морскую трубу.

Наблюдателями были талантливые и трудолюбивые люди. Им приходилось решать массу трудных технических моментов — определять положение спутника относительно звезд с учетом того, что изображение в телескопе было и перевернуто и горизонтально отражено по отношению к оптической оси.

— А что сейчас?

— Время шло, все менялось, и сейчас обсерватория немного другая. Основное, чем мы занимаемся, — это сопровождение проекта «Радиоастрон» — космического радиотелескопа СПЕКТР-Р. Мы это делаем в кооперации с Институтом прикладной математики имени М. В. Келдыша. Одновременно наша обсерватория ведет исследования астероидов и комет.

Сейчас городская засветка стала сильнее, поэтому мы перешли к экспедиционной форме — три-четыре раза в год выезжаем в Мезмай.

Задача у нас не только в поиске космических объектов, но и в наблюдении за астероидами, которые опасно сближаются с Землей. Мы проводим фотометрические исследования ярких комет. В этом году, как и всегда, мы продолжали наблюдения за солнечной активностью.

— И как себя чувствовало Солнце в этом году?

— Сейчас оно входит в год минимума. Сказать, что Солнце до этого было слишком активным нельзя, хотя пятен было много. Мощные вспышки наблюдались в сентябре. Удалось зафиксировать неожиданные выбросы, которые ударили по нашей магнитосфере. На Северном Полюсе разгорелось небывалое северное сияние.

У Земли есть два полюса — северный и южный, а у Солнца их миллионы. Каждое пятно имеет полюс. От одного полюса к другому протекают магнитные линии. Выбросы протуберанцев на них и замыкаются.

Когда накапливается мощный потенциал энергии, происходит выброс через эту область, а дальше мы видим протуберанец, который прорывается через фотосферу.

Сейчас пятен на Солнце практически нет.


Справка. 1 и 2 января активность Солнца достигнет уровня G1. Не исключением станут и Рождественские каникулы. 7, 8 и 9 января магнитосфера будет возбуждена. Солнце расписало нам еще и Старый новый год. Именно 13 января будет наблюдаться магнитная буря уровня G1. После этого Солнце успокоится, и до 18 января будет находиться в спокойной фазе.


— Как говорят очень популярные зарубежные ученые, Солнце вот-вот потухнет, через миллион лет, и нам «наступит крышка». Можно ли верить таким прогнозам?

— Через миллион лет Солнце не потухнет. Это термоядерный реактор, который выделяет энергию уже в течение пяти миллиардов лет, и в ближайшие пять миллиардов оно тухнуть не собирается. Другое дело, что на Солнце произойдут определенные процессы: из желтого карлика оно превратится в красного гиганта. Существенно расширится, причем при расширении поглотит Меркурий, а Венера потеряет свою атмосферу, на ней испарится все, что есть. На Земле станет заметно теплее — под сто градусов по Цельсию.

Все это произойдет через миллионы лет, но что для нас эти миллионы?

— То есть спасения на Венере мы не найдем?

— Нет. Если искать спасение, то только где-нибудь за орбитой Юпитера. Сам Юпитер — газовый гигант, на нем нам ловить нечего, а вот его спутники вполне интересны. Например, Европа, ледяной спутник, у которого под толстым слоем льда находятся океаны минерализованной воды. Возможно, там и жизнь какая-то есть.

С расширением Солнца планеты-гиганты начнут терять свою атмосферу. На спутниках начнутся интересные процессы. А там и до зарождения жизни недалеко.

Но процессы — это вам не кастрюля: включил, подогрел и всё. На появление жизни потребуются миллионы лет. Возможно, нам придется колонизировать эти спутники, ведь как-то выживать человечеству надо. Звезд в нашей галактике более 200 миллиардов, так что есть, где разгуляться.

— Ищете ли вы, как некоторые любопытные уфологи, признаки чего-то необычного на снимках Марса? Есть ли жизнь на Красной планете?

— Честно говоря, у снимков недостаточное разрешение, чтобы увидеть что-то наверняка. Возможность жизни никто не исключает. Даже в самых ужасных пустынях Атакама или Сахара, в центре которых температура достигает огромных значений, но, как только солнышко заходит, выползают жучки, змеи, ящерицы и так далее. Саксаулы и другие кустарники выживают, но ведь в пустыне явной воды нет. Откуда они ее берут? Есть два периода — утренней росы и вечерней — когда они могут утолить жажду. То есть жизнь приспосабливается. Это основное ее свойство.

