" />

Второй краснодарский процесс над нацистами: предателей Родины не щадили

Второй краснодарский процесс над нацистами: предателей Родины не щадили
Второй Краснодарский процесс — это суд над изменниками Родины, фашистскими карателями, проходившим в Краснодаре в октябре 1963 года. Публикуем вторую часть материала. 

Продолжаем рассказ о втором судебном процессе над изменниками Родины в Краснодаре. Читайте первую часть материала.

Подвиг Андрея Кукобы

Андрей Сергеевич Кукоба, участковый уполномоченный милиции Верхнебаканского РО НКВД по поселку Абрау-Дюрсо, в составе партизанского отряда «Мститель» Верхнебаканского района провел в сентябре 1942 года ряд успешных операций. Партизаны нарушали линии связи врага, вели разведку, диверсии, успешно отбили атаку полицаев, пытавшихся захватить базу отряда. К октябрю на счету отряда имелось порядка двух десятков уничтоженных врагов.

Однако в отряде нашелся изменник, выдавший врагу месторасположение запасов продовольствия. Немцы повели наступление силами до батальона пехоты, партизанам пришлось отступить. Продукты захватили фашисты.

В отряде начался голод, к середине — концу октября большая часть отряда вышла на советскую территорию.

Согласно докладной старшего оперуполномоченного управления НКВД по Краснодарскому краю лейтенанта госбезопасности Л. (фамилия указана неразборчиво) на имя начальника Новороссийской оперативно-чекистской группы Бесчастнова от 30 ноября 1942 года «по приказу командования Новороссийского партизанского куста 52 партизана из отряда „Мститель“ Верхнебаканского района, разделившись на три группы, в период с 30 октября по 4 ноября 1942 года с советской территории пошли в тыл врага и успешно перешли линию фронта. Командиром одной из групп численностью 15 человек назначили А. С. Кукобу. Его группа должна была выйти в район Абрау-Дюрсо и продолжать разведывательно-диверсионную деятельность, а также разыскать оставшихся партизан в тылу врага».

Переход по горно-лесистой местности в холодную дождливую погоду дался нелегко. Отдельные партизаны отстали, некоторые явочные квартиры уже не существовали из-за предательства. Но и в этих условиях группа под руководством А. С. Кукобы и он сам единолично около двух недель совершали диверсии, нападения на отдельные машины, небольшие группы противника, одиночных солдат.

В книге «Народные мстители», вышедшей в свет в 1982 году (автор Владимир Ильич Грезин), приведены следующие сведения о партизанской деятельности А. С. Кукобы.
Недалеко от хутора Дюрсо А. С. Кукоба из засады огнем автомата сразил офицера, солдата и водителя мотоцикла с коляской, захватил документы об организации охраны морского побережья от Абрау-Дюрсо до Анапы.

6.JPG

На центральной усадьбе совхоза «Абрау-Дюрсо» А. С. Кукоба вместе с бойцами партизанского отряда П. А. Кривошеевым, П. А. Богдановым, И. С. Шевченко, А. М. Терещенко снял часового и забросал гранатами штаб части, уничтожив семь офицеров.

А. С. Кукоба некоторое время руководил молодежной подпольной группой в центральном поселке Абрау-Дюрсо.

В. И. Грезин пишет так: «В конце декабря 1942 года А. С. Кукоба пришел на явочную квартиру в населенный пункт Большие Хутора, чтобы встретиться с избежавшими ареста членами молодежной подпольной группы. А. С. Кукоба был уже серьезно болен. Фашисты захватили его на явочной квартире лежащим в постели». В некоторых источниках говорится, что Кукобу захватили полицаи, но все подтверждают, что произошло это на явочной квартире.

Гитлеровцы, пытаясь склонить Кукобу на свою сторону, давали ему всяческие обещания, однако, не получив интересующих сведений, от уговоров перешли к жестоким пыткам. Кукобе вырезали на теле звезды, вырвали язык, а затем решили казнить у завода шампанских вин Абрау-Дюрсо, согнав туда всех жителей поселка.
В. И. Грезин сообщает, что помимо вырванного языка и вырезанных звезд на груди и спине палачи отрубили пальцы ног, поэтому А. С. Кукоба не мог сам идти на казнь и каратели волокли его к виселице.

