" />

Михаил Астапов: десять лет в КубГУ пролетели, как миг

Михаил Астапов: десять лет в КубГУ пролетели, как миг
1 декабря исполнилось 10 лет с того момента, как Михаил Астапов официально занял ректорское кресло.

КубГУ — флагман высшего образования на Кубани, с богатейшей, почти 100-летней, историей. Самый крупный вуз в крае, где обучаются без малого 30 тысяч студентов. Он — настоящая кузница кадров: выпускники вуза работают во всех сферах. Год от года в нем растет количество абитуриентов, подавших заявление о приеме. В этом году вуз побил все рекорды — для поступления было подано более 63,5 тысяч заявлений. А счастливчиками стали — 8350 молодых людей! О том, что здесь самое большое количество бюджетных мест, мы писали неоднократно.

Но в этот раз поводом для статьи стал не вуз, а человек, который стоит у штурвала этого огромного корабля под названием «Кубанский государственный университет». 1 декабря исполнилось 10 лет с того момента, как Михаил Астапов официально занял ректорское кресло.

КубГУ: рывок вперед

— Михаил Борисович, десять лет руководства одним из крупнейших вузов Юга России — это приличный срок. А что скажете вы?

— Все относительно. До этого в департаменте образования края (ныне министерство) я отработал 18 с половиной лет. Тогда мне казалось, что это целая жизнь. В университете — 10 лет — тоже немаленький период, но он пролетел, как миг, нет такого чувства бесконечности. Хотя я бы не сказал, что работа здесь по интенсивности напряженнее, чем была ранее. Вероятно, с возрастом бег времени становится стремительнее.

Впервые я увидел университет в 1978 году, когда приехал в Краснодар с отцом перед поступлением. Мы обошли всю территорию, зашли в главный корпус, столовую, я помню тогда подумал: «Неужели я буду учиться здесь?». Если бы кто-то сказал в тот момент, что я когда-нибудь буду ректором этого вуза, то я бы это расценил, как неуместную шутку. Кстати, с того времени прошло 40 лет, ровно же столько — я житель краевой столицы.

— За время вашего ректорства КубГУ сделал огромный рывок вперед по многим показателям. Что было самым трудным? Обозначьте основные вехи в этой десятилетке.

— Сложно выделить что-то главное. Ведь КубГУ и в те годы был успешен как в образовании, так и в развитии науки. Но существовала диспропорция между инфраструктурой, условиями деятельности и результатами. Помню слова, которые я в сердцах сказал на выборах ректора университета: «Нельзя в космос летать в лаптях». То есть, нельзя говорить о нанотехнологиях или иных современных научных исследованиях и иметь инфраструктуру, которая архаична, совершенно не соответствует этому уровню, не способствует развитию. По моему глубокому убеждению, и образование, и наука, и инфраструктура должны находиться в некой гармонии. 

Задача первого этапа работы заключалась в коренном преображении инфраструктуры вуза, при этом важно было продолжать наращивать потенциал образования и науки вуза. Понятно, что сделать все и сразу было невозможно. Стояла задача правильно расставить приоритеты. И они вырисовались после «погружения» в проблемы университета. Первое с чего начали — это улучшение условий для проживания студентов, ремонт общежитий, потому что это второй дом студента и от комфорта и удобства в нем зависит очень многое. Я бы сказал — качество жизни.

В течение 2008 — 2010 годов в общежитиях меняли кровли, проводку, санузлы, душевые, ставили новые металлопластиковые окна. Попутно подступили к самым болевым точкам учебных корпусов университета, где потребовался срочный ремонт и переоснащение материально-технической базы. Это физико-технический, химический факультеты, журфак и факультет архитектуры и дизайна. Впоследствии везде провели глобальную реконструкцию зданий и оснастили их современным оборудованием, что позволило вывести учебно-научный процесс на качественно новый уровень. Далее мы продолжили начатое уже на других факультетах. В этом останавливаться вообще нельзя, это процесс постоянный и бесконечный. 

Но самое основное, что задумали изначально, выполнили до 2013 года: реконструировали стадион, вошли в федеральную программу — построили плавательный бассейн, а, по сути, оздоровительный комплекс. Открыли в новом учебном корпусе научную библиотеку, уникальные фонды которой долгие годы были трудно доступны для пользования, а еще центр нанотехнологий с уникальным оборудованием, который стал центром коллективного пользования. Воплотили другой амбициозный замысел — создали бизнес-инкубатор, который позволил придать научным достижениям ярко выраженный, практико-ориентированный характер.

— Еще в 2008 году вы говорили, что мест в общежитиях не хватает, надо строить новые. Понятно, что это очень сложно и дорого, но все же на каком этапе работа в этом направлении?

— Это одна из главных наших инфраструктурных проблем. Ее решение жизненно необходимо для дальнейшего развития вуза. Есть проект общежития на 1000 мест, есть земельный участок. Необходимо решить вопрос финансирования, очень рассчитываем на помощь нового федерального Министерства науки и высшего образования, поддержку губернатора Вениамина Ивановича Кондратьева. Самостоятельно нам эту проблему, к сожалению, не решить.

