" />

Диалоги о власти: эффективность государства

Диалоги о власти: эффективность государства
Эта рубрика — «Диалоги о власти» увидела свет в первоянварском номере «Вольной Кубани». А материал назывался, как вы помните, «Президентство: награда или крест?». Тогда главный редактор Виктор Ламейкин и известный российский писатель Сергей Платонов обстоятельно, порой полемично, но в целом конструктивно обсудили целый спектр жгучих проблем современной России, идущей к всенародным выборам президента…
Актуальная публикация имела широкий общественный резонанс, добрую заинтересованную реакцию читателей «Вольной Кубани» и портала «ВК Пресс» (где также был помещен этот материал). Прозвучали и предложения продолжить в краевой независимой газете и на информационно-аналитическом портале публикацию диалогов о власти, о политике. Названо, кстати, немало злободневных тем…

Ну что ж, ваши предложения, друзья, нами приняты. Постараемся быть вам полезными. Читайте. Дополняйте. Спорьте.
И пишите нам в «Вольную Кубань».

Виктор Ламейкин: Страна накануне церемонии приведения президента к присяге. Уверен, что это не только важное символическое и завершающее выборный процесс событие, но и повод еще раз задуматься и президенту, и всем нам, как сделать государство эффективнее, а жизнь простых людей — лучше. В связи с этим первый вопрос: что такое эффективное государство?

Сергей Платонов: Государство — это не благоустроенные здания и персональные автомобили. Хотя и без этого нельзя, но лучше в скромном варианте. Эффективное государство — это совокупность институтов власти, состоящих из добродетельных, компетентных и ответственных людей. Для того чтобы эффективно управлять государством или отдельными его частями, а также корпорациями, необходимо прежде всего знать нравственные законы человеческой жизни и правила общежития. Мыслители — от Аристотеля, Спинозы, Гоббса, Гегеля и Маркса до Герцена, Кропоткина и Ленина — постарались задолго до нас разработать и привести эти законы в определенную систему. Знание и следование этим законам позволяют большему количеству добродетельных (меньшему — порочных) людей занимать управленческие посты.

В. Л. Согласен. Какие еще условия необходимы для того, чтобы власть своевременно замечала требующие решения проблемы и могла их оперативно и качественно решать? Чему бы ты отдал предпочтение — лояльности кадров или их профессионализму? Ведь императоры Петр I, Екатерина II, да и другие правители на важные посты очень часто приглашали иностранцев. Теперь это тоже возможно. Но не будет ли здесь конфликта интересов? Ты в своей книге «Путин — приемный сын Ельцина» ругаешь «царя Бориса» за то, что он окружил себя иностранными консультантами…

С. П. Признаюсь, ругал, но за то, что он позволил им использовать себя в ущерб России. В принципе, нельзя отдать предпочтение либо лояльности, либо профессионализму. Дурак-патриот наломает дров, а нелояльный специалист навредит еще больше. Здесь должно быть разумное сочетание одного с другим. Так что еще одно из главных условий эффективности власти — умение, или компетентность. Самое пустячное дело обречено, если его исполнение поручено невеждам. Помните у дедушки Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». Также очень важно видеть главное звено в цепи необходимых действий. Только при таком условии сработает золотое правило управления, когда 20 процентов усилий дают 80 процентов успеха. Если хвататься за второстепенное или за все сразу, выйдет с точностью до наоборот: 80 процентов усилий дадут КПД в 20 процентов. А то и, как было у паровоза, не больше пяти процентов. Итак, управленческий эффект зависит от правильных усилий компетентных кадров.

В. Л. Немедленно возникает вопрос: где их взять? Немало умных и образованных, таких, как, например, Гайдар и Ко, проводили политику и практику социал-дарвинизма, не беря в расчет бедствия масс, отвергаемых ими от благ цивилизации системой созданного ими криминального капитала. Или уподобляются ханжам, таким, как председатель ЦБ Набиуллина и ректор ВШЭ Кузьминов (кстати, супруги). Одна упрекает людей, и прежде всего пенсионеров, в том, что, мол, сами виноваты в бедности — не умеют копить. Другой объясняет причину бедности огромного числа наших сограждан их неудачными судьбами. Есть и такие, которые, объявляя себя нелояльными к власти, на деле становятся нелояльными к стране — как Козырев, Калугин, Касьянов, Пономарев и подобные им деятели. Это люди с пониженным чувством исторической ответственности перед предками, современниками и потомками. А то и настоящие предатели. Есть и такие, как иуда Горбачев, который в хищениях замечен не был, но страну развалил. Так что отбор достойных кадров — задача архисложная. Тут недавно один либерал, то ли с отчаяния, то ли для смеха, предложил пригласить на командные посты 30 тысяч голландцев…

