" />

Школьное питание: чем кормят наших детей

Школьное питание: чем кормят наших детей
Из расследования «Вольной Кубани» и «ВК Пресс» вы узнаете, кто проверяет качество продуктов в школах и детсадах, почему многочисленные ревизии не приносят результата и как руководители учебных заведений экономят родительские деньги. Среди чиновников, увы, ответственных не найти — один перекладывает эту ношу на другого.

Такие яблоки отдавали животным

Формальным поводом к написанию этого текста стало обычное кубанское яблоко. Его принес из школы ребенок.

Фрукт был со спичечный коробок. Любая свинья бы позавидовала. Такие плоды в детстве мы собирали под деревьями, а бабушка скармливала падалицу свиньям. Детей таким не кормили. Им отдавали, конечно же, самое лучшее. Почему же сегодня школьников и детсадовцев пичкают продуктами, которые самые обычные продуктовые магазины не стали бы даже рассматривать в качестве предметов продажи?

Ответ на поверхности: система погрязла в коррупции и воровстве.
 О том, как мы начинали работать над этой проблематикой, мы писали в июле нынешнего года в «Вольной Кубани».

Сколько стоит школьный обед

В новом учебном году цены на школьные обеды подросли на 15–20 процентов, или на 200–300 рублей. Если в прошлом сентябре родители уплачивали не более 1050 рублей в месяц, то в нынешнем уже пришли квитанции на 1340 рублей. Но качество питания осталось прежним: те же продуктовые наборы.  Как правило нехитрые: котлета или сосиска с макаронами и какой-нибудь кашей и картошка с курицей. В нынешнем году накануне родительских собраний в школе, в которой учатся мои дети, предложили попробовать блюда. Но — о чудо: оказалось, что столовая «по техническим причинам» попотчевать гостей не может. Некоторые родители вздохнули с облегчением…

И впрямь, зачем себя расстраивать?

Раньше комбинаты спасали от голода

С начала 90-х — до середины нулевых еду школьникам и детсадовцам по всей стране, в том числе и в Краснодарском крае, готовили работники пищеблока, которые были штатными сотрудниками образовательных учреждений. С 2002 по 2008 год по образовательным учреждениям страны прокатилась волна пищевых отравлений.

Стало понятно: оборудование в школьных столовых морально и физически устарело. Однако, для того чтобы его модернизировать, нужны были солидные средства. Но денег в бюджетах, как правило, нет, и власти возродили советскую систему комбинатов школьного питания, которая была придумана в СССР в 20-30-е годы прошлого столетия.

Ну, просто сегодня не придумали ничего лучше. К тому же в некоторых регионах система сохранялась и исправно работала.

Вот уже больше десяти лет детей в образовательных учреждениях кормят централизованно. Насколько эта мера была оправдана в тучные нулевые, большой вопрос. Однако основная проблема — огромное количество пищевых отравлений — была снята.

В случае отказа — увольнение

Поставкой и закупкой продуктов с тех пор занимаются комбинаты, большинство из которых находятся в муниципальной собственности. Заключать контракт с единственным поставщиком директору школы посредством системы госзакупок настоятельно рекомендуют в местном управлении образования.

«Самостоятельность» школы в вопросе обеспечения горячим питание регулируется просто: в случае отказа школы от схемы — увольнение: либо директора, либо руководителя того класса, родители учеников которого посмели написать жалобу.
Причем прецеденты случались и у нас в крае. В феврале нынешнего года написала заявление об уходе учительница начальных классов новороссийской гимназии № 5. Уволили за то, что родители как раз написали жалобу в управление образования. Основная претензия — отвратительное качество питания: диетические макароны плавали в масле.

Какие выводы сделала руководитель образовательного учреждения? Да никаких! Директор гимназии тогда обвинила учителя в некомпетентности и неумении работать с родителями. По ее мнению, необходимо было не идти в управление, а обратиться к ней лично, и вопрос был бы решен.

Директора стали заложниками системы

Заложниками, а потом и молчаливыми участниками, такой изначально порочной системы директора школ стали десять лет назад. В чем же заключается ее порочность? В том, что в уставах образовательных учреждений о сохранении здоровья и организации школьного питания есть лишь несколько строчек.

Пытаясь решить вопрос школьного питания «малыми» силами, большинство руководителей пытаются «сбросить» его на любого, кто готов уложиться в имеющиеся средства и нести репутационные риски.
Привлекая подрядную организацию или приобретая продукты питания, многие руководители полагают, что достаточно проверить вес и наименование на этикетке.

Однако согласно законодательству, они обязаны принимать любое продовольствие не только по критерию «количество», но и «качество». Менеджменту учреждения предоставляется два варианта: провести экспертизу самостоятельно или воспользоваться услугами профессионалов (сторонней организации). Как думаете, какой вариант выбирает подавляющее большинство директоров и заведующих детсадами? Правильно: первый! Создают местное «экспертное» сообщество.

Как проверяют качество продуктов в школах?

Вот только один из многочисленных примеров. По данным администрации Абинского района, в образовательных организациях создаются бракеражные комиссии, в состав которых входят медсестра, работник пищеблока и представитель администрации учреждения. Эти господа проверяют поставленные продукты на вкус, цвет и запах.

