" />

Барахтанье вокруг нуля: Потребительские цены растут, утешительных прогнозов нет

Барахтанье вокруг нуля: Потребительские цены растут, утешительных прогнозов нет
Тенденция характерна для всей России: цены на некоторые продукты питания в торговых сетях увеличиваются до 195 процентов по сравнению с ценами заводов-изготовителей.
Это значит, что под шумок, пользуясь ситуацией, торговые сети накручивают себе прибыль. «Известия» выяснили, что самые большие накрутки происходят на овощи, молоко, гречневую крупу и говядину. По сути, на те продукты, что народ позволяет себе покупать и что пользуется спросом. 

Но как же так? Президент строго приказывал правительству следить за ценами. Премьер проводил специальные совещания с этой повесткой. Депутаты Госдумы — так те вообще пышут гневом. Парламентские партии, в первую очередь правящая «Единая Россия», обещали взять под свой контроль. Всероссийский народный фронт чуть ли не народным контролем ринулся в торговые точки. Прокуратуре сказали отслеживать. Потом появилось сообщение, что государство будет регулировать цены и устанавливать ценовые потолки для тех товаров, которые покажут подорожание более чем на тридцать процентов. Словом, вся голова разболелась от забот о народном благе, а не получается. Та же прокуратура выяснила, что порой накрутки до четырехсот процентов доходят, — и что? 

Не берет никакое лекарство наш бизнес, не помогает чтить государственный интерес. Ты их хоть уговаривай, хоть пугай, хоть дела об административных нарушениях возбуждай, как это сделала в январе — феврале прокуратура, — реакции никакой. Понятно с бананами всякими, которые на долларах и евро въезжают в страну. Но сахар, допустим? Только что закончилась в стране переработка сахарной свеклы, урожай, говорят, был очень хорошим. А сахар почти вдвое в цене вырос. Не импортный продукт, наш! Это импортозамещением называется? 

Эксперты, к сожалению, оптимистических прогнозов не дают. Вполне очевидно, что число людей, опустившихся в разряд бедных, будет расти. Добавит скорости этому процессу увольнения и растущая безработица. И хотя мы начали обзор с выкрутасов торговых сетей, все же не они главные виновники повышения цен. Да, они пытаются свое выкрутить, пользуясь ситуацией, наглеют до потери лица. Но кто в доме хозяин? Власть! Это она позволяет неумением или, если хотите, бесконтрольностью торговле бесчинствовать. И если до кризиса среднестатистическая российская семья тратила на питание около 36–40 процентов общего дохода, то сегодня эти расходы приближаются к 50 процентам. Так это же мы еще доедаем накопленное, пускаем в дело жирок, накопленный в относительно стабильные годы. 

Очень тревожный звонок прозвучал из общества защиты прав потребителей. ОЗПП обратилось к Правительству РФ с просьбой рассмотреть возможность введения продуктовых карточек. Вот те на! Казалось, что того кошмара (и позора!), который мы пережили с талонами в конце восьмидесятых — начале девяностых, никогда в стране уже не будет. Но вот по чьей-то задумке запускается в общество лакмусовая бумажка. 

Конечно, есть надежда, что руководство страны на это не пойдет. Ведь талоны или карточки — это не только вопрос снабжения доступными товарами, то есть социально-экономический, но прежде всего — политический и психологический. Для власти это значит, что она расписалась в полном неумении, а для народа — напоминание о «костлявой руке голода», что в нашей истории было в суровые времена войны, разрухи и бедности. Правда, в Америке это практикуется как инструмент социальной поддержки до сих пор. 

Пишу об этом не для того, чтобы кого-то напугать. Пока не все так плохо. А может быть, что-то и поправится. Но все равно: сегодня самое лучшее время, чтобы сказать людям правду. Она, как известно, даже горькая лучше, чем сладкая ложь. Но президенту некогда — он пытается разрулить внешнеполитическую ситуацию, ослабить давление «друзей и партнеров», которые как раз и постарались загнать Россию в кризис. Да и вообще, мы и так видим, что президенту приходится командовать вице-премьерами и министрами напрямую, хотя это, казалось бы, забота г-на Медведева. Можно, раз страна и так управляется вручную, Путину взять на себя и должность премьер-министра, как бывало в советской да и в постсоветской российской истории, чтобы поднять оперативность решений. Но это тоже негативный имиджевый показатель для страны. 

А пока же все наши министры уперлись в цену на нефть и, как прорицатели, чуть ли не каждый день гадают на кофейной гуще: что будет, если она поднимется, и когда они этого ожидают. Но даже мы, простые граждане, понимаем, что никогда сто долларов за баррель нефть, как в тучные годы, уже стоить не будет. Значит, надо исходить из существующей реальности и в соответствии с этой грустной вводной переводить экономику на новые рельсы, мобилизовать другие резервы, находить другие точки роста, управлять экономическими процессами. Есть же страны, где нет ни нефти, ни газа, ни золота с изумрудами, а ведь живут, некоторые так и процветают. Что же видим мы в действиях правительства? Оно констатирует, а не управляет. 

Нефть — это своеобразный аппарат искусственного дыхания. Начал он работать с перебоями — и задышала неровно страна. Но ведь дышит — значит, нужна продуманная реанимация. Есть ли специалисты — это вопрос. Поехал в Стамбул наш министр финансов Силуанов и с трибуны от имени России начал пугать страны «двадцатки» негативным влиянием дешевой нефти на мировую экономику. Следите, говорит, внимательно оценивайте последствия снижения цен на энергоресурсы. Ну не смешно ли? Уж министр-то большущей страны должен понимать, что для тех, у кого экономика вертится, дешевая нефть благо. А для нас, только на нее и уповающих, это приговор. Даже антикризисный план, который по заданию президента разработало правительство, составлен с таким расчетом, что через некоторое время цена на нефть пойдет вверх. А если нет? Тогда этот план просто навернется? 

Глава Центробанка, до прихода которой на эту должность почему-то с рублем было все более или менее, тоже выдает свои прогнозы. Она думает, что по году инфляция может превысить 15 процентов, потребительские цены достигнут пика в 17 процентов в марте — апреле, а затем рост цен начнет замедляться и к концу года составит 11 процентов. Это радует, но для чиновника такого уровня уместны не предположения, а точный расчет, необходимые в такой ситуации индикаторы. Но сказать, что рубль ниже какого-то уровня не упадет, а инфляция не поднимется, цены не вырастут, — значит взять на себя ответственность. А кому это нужно? Набиуллиной? Силуанову? Улюкаеву? 

Конкретнее оказалась Госдума. На 18 февраля депутаты наметили рассмотрение поправок в законодательство о порядке расчета налога на доходы физических лиц. Плоскую шкалу могут заменить прогрессивной. То есть у кого больше доход, тот больше и платит. Рискну предположить, что ничего из этого не получится, закон не пройдет, как уже не раз было. Но если все-таки его примут, то тринадцать процентов подоходного налога останется только для тех, кто зарабатывает не более пяти миллионов рублей за год. Всем, у кого выше, закон предложит активнее делиться с государством, что есть во многих странах. 

В заключение приведу одну цифру. Чистый вывоз финансовых средств из России за границу за 2014 год составил 151,5 миллиарда долларов. Но это не имеет никакого отношения к нашей теме. Или все же имеет? 

 Александр Гикало
comments powered by HyperComments