С. П. Можно и голландцев, но они первым делом начнут обустраивать улицы с красными фонарями, открывать кафе для курения марихуаны, введут эвтаназию и т. д. Кстати, наши крупные корпорации уже пробовали с иностранцами — и ничего не вышло. Почва, видимо, не подходит. Если по-серьезному, подбор кадров — вопрос архинепростой. Помнишь лозунг: «Кадры решают все»? И самые верные способы — выборный процесс и ротация на невыборных должностях. Недавно восемь кандидатов рвались к высшему в стране посту. Но избиратели семерых забраковали, отдав предпочтение тому, кто действительно достоин руководить страной. Были просчеты и при выборах. Вспомним президента — самодура и пьяницу. Но все же лучше выборного сита еще ничего не придумали. Хотя случаются ситуации, когда выбирать приходится лучшего из худших. Очень плохо, если выборы превращаются в протестное голосование. Когда избирают одного не по его достоинствам, а в пику другому. «Оба варианта хуже», — любил говорить в таких ситуациях «вождь всех времен и народов».

Когда-то к управлению в Европе допускали только богатых. В эпоху Возрождения этот способ дал поначалу великолепные результаты. Свидетельство тому — прекрасные города, достижения науки и искусства XII–XIV веков. Но потом управление выродилось в борьбу семей-кланов. Романтическая история о Ромео и Джульетте есть на самом деле гениальное художественное изображение великим Шекспиром такой борьбы в итальянском городе Вероне. Об этом же и другое его творение — «Венецианский купец». То же самое в эти времена творилось на севере Европы в бельгийском Брюгге и в русском Новгороде. Чтобы примирить эти семьи-кланы, приходилось призывать к управлению нейтральных иноземцев или единоплеменных правителей-соседей. Именно в такой ситуации новгородцы пригласили Александра Невского из Переяславля…

В. Л. Читая твои сочинения о власти, я заметил, что ты считаешь взятки меньшим злом для эффективности государства, чем кумовство. Можешь объяснить почему?

С. П. Взятки дают за дело, которое взяткополучатель совершает либо в рамках своих должностных полномочий, что не так и страшно, либо за их пределами, что гораздо хуже первого способа. Кумовство, как и дублирование управленческих и контрольных функций, действует разрушающе на сам процесс управления. Это два рукотворных фактора. Первый ведет к резкому снижению компетентности кадров, второй — к безответственности.

В Российском государстве около 200 контрольно-надзорных органов. Но назвать их эффективными придет в голову только безнадежному оптимисту. Трагические события в Кемерове и множество им подобных указывают на необходимость радикальной реформы в этой сфере. При этом у нас прокуратура является также органом общего надзора. То есть надзирает за исполнением законов в любой сфере. Так, может, целесообразно сократить большинство контрольно-надзорных органов, передать часть их штатной численности прокуратуре, чтобы она сама организовывала и проводила большинство проверочных мероприятий, а не только фиксировала проверки других контролеров? Не зря сказано: у семи нянек дитя без глаза. За 2017 год прокуратурой выявлено 13 тысяч случаев грубого неисполнения требований закона самими проверяющими. Спокон веков тянется канитель о смягчении строгости российских законов повсеместным их неисполнением.

К сожалению, мы веками приучались к кумовству и воспринимаем его как должное. В современной политической истории есть вопиющий пример такого рода, когда обычный, то есть средней руки торговец мебелью, наш земляк из Абинского района Анатолий Сердюков в считанные годы стал министром обороны по протекции тестя, близкого к президенту и премьеру страны деятеля. Такого быть не должно! Кстати, дело «маршал Табуреткин» завалил, а хищения казенного имущества при нем были поставлены на поток. А ведь это оборона!!! Метастазы кумовства, поразившие сами органы власти и финансово-банковскую сферу, теперь проникли даже в науку и медицину. Чего раньше в таких масштабах никогда не было. Так, за последние годы в более чем 20 научных учреждениях Академии наук РФ отцы-академики передали бразды правления своим деткам. Федеральные и региональные медицинские центры тоже передаются по наследству, как обычное имущество. Еще один бич — покупка должностей. Даже в судах. Как от этого избавиться? Рецепт тот же — выборы. И судей тоже.