А что делают с продуктами в герметичной упаковке? Сосисками, сардельками, молоком, кефиром, творогом? Сравнивают надписи на этикетках и сопроводительных документах. И, конечно, подписывают акт, если буквы совпадают.
Без специализированного оборудования определить состав продукта невозможно. Разве школы имеют сертифицированные лаборатории? И так происходит во всех муниципалитетах края — в Краснодаре, Анапе, Геленджике, Новороссийске. Это благодатная почва для поставщиков, мы в этом абсолютно уверены.

Правда, в министерстве образования и науки региона считают, что все «под контролем». Под каким, хочется задать вопрос?

В мэрии Краснодара проявили изобретательность и бракеражные комиссии обозвали «механизмом активации» работы по выявлению фальсификата на территории города.

Кто контролирует сферу госзакупок в образовании?

Одно из ведомств, которое вроде бы имеет право согласно собственному положению контролировать закупки в школах — это департамент по регулированию контрактной системы Краснодарского края. Увы, на официальный запрос чиновники ответили, что таких полномочий не имеют. Более того, сообщил руководитель департамента Александр Адасько, любую проверку, инициированную департаментом — исследование образцов на качество и натуральность, замену неподходящей продукции в течение двух часов, — правоохранители сразу же расценят как ограничение конкуренции. Вот как!

Проверять качество питания в школах приходят и прокуроры. Но они, как правило, наносят визиты не вовремя. Продукты, которые они вроде бы должны изъять, практически во всех случаях оказываются съедены учениками. 

Поэтому представители надзорного ведомства берут бумаги и тоже сверяют буковки. Ответы с таким содержанием «Вольная Кубань» совместно с членом рабочей группы Комитета по экономической политике Совета Федерации РФ, координатором федерального проекта «За честные продукты» Александр Бражко получили из более чем десятка муниципалитетов.

Куда жаловаться на некачественное школьное питание?

Существуют еще две организации, которые могут проверить, как питаются в школах дети. Первая организация — управление Роспотребнадзора по Краснодарскому краю. Это ведомство имеет право проводить внеплановые проверки только по заявлениям. А кто их подает? Родители. Но мы в большинстве своем ведем себя пассивно и делаем вид, что все хорошо. А раз нет жалобы — значит, нет и фальсификата, и не портится статистика.

Еще одно ведомство, наделенное полномочиями, — управление Россельхознадзора по Краснодарскому краю. С нынешнего года в этой организации руководители бюджетных учреждений могут проводить экспертизы бесплатно.
Разумеется, мы отправили запрос с просьбой раскрыть информацию о школах, которые воспользовались правом. Оказалось, что в первом полугодии 2018-го это было всего лишь две школы и три комбината школьного питания. Почти треть — 24 из 78 проб продуктов — оказалась фальсификатами!!!

Несмотря на наши настойчивые просьбы, в краевом управлении Россельхознадзора отказались назвать поставщиков, которые продали некачественную продукцию.

Как вывести на чистую воду заказчиков и поставщиков?

— Казалось бы, поставить фальсификат посредством госзакупок невозможно — слишком много барьеров, — комментирует координатор федерального проекта «За честные продукты» Александр Бражко. — Бюджетные деньги требуют строгой отчетности: документов, обеспечивающих прослеживаемость продукции, деклараций соответствия, протоколов лабораторных исследований, подтверждающих качество продуктов.

Однако, по мнению эксперта, в социальных учреждениях история другая. Школа производит закупку у единственного поставщика, предоставляя помещение столовой в бесплатную аренду.

Взаимоотношения же между комбинатами питания и школьниками регулируются не ФЗ № 44, а законодательством о защите прав потребителей, как в обычном магазине, кафе, ресторане.
 Питание детей в школах и детсадах оплачивают родители, а не бюджет, ежемесячно перечисляя средства на счет выбранной образовательным учреждением организации, — резюмирует Александр Бражко. — По факту, руководители школьных столовых не готовы выстраивать рыночные отношения с родительским сообществом, стараясь защитить сложившуюся схему работы: платите и молча ешьте, что дают.

При возникновении вопросов, продолжает собеседник, детей и родителей, комбинаты питания пересылают всех к администрации образовательного учреждения. Директора школ вместо защиты прав детей на честное питание, проблему «прячут», стараясь установить активистов и «уговорить» их отказаться о своих требований «по-хорошему».

Как экономят субсидии на школьное питание?

Например, в моем случае это МУП «Комбинат школьного питания № 1». На счет этого предприятия в среднем ежемесячно перечисляю 1300 рублей. Местные бюджеты также несут расходы. Из них отдельным социальным группам в виде субсидий компенсируются расходы на питание сиротам, инвалидам, многодетным. Но эти деньги почему-то перечисляются на счет школы, а не на карточки родителей. И в этом кроется технология обмана.

— Если школа сэкономит «продуктовые» деньги, то возвращать разницу в бюджет она не должна — не предусмотрено законом,  - утверждает Александр Бражко. — Детям раздавать сложно, вот и создаются солидные фонды, из которых выплачиваются надбавки и премии.