— В последнее время твердят об экспедиции на Марс, а Луны будто и нет вообще. Она что, не заслуживает нашего внимания?

—  — это рекламный проект, как и Луна в свое время. Нужно ведь показать, кто из нас круче. Бросок на Луну обошелся американцам в 25 миллиардов долларов, по современным меркам — под триллион. Это колоссальные деньги, выделенные из бюджета США.

По началу казалось, да бог с ними с этими американцами, у нас первый человек в космосе, первая женщина, первое животное, первый выход в космос. Но шаг у США был довольно сильный. 69 год показал, что деньги решают многое.

Соревновательный режим сделал доброе дело — позволил развиваться науке: и в Америке, и в Советском Союзе.

Но даже если наш человек не ступил на Луну, наши автоматические станции на нее высадились и взяли пробы грунта, целых три раза. Пусть не 300 килограмм, как у американцев, а всего лишь 300 грамм, но все это было сделано в автоматическом режиме. Не это ли есть успех нашей техники? Пока одни отправляют людей с огромным риском, вторые — умудряются отправить автомат. Можно было сделать это раньше американцев, но там были свои обстоятельства после смерти академика Королева.

И все-таки Луна остается единственным объектом, который по-прежнему нас интересует. В любом случае, здесь человечество может укрыться в случае катастрофы.

— А какие могут быть катастрофы?

— Внутри Земли горячее ядро, расплавленная магма, все это разогрето до невозможности, периодически происходят извержения вулканов, наши материки движутся, сталкиваются, в местах столкновения происходят землетрясения, это приводит к цунами. Цунами сносят прибрежные области, «хорошие» цунами смывают города.

Наша планета живая, в ней постоянно кипят процессы, поэтому прятаться, например, от радиации под землей — дело проигрышное. А вот Луна — давно застывший объект, и на ней как раз можно спрятаться от радиации, метеоритов и других катаклизмов. Мы умеем бурить, а значит можем создать подземный город, обеспечить его водой. Так что спасительным домом может стать Луна, пусть и не для всех миллиардов жителей, но какая-то часть может остаться в живых.

На Луне очень много различных материалов, которые можно производить прямо на месте и использовать в развитии космонавтики. Есть металл, в котором нет кислорода, а, значит, нет окисления. Такой металл вечный. Из него можно отливать детали, делать орбитальные корабли, а эти корабли собирать в крупные космические города. Также Луна удобна для установки больших телескопов, которые будут передавать высококачественные снимки космоса.

На Земле мы как на дне океана. Колебания атмосферы приводят к тому, что даже самые крупные оптические телескопы не могут достигнуть того, что делает Хаббл на орбите. Посмотрите из-под воды наверх, и вы увидите, что даже легкое колебание мешает нам четко рассматривать звезды. У Луны, лишенной атмосферы, возможностей больше.

А что касается освоения Марса, то это сегодня больше пиар-акция, нежели разумный проект. По дороге к Красной планете и на Марсе — повышенная опасность попасть под космические лучи, значит, космический корабль нужно создавать с учетом защиты от вредных воздействий, а не только таким, как его показывают в американских рекламных роликах. К станции МКС, допустим, можно запускать корабли Dragon, а вот к полетам на Марс — извините. Полет на Луну американцы осуществили, когда она была под щитом земной магнитосферы, поэтому астронавты не полностью подверглись воздействию солнечной радиации. Если представить, что мы отправим людей в космос более дальний, тем более с нынешней техникой, то мы подведем народ под смертельную опасность.

Александр Иванов показывает видео звездного неба. Вот мелькнула дуга астероида, вот мерцают какие-то белые точки.

— Это комические лучи, которые пронзают пространство и пролетают сквозь нас с вами. У некоторых товарищей, которые работают на высокогорье, бывают вспышки в глазах. Это значит, что сквозь сетчатку проскакивает комический луч, вернее его частичка. Мы с этим даже здесь, на Земле, сталкиваемся, а там, в космосе, — огромное количество космических лучей.

Полеты на Марс сложны. Там проблем не оберешься. Я уже не говорю о таких врагах человека как длительная невесомость.

То, что сегодня выдают за космические корабли, на самом деле лодки. Колумб отправился в плаванье на корабле, а мы собираемся плыть на шлюпках. Это не те аппараты, которые позволят исследовать Солнечную систему.

