" />

Друзья и партнеры: Придут ли печали, откуда не ждали?

Друзья и партнеры: Придут ли печали, откуда не ждали?
Вот и дождалась Белоруссия светлого дня: Совет ЕС по иностранным делам частично снял санкции, действовавшие в отношении республики и ее президента Александра Лукашенко.
В санкционном списке было 170 лиц, их активы, если таковые существовали, размораживаются, а лицам, в том числе и президенту Александру Лукашенко, теперь будет разрешен въезд в страны Евросоюза. Вообще не очень было заметно, что белорусский президент сильно страдал от того, что его где-то не жалуют. И потому надежда на европейское послабление связана совсем с другими ожиданиями.

Что же сделала Белоруссия, чтобы стать привлекательнее для Европы? Если коротко, то в Белоруссии всего лишь освободили политических заключенных. Насколько они были политическими заключенными для самой Белоруссии — в этом следует хорошенько разобраться, имея в виду белорусское законодательство. Но таковыми на Западе считали группу осужденных людей. И вот теперь прилипшее к Лукашенко определение «последнего диктатора Европы», скорее всего, будет забываться. Хотя министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер не так оптимистично настроен:

«Конечно, мы не настолько наивны, чтобы верить, что Белоруссия изменится за один день. Мы будем следить». 

Ну что ж, и мы тоже будем следить не только за тем, как эта история закончится, но и за тем, что это значит для НАШЕЙ СТРАНЫ. И начнем уже сейчас.

Александр Лукашенко, в целом дружественный для России политик, все же отличался некоторой экстравагантностью, время от времени шокируя антироссийскими выпадами по разным поводам. Но в целом, во всяком случае на словах, находился в русле дружественных отношений с руководством России. Ответные действия были такими же. Если и пережила Белоруссия санкционное давление Европы, то во многом благодаря России. Александр Григорьевич умело использовал и союзнические отношения, и интеграционные условия для смягчения ситуации внутри своей страны за счет экономических и финансовых преференций со стороны России. И это нормально. Зачем тогда огород городить с Союзным государством, с Таможенным союзом, Евразийским экономическим союзом, если каждый сам по себе?

Вот и были вместе. Надо Лукашенко кредиты — за ними больше ехать ему некуда было, кроме России. Приезжал и получал искомое. Пока Россия сама была на плаву — побольше, сейчас, когда бюджет принят с дефицитом, — финансовые отношения поскромнее. А кредиты Белоруссии по-прежнему нужны. Поэтому белорусский президент сообщением о снятии санкций как бы удовлетворен. Но тут же поставил своему правительству задачу активизировать работу с различными банковскими структурами ЕС, а также с потенциальными инвесторами. Он подчеркнул, что страна открыта для сотрудничества с Международным валютным фондом, но в то же время предостерег своих чиновников: только не надо пресмыкаться, «мы ни под кого не должны прогибаться».

А вот этого при всей гордости не получится. Международные финансовые организации — это давний действенный ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТ, завязший в них коготок грозит если не гибелью, то неволей всей птице. А без околичностей так: они, в первую очередь МВФ, давая деньги, заказывают и политическую песню. Примеры тому — вся Восточная Европа, а самый показательный трюк — это Украина. Весь вопрос, если говорить о Белоруссии, в том, готов ли Александр Григорьевич кардинально менять политические мотивы. Давайте поставим вопрос еще жестче: развернутся они лицом к Европе, показав России тыльную сторону фигуры?

Не надо думать, что мы стремимся представить Александра Лукашенко, который единолично выстраивает политику своей страны, хитромудрым и готовым предать давнего, а в некоторые моменты и единственного союзника. Не так он прост, как может кому-то показаться. Но в политике случается так, что обстоятельства бывают выше собственных предпочтений, что они тобой управляют, а не ты ими. 

Радуясь европейскому послаблению, Лукашенко не может не понимать, что дело ведь не столько в Белоруссии, сколько прежде всего в России. Тут есть несколько моментов.

Европа обложила Россию торгово-экономическими санкциями, мы приняли ответные меры. Европейскому бизнесу сложно проникнуть на российский рынок напрямую, вот и ищутся обходные пути, в том числе через Белоруссию. Это не банальный прямой транзит товаров из Европы в Россию через Белоруссию. В эту страну могут прийти инвестиции европейского бизнеса, могут быть созданы совместные предприятия, вот эти товары с белорусской маркой вполне могут двигаться через нашу границу.

Момент второй — политический: Западу удалось обложить нашу страну недружественными государствами. Разрыв в этом кольце — Белоруссия. Лукашенко упирается, он как гвоздь в сапоге для Европы. Его, конечно, снятием части санкций пытаются умилостивить. Только вряд ли он станет полностью своим, понимая, что Россия для Белоруссии не просто сосед. Но ведь Запад спит и видит, как сменить белорусского президента, все санкции именно эту цель и преследовали. Они все для этого делают и надеются на смену власти в Белоруссии.

А ведь какая картинка бы взору Европы открылась: Прибалтика, Украина, непонятная пока Молдавия, на юге — Грузия, мечущийся Азербайджан, и как целостность круга обеспечил бы уход из-под российского влияния Белоруссии. Это не я придумал, это уже сказано. В польском МИДе, например, заявили, что Польша также поддерживает снятие санкций, но поляки пообещали сделать это только при одном условии: Минск должен пойти на сотрудничество с Брюсселем. Вот где собака порылась! И если политики старой Европы об этом помалкивают, то бегущие впереди общеевропейского паровоза новообращенные сдержаться не могут и выдают истинные цели.

Так и мы готовы порадоваться как за снятие против Белоруссии части санкций, так и за то, что белорусы выдержали напор недоброжелателей. Белорусы — не просто наши братья и союзники по нескольким интеграционным направлениям. Это важнейший геополитический партнер России. Белоруссия нужна России не меньше, чем Россия Белоруссии, если подойти прагматически. Однако это уже не снимает озабоченностей. России подан тревожный сигнал. Он формулируется в одном вопросе: устоит ли Лукашенко перед соблазнами?

Я лично в этом не уверен. Давно и прочно мучает меня одно обстоятельство: почему, например, не слышно из уст Лукашенко братской поддержки России в борьбе против международного терроризма на территории Сирии? Почему так мутно представлена позиция в отношении Украины? Белоруссия молчит и о том, хорошо ли, что Крым вернулся на Родину. Почему наше руководство говорит о военно-воздушной базе на территории Белоруссии как о контрмере на усиление натовской группировки в Восточной Европе, а Лукашенко ставит под сомнение возможность устройства такой базы? Наверное, мы чего-то из того, о чем говорят президенты России и Белоруссии в Сочи, не знаем. Но все равно Россия и Белоруссия — это не только Путин и Лукашенко, но и НАРОДЫ двух стран. А они должны знать, одни ли мы в этом мире или у нас есть хотя бы один надежный друг.

В Кремле отмену санкций в отношении президента Белоруссии восприняли позитивно. Это формулировка пресс-секретаря Президента РФ Пескова. Песков даже обобщил: это, мол, подтверждает бессмысленность санкционных действий. А что он мог еще сказать — все же есть дипломатические нормы. Но ведь дальше-то что? Разве это «дальше» зависит только от Лукашенко? Мы будем сидеть и ждать, какой путь изберет Александр Григорьевич? С Украиной досиделись до переворота.

Мы, конечно, искренне верим в то, что не санкции придавливали Белоруссию к России. Что это добрая воля братских народов держит нас вместе. Но современный мир переменчив… Или нет? Пишите, звоните, заходите.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.

Фото: shitov.ru 

comments powered by HyperComments