Палачи из зондеркоманды СС 10а хотели не только отомстить отважному партизану, но и его казнью запугать население.

Участвовал ли кто-то из обвиняемых на Краснодарском процессе 1963 года лично в пытках Кукобы, мне неизвестно. Но личности тех, кто осуществил казнь патриота, установлены достоверно, хотя в день казни А. С. Кукобы палачи надели на себя колпаки-маски. Личное участие в казни героя-милиционера Андрея Кукобы изменников Родины Псарева и Еськова достоверно доказано и на предварительном следствии, и в судебном заседании.

Приказом УНКВД по Краснодарскому краю № 1707 от 22 сентября 1943 года участковый уполномоченный Верхнебаканского РО УНКВД Кукоба Андрей Сергеевич исключен из списков личного состава как погибший в борьбе с немецкими оккупантами с 20 ноября 1942 года.

Хотя возможно, что дата 20 ноября 1942 года указана ошибочно (я сталкивался с ошибками даже в приказах УНКВД по Краснодарскому краю по личному составу), и с учетом информации В. И. Грезина, возможно, дата гибели А. С. Кукобы — 20 декабря 1942 года. Сегодня в Абрау-Дюрсо есть братская могила патриотов, убитых фашистами, там же захоронен и Андрей Кукоба. На могиле установлен памятник и выбито имя героя.

Смертный приговор фашистским палачам

Государственный обвинитель генерал-майор юстиции Н. П. Афанасьев, показав роль каждого подсудимого, личную вину каждого карателя, сказал очень важные слова: «Значение настоящего процесса в том, что, вскрывая конкретную вину обвиняемых и воскрешая в памяти фашистские зверства, он явился новым, еще одним судом над фашизмом».

Общественные обвинители потребовали справедливого и сурового наказания подсудимым за преступления, совершенные ими в годы Великой Отечественной войны.
Двое суток суды военного трибунала работали в совещательной комнате, формулируя приговор и определяя каждому подсудимому его меру наказания.

Завершился процесс 25 октября 1963 года.

Вейх А.К., Буглак Е.А., Еськов М.П., Жирухин Н.П., Псарев Н.С., Скрипкин В.М., Сургуладзе В.А., Сухов А.У. приговорены к высшей мере наказания — смертной казни (расстрелу). Дзампаев У.Т. — к лишению свободы сроком 15 лет с содержанием в исправительно-трудовой колонии строгого режима.

Приговор военного трибунала фашистским карателям восприняли с большим одобрением как справедливый не только присутствовавшие в зале Краснодарского Дома офицеров, но и жители Кубани, да и всей страны.

Краснодарский процесс 1963 года неопровержимо доказал участие в массовых казнях мирных жителей СССР и Польши немецких офицеров зондеркоманды СС 10а оберштурмбаннфюрера СС (звание оберштурмбаннфюрера СС равнялось в армии фашистской Германии званию подполковника) Кристмана, Герца, Тринборна, Керера, Пельца, Орта, которые лично затаскивали людей в душегубки, пытали, убивали. Курт Кристман, 1907 года рождения, член НСДАП — национал-социалистической (фашистской) партии Германии с 1 мая 1933 года. С 1934 года служил в СС, референт, затем старший референт по вопросам прессы и марксизма главного управления имперской безопасности в Берлине. В 1934 году сдает госэкзамен по юриспруденции с оценкой «отлично». В 1938–1939 годах — следователь гестапо в родном Мюнхене. В 1939–1942 годах начальник гестапо в австрийском городе Зальцбурге. В 1942–1943 годах — в действующей армии, начальник зондеркоманды СС10а. В 1943–1944 годах — начальник гестапо города Клагенфурта (Австрия). В 1944–1945 годах — начальник гестапо города Кобленца (Германия). После окончания Второй мировой войны Кристман, боясь ответственности за свои преступления, совершенные на территории СССР, бежал в Латинскую Америку. Его подчиненные, представшие перед военным трибуналом в 1963 году, рассказывали, что их начальник Курт Кристман испугался еще летом 1943 года, когда на первом Краснодарском процессе над фашистскими карателями не только звучала его фамилия как начальника зондеркоманды СС10а, но и приводились факты совершения Кристманом преступлений против человечности. Кристман, в свое время сдавший государственный экзамен по юриспруденции на «отлично», понимал всю степень своей будущей ответственности и предпринял все меры, чтобы уехать с Восточного фронта, куда-нибудь подальше, вследствие чего оказался начальником гестапо в тихой Австрии. После окончания Второй мировой войны Кристман, как и многие другие немецкие военные преступники, несколько лет скрывался в Аргентине, а когда увидел возрождение реваншизма в ФРГ, покровительство бывшим военным преступникам властей не только ФРГ, но и США и Великобритании, возвратился в Мюнхен, жил, не скрываясь, под своим именем, создал риэлторскую контору.

