Ампутация без наркоза

Ампутация без наркоза
В общих чертах с Украиной многое ясно. И настолько же неясно в деталях. Те, кто пришел к власти, думают, что они уже победили. Вот только на вопрос, кого или что, полного ответа пока нет.

В общих чертах с Украиной многое ясно. И настолько же неясно в деталях. Те, кто пришел к власти, думают, что они уже победили. Вот только на вопрос, кого или что, полного ответа пока нет. Еще долго его и не будет. Остается одно: наблюдать и анализировать, если говорить о нас, обывателях, простых российских гражданах. Что же касается России, государства нашего, то, конечно же, действовать, упреждать негативные вызовы, которые несут с собой перемены в соседнем государстве.
Так что реакцию официальной России, некоторые последствия украинского переворота для нашей страны сегодня и обозначим. Но начнем с того, что многое, если иметь в виду влияние на украинские дела, упущено. И не в тот момент, когда началась революционная заваруха, — тогда было поздно. А раньше, намного раньше. Скажем, тогда, когда к власти шел Янукович и Россия его поддерживала. Из всех зол он, конечно же, был наименьшим. Но разве не видно было, из каких он, что за человек, что им движет. Одним словом, не на того поставили. Вот и получилось, что Янукович не только потерял власть на Украине, но и нанес нашему руководству репутационный ущерб.

Вопрос следующий. Кто всех ближе из официальных лиц России к украинским делам и процессам? Естественно, наше посольство и наш посол. Кто у нас послом в соседней стране, помните? Зурабов, специалист, очень далекий от дипломатической работы. Может, он и неплохой человек. Но дипломатия, тем более в такой сложной и непредсказуемой стране, как Украина, должна быть выверенной, активной, тонкой, влиятельной, если хотите. А у нас как часто бывает: дипломатами назначают в качестве награды за прежние дела, как бы списывают в дипломаты. С Черномырдиным так было, потом с Зурабовым. Что тот, все же при разном, признаем, политическом весе, не виден был, что другой.

Трудно ответить и на вопрос, все ли сделала Россия, чтобы на Украине было как можно больше союзников. Наверное, далеко не все. Мы проиграли там Западу информационное сражение за Украину. Ведь радикалы с запада страны — это всего лишь боевая часть переворота, подключившаяся на заключительной стадии. А до того была многолетняя обработка населения, постоянная и челночная пропаганда и агитация западных правительственных структур и международных организаций. Что сделали в этом плане мы? Вот и получилось, что на площадях и улицах Киева начали митинговать за европейскую ориентацию, а закончили смещением власти под бандеровскими лозунгами, да и действиями тоже.

Можно нанизывать факт за фактом, доказывая, что не Украина от нас ушла, а мы ее потеряли. Но встает обычный для нас вопрос: как героически преодолеть созданные самими трудности? Конечный результат для России зависит от ответов на многие вопросы. Несколько, на мой взгляд, важных я сейчас сформулирую. С кем иметь дело на Украине? Кто там поднимется наверх, к руководству страны — националисты или умеренные из оппозиции? Как не проиграть в соревновании с западным кошельком: мы по-прежнему готовы дать кредиты и Запад тоже? Что делать с юго-востоком, если он не ляжет под новую власть? А если руководителей регионов все же дожмут, то как быть с русскими и другими людьми, которые на нас надеются? Как перебить западную экспансию, как и о чем договариваться с Западом и США по поводу Украины — они ключевые игроки в этом раскладе? Что делать с Черноморским флотом? Пока есть беспокойство, что его начнут выдавливать, если у власти останутся те, кто к ней пришел.

Кроме гневной и по большей части справедливой риторики от российского руководства и политиков мы пока что ничего не слышим. Пауза для раздумий, наверное, необходима. Но она не должна затянуться до точки невозврата. И потому уже сейчас мы должны ясно представлять, что будет, если будет так, а не по-иному.

Всего вам доброго!
Ваше мнение нам очень важно!

Радио «Краснодар»