В. Л. Печально, но факты, увы, упрямы. А что еще, какие материальные и моральные стимулы работают на повышение эффективности власти?

С. П. Политическая конкуренция — единственное лекарство. Обрати внимание, в успешных странах правительства формируют коалиции из нескольких партий. У нас — политическая монополия. Это не есть хорошо. Теперь о стимулах. Прежде всего это старое как мир правило кнута и пряника. Достойные оклады, за успех — вознаграждение и продвижение по карьере, за неудачу — порицание вплоть до лишения должности и ответственность рублем. Сегодня за ошибки чиновников платит государство, то есть мы — налогоплательщики. Да, граждане, пострадавшие от действий или бездействия власти, должны получать компенсацию, в том числе за причиненный моральный вред, от государства. Но потом оно должно предъявлять регрессный иск к чиновникам, виновным в причинении такого вреда гражданам. И надо прививать, поощрять почти неведомую нам культуру добровольных отставок.

В. Л. Как это — «поощрять добровольные отставки»?

С. П. Поощрение добровольных отставок должно выглядеть так. Если выборное должностное лицо или чиновник осознал провальность своих усилий или совершил недостойный проступок и ушел добровольно, он может рассчитывать на другую посильную должность. Не уходишь, упираешься — тебя «уходят» без права на реабилитацию в этой сфере. У нас даже в политике лидеры партий, неоднократно проигравшие парламентские выборы, в отставку не подают (Зюганов и Жириновский тому примеры). Они свято уверовали в свою незаменимость и не дают роста другим. Один бубнит одно и то же об антинародном режиме, другой экстравагантностью поведения сводит на нет оригинальность многих своих идей. Или министр природных ресурсов довел проблему свалок до того, что они травят жителей поселений. Сам президент вынужден свалками заниматься, но с министра — как с гуся вода. А ему бы публично сказать: уходишь сам — доверим рекультивировать одну из свалок, не уходишь — пойдешь в тюрьму за халатность и причинение вреда здоровью граждан.

В. Л. Давай поговорим о более низких ступенях власти. Как говорится, ближе к земле. Спустимся на уровень регионов, муниципалитетов и предпринимательских структур. В твоей книге «Искусство управленческой деятельности» мое внимание привлекло утверждение, что частая смена управленческих приоритетов приводит к дезорганизации любой деятельности.

С.П. В обыденных делах мы нередко говорим: он хватается за все и ничего не доводит до конца. Так и в управлении. Будешь часто ставить перед подчиненными новые задачи — вынудишь их хитрить, создавать видимость работы, а желаемых результатов не будет. Кстати, одна из причин недостаточной эффективности некоторых федеральных ведомств, да и правительства в целом, есть частая смена приоритетов. Малый и средний бизнес, обманутые дольщики, инфляция, пенсии, дороги, благоустройство городской среды, ЖКХ, здравоохранение, аптечное дело… Чем только не озадачены наши управленцы! И редко где найдешь надлежащий порядок. Зато уровень бюрократии у нас достиг абсурда. И по количеству чиновников, и по эффективности. Дошло до смешного: чтобы убрать во дворе упавшее от ветра или старости дерево, управляющая компания должна обратиться за разрешением о его распиле в департамент природопользования. Хотя «распил» кое-чего другого происходит мгновенно. А в это время горят убогие дома престарелых и растет смертность. Особенно в таких исконно русских регионах, как Псковская, Новгородская, Тверская, Ивановская области. Хотя при оценке в них ситуации следует брать поправку на больший, чем где-либо, отток молодежи в Москву и Санкт-Петербург. Потому и смертность выше. И здесь причина не в медицине, а в условиях жизни и труда.

В. Л. Давай обратимся к эффективности при решении самых острых проблем. Аварийное жилье и бедность значительной части сограждан. Статистика говорит, что с переселением из аварийного фонда дело продвигается, а бедность не уменьшается. Почему?