Приговор настиг преступника на склоне лет

Лев Владимирович Гинзбург, писатель, известный не только в СССР, но и в Германской Демократической Республике и Федеративной Республике Германия как великолепный переводчик немецкой поэзии на русский язык, в 1962 году издает в Москве в издательстве «Советский писатель» книгу «Цена пепла. Немецкие заметки», в которой рассказывает о возрождении реваншизма в Западной Германии, о том, как власти ФРГ самого высокого уровня покрывают военных преступников, чья вина в массовом уничтожении людей на территории СССР полностью доказывается материалами уголовных дел, показаниями чудом оставшихся в живых свидетелей этих зверств.

Л. В. Гинзбург писал, как в ФРГ покрывают лично Курта Кристмана.

Узнав, что в Краснодаре будет суд над карателями, подчиненными Курта Кристмана, Лев Гинзбург приехал на Кубань, побывал в местах, где зондеркоманда СС10а творила свои чудовищные преступления, изучил материалы уголовного дела. Беседовал со свидетелями и обвиняемыми, присутствовал на заседаниях военного трибунала.

По итогам Краснодарского процесса 1963 года опубликовал документальную книгу «Бездна», вышедшую миллионным тиражом в «Роман-газете», а затем и в книжном формате, которая много раз переиздавалась в СССР массовыми тиражами в центральных книжных издательствах. Во многом благодаря материалам Краснодарского процесса 1963 года в 1965 году в Западной Германии начинаются попытки привлечь Кристмана к уголовной ответственности, но Кристман легко обходит западно-германскую Фемиду. Следующая попытка происходит в 1974 году, однако Кристман представляет в Мюнхенский земельный суд справку о слабом состоянии здоровья, по причине которого он не может участвовать в процессе, и до весны 1981 года Кристмана никто не беспокоит. Но под давлением мировой общественности в 1981 году Кристмана арестовывают, а затем в Мюнхене начинается суд над ним. Две недели в земельном суде Мюнхена идет судебное разбирательство, затем оно приостанавливается, и председатель суда присяжных Кремер, член суда Зельк и прокурор Фольгер выезжают в СССР для дополнительного сбора документов. 

Представители Мюнхенского суда побывали в Новороссийске, Ейске, станице Марьянской, других местах на Кубани, где зверствовали Курт Кристман и его зондеркоманда, опрашивали свидетелей. После этого суд в Мюнхене возобновился. И, несмотря на попытки адвокатов Кристмана доказать нецелесообразность привлечения его к уголовной ответственности в связи с преклонным возрастом (ему шел 74-й год) и состоянием здоровья, суд приговорил Кристмана к тюремному заключению сроком десять лет.

Думается, что в условиях, когда предпринимаются различные попытки возрождения нацизма и фашизма, когда в некоторых государствах, бывших республиках СССР, например в Прибалтике, регулярно проходят марши бывших эсэсовцев, а на Украине в ранг национальных героев возводят Бандеру и эсэсовца Шухевича, очень нелишне напомнить о Нюрнбергском трибунале, да и о Краснодарских процессах 1943 и 1963 годов. Люди, будьте бдительны!

В. П. Зайцев

comments powered by HyperComments
Похожие материалы