Демонизация Путина: Чем же лучше мальчики с айфонами?

Демонизация Путина: Чем же лучше мальчики с айфонами?
Что же они так засуетились, занервничали? Выборы Президента России будут только в 2018 году, а американские политики открыли пальбу изо всех пропагандистских орудий уже сейчас. Калибр вооружений приличный, а цель пока одна: действующий лидер Российского государства Владимир Путин. Хотя о целях можно и поспорить: поразить хотят и всех нас, внушить свое понимание российского выбора.

Трудно предположить, что Владимир Путин вообще не задумывается о президентских выборах. Если бы даже он сам так сказал, ему бы никто не поверил. Думает, еще как думает — если не о себе, то о преемнике. Но, во-первых, еще так много времени даже до старта избирательной кампании, во-вторых, перед страной в последнее время встало множество проблем, решение которых несравнимо по значимости с процессом голосования за президента. Путин, как это было всегда, сохраняет интригу до последнего. Не будет, полагаем, иного подхода и сейчас. В этом есть свой замысел. Он состоит в том, что готовящийся к выборам действующий президент и работающий в обычном режиме глава государства — это большая разница как для него самого, так для общества.

Но они-то чего суетятся в своих Штатах? Казалось бы, у самих президентские выборы на носу, борьба между кандидатами идет упорная, и исход не так уж ясен. А они глаголом и телефильмами пытаются жечь сердца наших людей, чтобы убедить нас сделать выбор, отличный от Путина. 

Тут несколько причин. Прежде всего, дело в том, что, кого бы ни избрали американцы себе в президенты, Америка останется Америкой, со всеми своими достоинствами мировой державы и недостатками, которые они тоже записывают себе в достоинства. С новым президентом появятся и новые нюансы во внешней политике, приятные или нет, продуктивные для отношений с Россией или совсем наоборот, но все равно, кто ни стал бы американским президентом, он, как и все общество, останется зараженным бациллой мировой гегемонии. Вот с этих позиций они и смотрят на мир.

И что же видят — некогда послушная Россия вдруг не просто взбрыкнула по какому-то частному случаю, а вообще пытается развернуть мировые взаимоотношения в прагматичное и удобное не только для себя, но и для многих стран русло. Тут и выдумывать нечего, мы же все понимаем, что этот тон в российском голосе появился с приходом на пост президента Владимира Путина, нравится это кому-то или нет, но это ведь так. И американцы это понимают. Но знают они и другое — нашу российскую властную практику, когда со сменой национального лидера очень возможно отступление с прежних позиций. Потому ничем иным нельзя объяснить пропагандистский навал н Владимира Путина, стремление уже на дальних подходах к выборам изменить отношение к нему большинства в российском обществе.

Как не вспомнить только что состоявшийся юбилей первого российского президента Ельцина. Не стану сегодня оценивать степень приобретений и потерь в годы его правления — другая у нас тема. Но и без сопоставления того и другого мы понимаем, что он был удобен Штатам. 

Сегодня вить веревки из нашей страны не очень получается, как ни пытаются, все веревка то в узел закручивается, то петлей для кого-то оборачивается. Мы, конечно, непохожий на других народ. В выработанной трудными веками, что ли, генетике живет код веры в лидера, надежда на него даже при неблагоприятном качестве жизни.

Если это не так, то как объяснить такую простую вещь? В Молдавии, которую сотрясают протестные акции, скажем, ВВП страны вырос за 2015 год только на один процент. И это мало, так как производство валового продукта — это зарплата, рабочие места, отчисления в бюджет и так далее. У нас же падение ВВП на три процента. А акций протеста нет. И больше того: рейтинг нынешнего президента колеблется в пределах 85–90 процентов. 

Если бы сегодня состоялись выборы, вы понимаете, чем они закончились бы.

Вот это и подогревает американских политиков. Вот потому и предпринимается попытка использовать время до выборов для дискредитации Владимира Путина то заявлениями о его коррумпированности, то о его несметных богатствах, то рассказами о дочерях, то о личной причастности к убийству перебежчика Литвиненко. Высказывания и вбросы на этот счет средствами массовой информации принимаются и поощряются в госдепе США. Ну, можно предположить, что это госзаказ администрации Обамы, такой же, какой проводится и через поддержку отдельных российских политиков из так называемой несистемной да и системной оппозиции, которая порой слово в слово повторяет американское отношение к Путину и России.