С. П. Здесь два парадокса. Шума и даже усилий немало, а количество аварийного жилья и бедных в реальности не уменьшается. Пока расселяем из одних аварийных помещений, другие приходят в негодность. Одних вытаскиваем из бедности, другие переходят в положение бедных. Почему? А потому что, во-первых, власть обманывает себя и людей, когда определяет количество аварийного жилья и количество бедствующих людей. Для этого придумали два лукавых понятия: понятие «ветхое жилье» и понятие «прожиточный минимум». Мол, в ветхом жить нельзя, но неопасно для жизни. Для благополучных граждан поясню, что аварийное — это то, из которого по всем соображениям надо выселять сразу же, как только оно признано таковым. Но этого почти нигде не происходит. И потому одни, ожидая переселения, годами живут в ветхих, а на самом деле аварийных строениях; другие, балансируя на грани прожиточного минимума, при каждом отрицательном изменении экономической ситуации моментально впадают в бедность.

Как думаешь, если мы обратимся в муниципалитеты края, в профильные краевые организации, мы обнаружим расписанные в деталях по объемам и срокам программы борьбы с бедностью? Думаю, что не обнаружим. Программы помощи бедным есть, а программ борьбы с бедностью нет. Нет такой программы и на федеральном уровне. Оттого и такая эффективность. Обычно власть обходится нейтральными мерами по социальной защите населения. А надо не защищать от бедности, а ликвидировать ее в том безобразном виде, который имеем. Очевидно, понятия богатства и бедности относительны. Но без отказа от понятия «прожиточный минимум» мы вперед к понятию «достаток» не продвинемся. Не потому ли в недавнем отчете перед Государственной Думой Д.Медведев сказал, что бедность остается самой острой и большой проблемой и для ее решения необходимы усилия всего государственного механизма. 

По секрету скажу, что самая продуманная система обеспечения жизни в достатке создана в Германии. Не грех бы и позаимствовать. Не хватит средств? Займите у богатых. Выпустите беспроцентные государственные облигации для формирования фонда «Достаток» под патронажем председателя правительства. А сумму средств на их покупку, да еще и в двойном размере, освободите от налогообложения. Не подходит такой способ — можно повысить акциз на бензин и собираемые средства направлять в тот же фонд «Достаток». Граждане, имеющие автомобили, априори не бедны. Хорошо бы президенту (на церемонии приведения к присяге) объявить о таких или подобных мерах. Начать надо хотя бы с какой-либо общероссийской кампании. Например — «Здоровые зубы — здоровая старость». А то ведь на беззубых стариков и смотреть больно.

В.Л. В предыдущей январской беседе ты утверждал, что набившая оскомину проблема обманутых дольщиков превратилась в своеобразную лакмусовую бумажку низкой эффективности власти, причем всех ее ветвей, и потому указывающую, скорее всего, на некоторую их импотенцию. Казалось бы, министры, губернаторы, депутаты, СМИ, общественные организации дольщиков колотятся и колотятся, вроде не бездействуют, но сдвиги очень скромные. Так что же далее?

С. П. Первой на проблему обманутых дольщиков отреагировала Госдума. Еще в 2004 году для их защиты депутаты приняли теперь всем известный закон № 214. Потом Госдума много раз возвращалась к проблеме, и с 2010 по 2018 год в акт, состоящий всего из 27 статей, было внесено около 100 (!) поправок. Верховный суд РФ в 2013 году обсуждал эту проблему на своем пленуме. Но решительных выводов сделано не было. Исполнительная власть — от правительства, губернаторов и до местных администраций — множество раз обещала разобраться и навести порядок в долевом жилищном строительстве. 

Конечно, кое-что делалось, но в режиме ненадежного ручного управления. А потому воз и ныне там! Немалое число застройщиков как исчезали, так и продолжают исчезать с деньгами дольщиков. Что подтверждают и недавние негативные события в мэриях Краснодара и Сочи. Каковы перспективы? Похоже, никаких, так как сам Д.Медведев в недавнем отчете правительства Госдуме заявил, что этот способ возведения жилья себя не оправдал, необходимо от него отказываться и переходить к более надежному способу — банковскому жилищному кредитованию. Добавлю к этому, что действующий Гражданский кодекс в статье 50 на такой способ давно указал. Это жилищно-строительные кооперативы. Уверен, миллионы граждан хотят услышать от президента, что он планирует предпринять для радикального решения этой проблемы.