— В этом году по результатам приемной компании в КубГУ зачислили рекордное число абитуриентов — более восьми тысяч человек. Все ли они радуют своими знаниями? Какой средний балл ЕГЭ среди поступивших был в этом году?

— Для нас очень важно, что конкурс в наш университет с каждым годом повышается, количество поданных заявлений увеличивается, растет и средний балл ЕГЭ. В этом году он составил 73,9 в расчете на один предмет. По этому показателю мы традиционно оказались в числе лидеров среди классических университетов России.

В рейтинге Научно-исследовательского университета ВШЭ мы заняли 12 место, оказавшись вторыми на Юге России после Южного федерального университета.

В числе зачисленных в КубГУ — 966 первокурсников, которые по результатам ЕГЭ набрали от 90 до 100 баллов. Среди поступивших, что немаловажно, есть победители и призеры регионального и заключительного этапов Всероссийской олимпиады школьников и других интеллектуальных состязаний. Показателем несомненного роста интереса к КубГУ является следующий факт: в 2008 году на платную форму обучения в вуз поступили около 800 человек. В 2018 году — более 4,5 тысячи человек. При том, что количество бюджетных мест в этот период не сократилось.

ЕГЭ требует дальнейшего совершенствования

— Сейчас много разговоров вокруг олимпиад школьников, есть сомнения в их качестве. Доверяете ли вы им?

— Я всегда был убежден в том, что в нашей стране должна проводиться единая Всероссийская олимпиада школьников под эгидой федерального Министерства образования и Российского союза ректоров. Ее победители и призеры должны иметь преимущества при поступлении в вузы. Что же касается многочисленных олимпиад школьников, проводимых различными вузами, то они, с моей точки зрения, только девальвируют олимпийское движение. Будь моя воля, я бы их отменил.

Что же касается Всероссийской олимпиады школьников, то у нас к ней высокая степень доверия. Мы осознанно каждый год предоставляем площадку вуза для проведения ее регионального этапа по различным предметам. Не скрываю, что при этом мы преследуем свои цели. Исходим из того, что способный, одаренный школьник, оказавшись в КубГУ, познакомившись с ним, в дальнейшем выберет для поступления наш вуз. Чаще всего так и происходит. Организационные работы с абитуриентами — одно из главных направлений деятельности в нашем университете. Кроме того, мы работаем с ними точечно. Например, у нас в крае очень мало преподавателей французского и немецкого. Декан факультета РГФ, заведующие кафедрами знают их практически всех.

— Но ведь есть и другая сторона этой медали. Одаренные талантливые дети уезжают в столичные вузы. Как вы к этому относитесь?

— Философски. Этот вопрос неоднократно обсуждали на различных уровнях. Летом этого года говорили об этом с губернатором края Вениамином Ивановичем Кондратьевым. 

Нужно понимать, что, когда учишь лучших, неординарных детей, у них появляется больше возможностей, для них открываются двери самых престижных вузов страны.

Но даже если половина из них останутся в крае — это уже будет достижением. Вот за них и надо «бороться». Например, в свое время победителями олимпиад по математике были два школьника — Анатолий Шатохин и Игорь Кеосиди. Они стали студентами экономического факультета КубГУ, сейчас регулярно участвуют в Международной олимпиаде по математике и ежегодно подтверждают свой высокий уровень знания предмета: в 2016 году они были серебряными призерами, в 2017 году у них — золото и серебро. И таких примеров немало. Эти студенты — гордость Кубанского государственного университета!


— Не могу не задать традиционный вопрос: отношение к ЕГЭ у вас не поменялось? Буквально на днях в Госдуме вновь предлагали отказаться от него.

— Ни сколько! Стал еще большим его сторонником. Ведь ЕГЭ появился не на пустом месте. Есть такой известный фильм Станислава Говорухина «Так жить нельзя». Так проводить выпускные экзамены в школах и приемные испытания в вузах было уже невозможно. Прежняя система себя полностью изжила и дискредитировала. В равной степени это касалось и выпуска из школ, особенно «медалистов», и поступления в вузы, где многое изначально было предопределено. Практика устных вступительных испытаний в вузе — «глаза в глаза» — не выдерживала никакой критики. Однако такая практика устраивала многих, как и из числа тех, кто ратовал за поступление (особенно родителей), так и тех, кто принимал экзамены. Я не очень часто пишу и публикую статьи, но в 2009 году подготовил материал «ЕГЭ: взгляд ректора и управленца». Недавно его перечитал. Готов подписаться под каждым своим ранее написанным словом. Впрочем, не надо и идеализировать ЕГЭ, он несомненно требует дальнейшего совершенствования. Однако, убежден, издержек от него сейчас в десятки раз меньше, чем при старой системе.

270 миллионов заработаны умом

— Первоочередной задачей для вас стало создание современных условий для организации учебного и научного процессов в вузе. Но ведь все закономерно, скачок в развитии науки вуза тоже произошел значительный за эти годы. Что для этого предпринимали?