Предвыборное шевеление началось уже и у нас. Владимир Путин, как мы уже сказали, пока не принял решения о своем выдвижении на пост главы государства на выборах в 2018 году. А вот, скажем, Григорий Явлинский как бы обозначился. Правда, еще предстоят до президентских парламентские выборы. Одним словом, уже сейчас начинается разбег для прыжка хоть туда, хоть сюда. Но в качестве обозначения своей политической позиции Явлинский выбрал крымскую тему. Он, как известно, сразу заявил себя противником вхождения полуострова в состав РФ, что совпадает с одной из составляющих антироссийской западной политики.

Ну ладно, имеет политик Явлинский такое мнение, так и имеет право. Но выбрать его для накопления предвыборных очков просто неразумно. Выбирать и Госдуму, и президента будут не в Америке, а в России, а данные даже не очень лояльных к власти исследовательских агентств показывают, что для подавляющего большинства граждан страны лозунг «Крымнаш!» не просто слова. Так что на политические дивиденды в предвыборной гонке, затем и на их конвертацию в голоса на самих выборах надеяться нечего.

Понятно, что это первая российская предвыборная ласточка. Пусть будет и такая, пусть будут и другие — мы разберемся сами. Так думаем мы, но наши друзья в Америке думают по-другому. Они ведь собираются выбрать нового президента, и соревнование кандидатов идет и в этом виде политического спорта, который можно сформулировать так: «Выберите меня президентом, и я поставлю на место зарвавшегося Путина…».

То есть демонизация Путина — это способ воздействия на собственного избирателя? 

Отчасти так. Но есть и внешнеполитические цели. Их две. Первая — продолжение политического курса «Россия — без Путина». Это у всех американских кандидатов в президенты на устах, разве что Трамп на словах выступает за сотрудничество, что, кстати, приносит ему очки в гонке. Иные, конечно же, интересы своей страны видят ущемленными тем, что наш лидер, замахнувшийся на глобальный миропорядок по американскому образцу, хочет отобрать у Штатов функцию мирового гегемона. И они решили: нет человека в Кремле — нет и проблем, забыв, правда, что это мы будем решать.

Вторая причина демонизации — это решение сирийской и вообще ближневосточной, украинской проблем, темы антироссийских санкций. Штатам все труднее удержать своих европейских союзников в своем антироссийском русле. На это тратится очень много сил. Так не проще ли изобразить Путина в таком виде, чтобы сотрудничество с диктатором, коррупционером, покровителем воров и душителем свобод и его Россией выглядело моветоном? А что — можно и попробовать. Пробуют, хоть до выборов далеко, проверить крепость Путина и России шершавым языком пропаганды.

Тем более сейчас, скажем так, подходящий момент. И Путин, и в целом страна проходят острый период испытания кризисом. О том, что это вызов серьезный, говорит даже тот факт, что пропала оптимистическая риторика на сей счет: мол, нам не страшно, мы и это преодолеем. Верю в то, что это обязательно уйдет, хотя к антикризисным действиям власти у нас много вопросов и далеко не все ее антикризисные действия мы одобряем.

Но это мы, граждане своей страны, имеющие право выбирать президента, оценивать его действия и находить свои методы воздействия на власть. Но чужие попытки раскачать ситуацию в России нам претят. И пусть этот наш настрой сохранится, потому что есть в запасе у «друзей и партнеров» и насильственный сценарий. Он заключается в том, чтобы создались в стране такие условия, при которых Путин ушел бы сам или хотя бы не стал баллотироваться в 2018 году.

Давайте поразмыслим, вспоминая нашу историю вековой давности, события девяностых. Когда наступила для народа эра счастья и была ли она после насильственного свержения одних другими, хотя при каждой революции нам рисовали картины идеального будущего. Мой призыв — это не уход от нашей темы. Ваши мысли, знания, позиция — ее продолжение. Поделитесь?

Александр ГИКАЛО.

Фото: www.golovachev.ru

Радио «Краснодар»