Нужны ядерные двигатели, которые разгонят корабль до 200–300 километров в секунду. С такой скоростью можно долететь до Марса за несколько месяцев, а до Юпитера — за год. На термоядерном двигателе корабль разгонится до 10–30 тысяч километров в секунду. И тут уже можно будет говорить об освоении Солнечной системы.

— Недавно СМИ шумели о некоем «метеорите», который местные жители наблюдали в Сочи. Вы этот случай прокомментировали. Что же там случилось?

— Это было рядовое явление, и далеко не метеорит. Все, что мы наблюдаем в небе, это метеоры или болиды, а если мы держим в руках кусок космического тела, тогда это метеорит. Люди обычно говорят, что наблюдали падение метеорита, потому что так говорить привыкли, но это неправильно. Мне звонили журналисты, и я всем объяснял, в чем принципиальная разница, но, к сожалению, не все меня поняли. Пришедший из народа «метеорит» так и остался метеоритом. Я никого не обвиняю, но интересоваться наукой все-таки нужно.

Все эти голливудские фантазии о том, как происходит Армагеддон, как влетает в атмосферу гигантское раскаленное тело, пробивает землю, разрушает метро и взрывается — все это сказки. На высоте 130 километров метеороид сталкивается с атмосферой и разрушается, выгорают мелкие частицы. На высоте 26 километров осколки теряют скорость и падают на Землю по законам физики, на них действует только сила тяжести.

Больше шансов метеору выпасть на Землю метеоритом, когда он догоняет Землю, но при столкновении лоб в лоб он разрушается.

Когда мы наблюдаем августовские Персеиды, нам кажется, что там летает нечто грандиозное, а на самом деле это частички размером со спичечную головку. Именно они оставляют большие светящиеся следы.

Если поехать за город, дождаться, когда выпадет свежий снег, и пройдут сутки, поверхность сугробов будет покрыта тонким слоем метеорной пыли — столь много ее на Землю выпадает.

— Скажите, за многие годы вы, наконец, нашли какое-нибудь НЛО?

— Я обычно говорю, что мне часто приходится наблюдать различные объекты и явления.
Если говорить о неопознанных летающих объектах, то они остаются неопознанными, пока их не опознали.
Многие явления могут вызывать восторг, удивление и домыслы, но в большинстве случаев для них находится рациональное объяснение.

Астроном показывает снимок ночного неба, на котором отчетливо видны две переплетающиеся дымчатые спирали, спрашивает:

— Что может подумать оператор, когда он увидит этот снимок?

— Звездолеты, которые кружат в небе.

— Тут еще интересно получилось, что траектории накладываются на созвездие Северной Короны. Так и хочется увидеть во всем этом скрытый смысл. На самом деле, это два сыча, птицы, которые резвятся в небе. Так что, повторюсь, НЛО будет НЛО, пока ты не узнал, что это такое, а когда узнал, это уже не НЛО. Недавно сообщение было о том, что шары странные летят, — оказалось, это запуск баллистических ракет. Долгое время мы не знали, что в соседних областях проводили эксперименты — запускали в небо какие-то аппараты. Их особенно не афишировали, но три-четыре запуска мы зафиксировали. Оказалось, в целях исследования стреляли в небо натриевыми шарами и смотрели, как они будут вести себя в атмосфере. Многие курьезы связаны с коптерами и беспилотниками, которых сейчас огромное количество.

Часто мы сталкиваемся с необычными явлениями природы. Стечение различных обстоятельств и условий рисует в небе фантастические картины.

Когда краснодарцы с Земли наблюдают небо, они любуются фантастическими световыми столбами, а потом ломают копья на форумах, дескать, видели НЛО, а я сижу на крыше, как Карлсон, и вижу, что это светятся рекламные вывески, стадион «Краснодар» и многое другое.



Один из неопознанных объектов, который зарегистрировал Александр Иванов при съемке неба. 

Нужно интересоваться наукой, чтобы меньше впадать в заблуждения по поводу рядовых явлений.

Задавая вопрос о том, как руководитель обсерватории будет встречать Новый год, мы надеялись получить какой-нибудь из ряда вон выходящий ответ, например, карнавал на крыше КубГУ. Однако, Александр Иванов умерил наш пыл точно так же, как умерил страсть к аномальным явлениям:

— Это для меня святое! Только в кругу семьи. Семье нужно отдавать должное. Я и так весь год в обсерватории. Пользуясь случаем, поздравляю кубанцев с наступающим новым годом!

Сергей Корниенко

comments powered by HyperComments