Удобная схема! В результате ее реализации в крае появились руководители образовательных учреждений — миллионеры. Так, в Новопокровском и Брюховецком районах «Вольная Кубань» обнаружила руководителей школ, у которых зарплаты почти в два раза выше, чем у глав этих муниципалитетов. 
Мы намеренно не приводим названия школ и фамилии директоров (хотя они известны редакции). Почему? Потому что описываем не отдельные случаи, а СИСТЕМУ. Да и информация эта далеко не тайна за семью печатями. Она в обязательном порядке должна быть опубликована на официальных сайтах муниципальных образований.

Совсем не исключено, что сироты и дети из многодетных семей накормлены за счет других общих средств родителей. Ведь за расходование бюджетных субсидий не надо отчитываться. Достаточно предоставить данные о количестве накормленных детей. План превыше всего! Но это поле деятельности правоохранительных органов.

Производители не понимают логику закупочных цен

Казалось бы, в Краснодарском крае, в котором полным-полно производителей высококачественных продуктов, о фальсификате молока или мясных изделий и говорить не стоило бы. Но приходится.

Дело в том, что многие производители даже не пытаются участвовать в тендерах, которые объявляют комбинаты школьного питания. Ведь главное требование объявляемых закупок — чем ниже цена, тем лучше!
— Мы периодически участвуем в торгах, которые объявляют школы, но далеко не всегда проходим по стоимости. Заявленные на площадке цены гораздо ниже, чем мы можем себе позволить, а работаем только на натуральном сырье, строго по ГОСТу, — комментирует «Вольной Кубани» генеральный директор ООО «Лидер-Кореновск» Сергей Бондаренко (компания представляет известный бренд «Коровка из Кореновки»). — Поэтому проект мы временно приостановили. Нам, как производителям, хотелось бы понять логику формирования цены. Возникает вопрос: эти люди в магазин ходят?

Примерно той же точки зрения придерживаются на «Каневском мясокомбинате»:

— Мы не участвуем в тендере, когда установленная максимальная цена выше стоимости наших изделий, — подтверждает менеджер перерабатывающего предприятия Анна Симония. — При этом я не готова утверждать, что посредством госзакупок приобретается фальсификат или некачественная продукция. Принципы ценообразования у всех разные.

Короли школьного питания: кто контролирует рынок?

Так кто же реализует продукты посредством госзакупок многочисленным комбинатам школьного питания?

По данным департамента контрактной системы Краснодарского края, в первом полугодии 2018 года, например, молочную продукцию, реализовывали 47 предприятий различных форм собственности. И среди них — лишь ТРИ производителя молока.

Остальные посредники: индивидуальные предприниматели и перекупщики. Какую молочку они продают, одному Богу известно. Ни один ревизор в своих ответах редакции не обозначил хотя бы одну торговую марку, которая поставляется в школы.
Для того чтобы оценить масштабы бизнеса, достаточно поинтересоваться, какие деньги осваивают в рамках госзакупок индивидуальные предприниматели. Например, Светлана Верещагина из хутора Водного Славянского района, по данным проекта Rusprofile.ru, заключила 975 контрактов на сумму более 89 миллионов рублей. Для сравнения: Кореновский молзавод заключил 12 контрактов на сумму чуть более 132,5 миллиона рублей, из них около 129 миллионов — это контракт с компанией «Аэрофлот» на поставку мороженого. Стало быть, около трех миллионов — те самые продажи в школы, детсады и другие бюджетные учреждения. И таких, как Светлана Верещагина, коммерсантов в списке 24 из 47.

Каждый из них, судя по профайлу, руководит предприятием, в котором работают не более 15 человек. Они только торгуют — всем и вся. Люди-холдинги, торговые центры. Как говорится, без комментариев.

Главный вопрос: кто установит контроль за школьным питанием?

Способов исключить добросовестных производителей из госзакупок достаточно много.

— Во-первых, установить низкие цены. Никто из производителей качественного продукта не будет торговать себе в убыток, — говорит Александр Бражко. — Во-вторых, школы и комбинаты закупают так называемые продуктовые наборы, в которые могут входить одновременно молоко, сосиски, картофель, морковь — что угодно. Ни один производитель не станет закупать недостающее. В итоге имеем то, что имеем: огромное количество сомнительных закупок — сливочное масло по цене 250 рублей за килограмм, творог по 190. Таких цен на рынке уже давно нет.

Как можно изменить систему? Самое главное звено в этой цепи — родители. Например, вы знаете, что ест ваш ребенок в школе и почему это столько стоит? Вы можете быть уверены, что ему предлагают питание надлежащего качества?
В результате общего равнодушия мы получили больное поколение. В этом уверен даже краевой минздрав, который недавно констатировал, что сегодня здоров лишь каждый четвертый ребенок.

В ближайшее время редакция «Вольной Кубани» намерена организовать дискуссионную площадку, на которой соберет все заинтересованные стороны и задаст главный вопрос: Доколе?

comments powered by HyperComments