— Когда я был избран ректором, часть коллектива, чего уж там скрывать, отнеслась настороженно: «Управленец, чиновник — в храм науки…». У них было опасение, что науке не будет уделяться должного внимания, появятся другие приоритеты. В 2008 году мы проанализировали показатели науки в университете. Он и тогда был лидером в этом направлении среди вузов края. Однако выяснилось, что реальный вклад в развитие науки вносят очень небольшое количество ученых. Необходимо было создать систему массового вовлечения преподавателей и сотрудников в научный процесс, их морального и материального стимулирования. Именно по этой причине и возникла идея конкурса «100 лучших ученых вуза». 

Вначале мы разработали положение, критерии. Однако на первом этапе многие отнеслись к нему со скепсисом, называя его соцсоревнованием. Но уже после первого опыта в его серьезность и честность поверили даже мэтры. Положение о конкурсе совершенствуется ежегодно. 

Сейчас мы определяем лучших не только среди «гуманитариев» и «технарей», но и среди ученых по «творческим» направлениям. На определенном этапе мы поняли, что кроме конкурса для «взрослых» ученых требуется поддержка молодых. Причем те, кому менее 35-ти лет, могут принимать участие как в первом, так и во втором. Имена победителей в университете известны всем: они размещаются на сайте вуза, в газете «Кубанский государственный университет». Победители общенаучного конкурса получают премию до 200 тысяч рублей, в конкурсе молодых ученых размер премии достигает 100 тысяч рублей. 

еще эта.jpg

В результате этого нововведения количество ученых, вносящих значительный вклад в развитие науки КубГУ, существенно возрос. Количество участников стало измеряться сотнями, а имена лучших ученых, определяющиеся по объективным и всем понятным показателям, известны не только в университете, но и далеко за его пределами. Лучшие — своеобразные ориентиры для остальных, можно сказать, раздражители. Последнее считаю немаловажным, поскольку это стимулирует движение вперед. 

Ученые КубГУ привлекли на развитие науки в вузе в этом году 270 миллионов рублей. Причем они заработали эти средства своим интеллектом, участвуя в различного рода конкурсах, проектах, грантах. Это высокий показатель. Хотя есть, конечно, и выше. Например, в федеральных университетах. Но надо учесть, что доля получаемых ими бюджетных средств превалирует, а мы из бюджета получили около 50 миллионов рублей.

О трудоустройстве и рейтингах

— Задача любого вуза — дать фундаментальное образование, некую основную базу и прикладные знания, чтобы человек, окончив вуз, смог сразу работать по специальности. Справляется с этим КубГУ? Существует ли помощь в трудоустройстве?

— Образование — это трамплин для реализации своих возможностей. Естественно, мы не можем всех устроить на работу. Но вуз обязан содействовать трудоустройству. Направляем на практику, стажировку. В этой ситуации пытаемся строить долгосрочные отношения с конкретными работодателями, которые имеют большой сегмент на рынке труда края. Мы также налаживаем эффективное взаимодействие с законодательной и исполнительной властью Краснодарского края, с ведомствами, муниципалитетами, бизнес-структурами, различными организациями. Приведу один лишь пример. Наши студенты факультета компьютерных технологий и прикладной математики востребованы чуть ли не со второго и третьего курсов. Что же касается четверокурсников, то многие из них уже работают по специальности.

— Как вы относитесь к различным рейтингам? Можно им верить?

— Мы живем в эпоху рейтингомании. Только ленивый не составляет рейтинги. Некоторые из них вызывают улыбку. Например, есть такой, который фиксирует количество выпускников в вузе, которые впоследствии стали миллионерами. Кстати, в нем, благодаря Сергею Николаевичу Галицкому, мы — в числе лидеров. Мое мнение такое: если вуз в каком-либо одном рейтинге занимает низкие строки или отсутствует вообще — не страшно, гораздо хуже, когда о нем нигде не упоминается. 

Мы с интересом наблюдаем за всеми рейтингами. Однако для нас наиболее важны Национальный рейтинг университетов России, в нем мы всегда в первой полусотне, рейтинг Научно-исследовательского университета ВШЭ по качеству приема в вузы, где мы, как правило, — в десятке лучших среди классических университетов (90 вузов), некоторые другие. То есть мы ценим рейтинги, в которых присутствует система измеримых, объективных показателей и минимизирована субъективная экспертная оценка.

— За 10 лет Вашего ректорства вуз неузнаваемо преобразился. А как изменились Вы?

— Безусловно, я изменился. Университет — уникальная площадка, на которой есть возможность общаться не только с умудренными жизненным и профессиональным опытом преподавателями, учеными, но и с лучшими представителями молодежи, которых аккумулирует вуз. Это общение — симбиоз — не дает возможности стоять на месте и вольно-невольно способствует росту и развитию. Я научился радоваться даже небольшим позитивным изменениям, происходящим в вузе, тем более, что здесь от принятого тобою решения до полученного результата совсем небольшая дистанция. Твои успехи или ошибки вскоре становятся зримыми, осязаемыми. Наверное, я стал более склонен к аналитической, системной работе. Благо университет дает такую возможность. Десять пролетевших лет, конечно, не сделали меня моложе, но постоянное общение со студентами позволяет не ощущать груза лет.

comments powered by HyperComments