" />

Не отрекаются, любя: Почему Роскосмос опускает руки?

Не отрекаются, любя: Почему Роскосмос опускает руки?
СССР — первая страна, не только навострившая уши в космос, но и сделавшая первые шаги в этом направлении, обеспечив всему миру технический прорыв. И что мы видим сегодня? Глава Роскосмоса Олег Остапенко не уверен в будущих планах России по эксплуатации МКС после 2020 года. Там, видите ли, американцы прописались.
Международная космическая станция (МКС), от которой так легко отрекается Роскосмос, — совместный проект 15 стран, состоящий всего из двух сегментов: российского и американского (который и включает в себя все оставшиеся 14 стран). Ещё не в столь далёком 1984 году президент США Рейган, обидевшись на СССР за первые достижения в освоении космоса, объявил о начале работ по созданию орбитальной станции вместе с Канадой, Европой и Японией. Вот только к началу 90-х не хватило средств.

А у СССР к 90-м годам уже был опыт в подобных технологиях: орбитальные станции «Салют» и «Мир», уже было «Мир-2» планировали, но финансы, как водится, исполняли романсы. Потому и решили, скрипя сердце, «добрые друзья» в 1992 году заключить соглашение о сотрудничестве в исследовании космоса, разработали программу «Мир» — «Шаттл». А в 1993 году Россия предложила сделать проект международным. Нынешние законодатели европейской политики воротили нос и не хотели делиться наработками с друзьями с другого континента, вынесли предложение на Конгресс, где идея скооперироваться победила с перевесом всего в один голос! То есть не нужна была никакая МКС США по тем временам…

В 1998 году Россия запустила первый элемент МКС — функционально-грузовой блок «Заря», который был выведен ракетой «Протон-К», и только уже после этого Шаттл «Индевор» присоединил к нему американский модуль «Юнити». В 2000 году российский транспортный пилотируемый корабль «Союз-ТМ 31» доставил экипаж первой основной экспедиции, а в 2005 году, после крушения шаттла «Колумбии», Россия в одиночку с помощью кораблей «Прогресс» доставляла и экипаж, и оборудование, и продовольствие, вытянув на своих плечах весь проект. На том и сдулись. Теперь американских модулей на МКС раза в два больше, чем российских.

Где сейчас Россия, пока НАСА исследует Марс? СССР в своё время Венеру изучал, а мы будем Луной заниматься, которую исследовали, если не вдоль и поперёк, то очень близко к этому состоянию? А дальше? Страна-наследница великого достояния СССР, в которой на благо космонавтики трудился Константин Циолковский, страна, устроившая в США «спутниковый кризис», запустив первый спутник в мире, страна, создавшая первые орбитальные станции, на которых американцы учились, страна, отправившая в космос первых животных, первого человека, первую женщину и совершившая первый выход в открытый космос!

Пока в СССР совершали открытия и технологическую революцию, американцы, переняв опыт наших учёных, высадили на Луну Нила Армстронга. Всё. Этим они теперь и хвастаются, это они популяризируют, этим они гордятся. А мы? Гагарин, Терешкова, Леонов, Королёв… Что эти имена говорят современным жителям России? А жителям других стран?

Мы всё больше забываем о своём великом наследии, так легко отдавая главную роль людям, очень выгодно им пользующимся. С 2006–07 годов между Россией и США не было больше никаких проектов, и США, которые вкладывают в МКС 75% средств, только рады будут избавиться от метившего на полноправные начала партнёра. 
 
Будущее наших исследований на МКС после 2020 года неизвестно. Однако в 2017 году планируется затопить научный модуль «Поиск» и присоединить вместо него новый, с максимальным количеством исследовательской аппаратуры модуль «Наука». Прикрепим, потратив заоблачные суммы, три года поработаем, и что дальше? В России главная критика проекта МКС заключается как раз-таки в неактивной позиции руководства Федерального космического агентства в отстаивании своих интересов в космосе, по сравнению с американской стороной. Не для этого ли совсем недавно в Роскосмосе «чистку» устраивали? Для того, чтобы всё свернули и сели на попу ровно?

Наука не должна страдать из-за политических разногласий. Об этом знают даже дети, об этом с умным видом говорят политики и учёные, но в реальности всё совершенно иначе. После введения санкций против России НАСА отказалось сотрудничать с российскими учёными, ударив и по нам, и по себе. Космическое агентство, столько лет проработавшее в одной связке с другими странами, решило обособиться. Вот только хватит ли средств и сил? Исследование космоса — слишком затратное мероприятие, чтобы одна страна могла потянуть такие неимоверные расходы. Но что делать, если мир против тебя? Опустить руки? Бороться! И доказывать, что у нас есть потенциал, у нас есть замечательные учёные, преданные своему делу.

За Арктику мы пока ещё боремся, но не за научные исследования, а за нефть. Добывать нефть на территории своей страны, безусловно, хорошо и выгодно, но проводить полномасштабные исследования — совсем другой уровень бытия. И пока наши учёные не могут себе этого позволить. Ни Арктики, ни космоса… А какое наследие мы оставим будущим поколениям? Чем они будут гордиться?

А что о российской науке думаете Вы? 

Виктория Мнацаканова
Специально для "ВК Пресс"
Фото: delyagin.livejournal.com
comments powered by HyperComments