Антитеррор. Что было, что будет, чем сердце успокоится?

Антитеррор. Что было, что будет, чем сердце успокоится?
Один из постоянных читателей, мой добрый старый знакомый, позвонил и посетовал: «Знаешь, какое-то чувство тревоги не покидает меня. Мы все как будто остановились перед какой-то стеной. Что оно будет?». Как ответить, что сказать вам, Николай Павлович? Разве что ощущаю то же самое. Тревоги, размышления, попытки как-то заглянуть в перспективу — и свою и страны — наверное, это мучает сегодня многих.
Как-то все стеклось, совпало — и наше тревожное участие в сирийском конфликте, и катастрофа пассажирского самолета над Синайским полуостровом.

Наверное, особое ощущение дискомфорта создает нам пока не разрешенный вопрос: связаны ли эти два события между собой? Если это случайное совпадение — одно дело, если взаимозависимы — совсем другое. Пока что (и это вполне понятно: нужно время) ответа нет. Но в любом случае руководству страны, а вслед за ним и обществу надо не ждать, а сосредоточиться, просчитывая перспективу, как жить и работать дальше. 

Если будет установлено, что самолет развалился в воздухе по техническим причинам, из-за изношенности, придется отвечать на вопросы, как получилось, что собственный авиапром мы успешно развалили, и что делать, чтобы в небо поднимались самолеты собственного производства, а не отработавшие купленные-перекупленные чужие. 

Еще требуют переосмысления система управления отраслью, государственный контроль и государственное же участие в сфере пассажирских авиаперевозок. Все решит бизнес и конкуренция — это сказка для слабоумных, которой нас кормили долгое время. И говорю ведь я не о том, чтобы отнять у компаний и забрать под крыло государства целую отрасль, а об ответственности государства за дела в ней.

Другой сценарий действий власти даст заключение международной комиссии о том, что самолет развалился в воздухе из-за теракта на борту. Конечно, многие скажут: а вот не надо было лезть в сирийский конфликт, террористы бы и не ответили таким ударом. Соглашусь с тем, что с началом российской операции в Сирии террористические угрозы для страны возросли. Но ведь в Сирии российские ВКС бомбят террористов месяц, а вспомните, сколько было экстремистских вылазок внутри России до того — сотни, с гибелью массы людей. Поэтому накручивать истерию, связывая только действия в Сирии и катастрофу лайнера, не стоит. Ведь еще неизвестно, чем обернулось бы для нас бездействие на военном направлении.

А в том, что в любом случае стране необходимо отстаивать свои национальные интересы, заботиться о национальной безопасности, снижать террористическую угрозу любыми способами, я не просто уверен, но и настаиваю как гражданин. Как показали события последнего времени, внутри самой России достаточно сторонников запрещенного «исламского государства», выходцы из нашей страны воюют на стороне радикальных исламистов в Сирии, набираясь там опыта, с которым вернутся сюда. 

И вот здесь тоже нельзя проморгать, такие люди, внутренние и внешние процессы должны быть под присмотром, потому что экстремисты никогда не откажутся от «джихада» против нас. Это задача и власти, которая всем управляет, и спецслужб, да и всего общества. А если говорить о Сирии, то Россия наносит упреждающий удар по терроризму на дальних подступах.

Понять и даже принять это можно. Но тревога-то остается. Может, это потому, что не все пазлы властной реакции на последние события складываются в единую картину. Понятно, что наиболее уязвимы наши граждане за пределами России, например те, кто поехал отдыхать в страны, близкие к очагам конфликта. Потому вполне объясним временный запрет на полеты туристов в Египет. Но уже, скажем, в Думе слышны предложения закрыть и полеты в Турцию на отдых. Если так, то вообще надо поставить наши самолеты на прикол и пересесть на брички.

А то выступают и за присутствие наших служб контроля в аэропортах курортных зон в Турции, Египте, Тунисе и прочих странах. На каком основании? Это суверенные государства, которые имеют полное право не пускать чужаков на свои режимные объекты, каковыми и являются аэропорты. 

Иное дело — требование о повышении мер безопасности, договоренности о взаимодействии и координации, предложение содействовать, технически и организационно помочь в предотвращении террористических атак. Нет, у нас сразу предлагаются крайние, а потому нереальные меры. При этом кто во что горазд, лишь бы выделиться. 

Я понимаю, что менее через год у депутатов выборы, этим отчасти и объясняется возрастание активности. Но есть же предел у всякой инициативы.

То, о чем мы говорили выше применительно к авиаперевозкам, уже сегодня требует безотлагательных мер. И потому мне просто смешно, когда премьер-министр озабочен созданием в России беспилотного автомобиля. Прогресс не остановить, тем более что другие страны этим тоже занимаются. Но в силу сложившихся обстоятельств не это сегодня главное, давайте сосредоточимся на самом злободневном. По многим нашим дорогам машину и под управлением шофера трудно провести, так что, может, с этого, с дорог, и начать двигаться к вершинам прогресса? 

Хотелось бы услышать толковые предложения правительства по развитию отечественного авиастроения, по поводу оснащения наших лайнеров датчиками, чувствительными к взрывным устройствам. Нет таких — надо срочно разрабатывать их, а не беспилотные автомобили.

Что же еще беспокоит, почему неспокойно душе? Вот что хотелось бы прояснить для себя. Вам не показалось, что Россия, начав борьбу с террористами в Сирии, осталась с ними один на один? У меня есть такое ощущение. Владимир Путин, обосновывая необходимость участия России в контртеррористической операции в Сирии, сказал, что это защита от угроз не только нашей стране, но и нашим друзьям и партнерам, что выходцы из азиатских республик тоже ринулись в ИГИЛ. 

Но что-то не слышно голосов наших азиатских друзей, связанных самыми разными договорами с Россией, на этот счет. Все как бы сидят и смотрят, чем же закончится российское участие.

Понятно же, что если Россия вместе с сирийской армией не задавят эту заразу, она расползется и через Афганистан ринется на азиатские республики, причем все — и граничащие с Афганистаном, и удаленные от него. Вот тогда, наверное, они станут просить старшего брата о помощи. А чего молчат сейчас? Есть договор о коллективной безопасности, в котором сказано, что страны действуют сообща при любой угрозе одной из них. А это не угроза всем — Таджикистану, Киргизии, Казахстану, Армении и даже Белоруссии?

Все знают, что у Армении и Турции отношения не самые блестящие. А ведь потоки террористов, которые вливались в ИГИЛ, шли в том числе и через Турцию. Я ни на что не намекаю, просто смотрю на ситуацию. И что-то мне подсказывает, что в случае чего эта республика в стороне от больших проблем не останется, тем более что внутри самой Армении не все благополучно

А что помалкивает наш самый большой друг Лукашенко? Почувствовал послабление со стороны Запада и снова пытается посидеть на двух стульях? Не так давно было сказано, что в Белоруссии появится российская авиабаза. А вот потом Лукашенко поставил это под сомнение — то ли будет, то ли нет. По его словам, скорее нет. Это как, из самых лучших дружественных побуждений? А что говорить о наших друзьях-азиатах, часть которых очень нестабильна, то и дело там разгораются очаги противостояния власти с оппозицией.

Одним словом, причин для беспокойства много. Частью из них автор поделился с вами. Но в то же время хочется знать ваше мнение. Пишите, звоните, заходите.

Александр Гикало
Фото: kamozin.com 

Радио «Краснодар»