В. Л. То есть глава правительства наконец-то прозрел. Но почему для этого понадобилось почти 15 лет?

С. П. Причина — в бешеном лоббизме застройщиков из-за высокой нормы прибыли и в том, что очень многие из них связаны с чиновниками. Так, например, в Москве такой крупнейший застройщик, как СУ-155, «курировался» влиятельнейшим вице-мэром правительства Москвы, а в Краснодарском крае лидер на рынке жилья «Девелопмент-Юг» опекался известным нам с тобой очень симпатичным вице-губернатором… И так почти везде по необъятной России.

В. Л. Давай поговорим о внешней политике. Насколько она эффективна? Недавно мы сообщали читателям о выходе твоей новой книги под довольно нетрадиционным для таких сочинений названием «Провалы во внешней политике России». Почему акцент на слове «провалы»? Нет ли здесь преувеличения недостатков? И можно ли вообще говорить об эффективности внешней политики…

С. П. Конечно, можно. Меньше провалов — больше эффективность. Это если кратко. А если подробнее, то основной и стратегический недостаток российской внешней политики есть ее частый оборонительный характер, а отсюда и нередкая робость нашей дипломатии. Именно о таких состояниях я пишу в книге. А вот когда мы избавлялись от этих пороков, эффект сразу возрастал. Вспомним Карибский кризис. Или теперешние действия в Сирии. Завезли ракеты на Кубу, и пришлось янки убирать свои «першинги» из Турции и Италии. Одних резких заявлений, как в 2007 году в Мюнхене или при оглашении недавнего послания к Федеральному Собранию, недостаточно. Необходимы, наверное, столь же резкие, а правильнее сказать — дерзкие действия. Одним словом, эффективность внешней политики — в ее наступательности, а также в использовании вооруженных сил как главного инструмента внешней политики. Мы же все уповаем на традиционную дипломатию. И пока больше обороняемся.

И потому немало провалов. Назову лишь самые наглядные из них. Это то, как мы просмотрели превращение Украины из дружественного во враждебное государство. Или как допустили приближение войск НАТО к нашим границам. Можно исправить положение? Можно, если перейти от обороны к военно-дипломатическому наступлению. Например, путем объявления ультимативного требования к НАТО о возврате его военных контингентов к тому положению, которое было на момент развала СССР. И предупредить, что при игнорировании ультиматума Российское государство в целях исправления ситуации, имеющей явные признаки подготовки к агрессии, будет вынуждено применить имеющиеся в его распоряжении средства, в том числе ядерные. Да-да, и ядерные в том числе. Разве не для сдерживания агрессоров они создавались?! Уверен, в приграничных странах их граждане тут же присоединятся к нашему требованию, заблокируют деятельность военных баз, и те вынуждены будут убраться восвояси. А почему бы не взять на вооружение пример Израиля, который периодически наносит удары по военным объектам в соседних Иране, Ливане и Сирии? И что, кто-то еврейское государство за это наказал?

В. Л. Такими заявлениями можно и беды навлечь на свою голову. Хотя, если сидеть сложа руки, можно получить военную катастрофу июня 1941 года. Наверное, ты прав. Да и пример Израиля убедителен. Итак, резюмируем: какой главный вывод из того, что мы обсудили?

С. П. Основные направления внутренней и внешней политики государства правильные, но недостаточно эффективные. КПД — низкий! Поэтому надо, не откладывая на потом, срочно его повышать. За счет лучшей организации власти, новых технологий и современных кадров. Как, к примеру, в свое время в считанные годы перешли с паровозов на электровозы. И составы стали тяжеловесными, и передвигаться стали быстрее. А теперь бы от электровозов перейти на ядерновозы. Что же мы — атомные станции по всему миру строим, а сами ядерной энергии побаиваемся. Но и зарываться с мегапроектами нельзя. На днях объявлено о планах полета на Луну. А может, лучше президенту и правительству мобилизовать себя и всех нас на решение проблем бедности, с жильем, здравоохранением? А Луна пусть подождет. Дольше ждала…

Читайте также на "ВК Пресс": Диалоги о власти: президентство — награда или крест?

comments powered by HyperComments