Эффективность правительства РФ: Проснитесь, задремавшие на подушке безопасности

Эффективность правительства РФ: Проснитесь, задремавшие на подушке безопасности
Не я один, скорее всего, жду, когда же Президент России если уж не выйдет из себя, то хотя бы повысить тон до уровня командного.
Но он человек сдержанный, терпеливый, не мягкий, но чрезмерно корректный. Даже оценка хамского (это слово употребляем мы, а не он) поведения Запада в отношении России, которое он отметил в своем послании парламенту, была выдержана в дипломатических рамках. Может, они там, в своих Европах и Америках, это оценят, а если уж нет, то нам вроде как и не привыкать: и похуже бывало, но чем закончилось, мы знаем. Резкости же следует добавить по поводу наших внутренних дел. 

Если кто-то ждал, что Владимир Путин в своем Послании непременно скажет про дорожающую гречку, так он ошибся и потому, наверное, разочарован выступлением президента. Не тот случай и не тот жанр, если хотите. Глава государства открыто сказал о главном: страна сегодня стоит перед вызовом. Можно пойти на попятную, склонить выю, подставив под чужое ярмо, а можно и продолжать движение с поднятой головой. Но выбор второго пути должен иметь подкрепление в своей собственной стране. Какая она, таков и выбор — не так ли? Не думаю, что Путин романтик, наивный человек. Произнес правильные вещи, прописал рецепты, скажем противостояния санкциям, и верит, что все подчиненные — в его окружении, в правительстве, в регионах — будут копытом бить, костьми ложиться, чтобы выполнить указание главы государства. Теоретически так и должно быть. А есть ли? 

Наше правительство, привыкшее подремывать на мощной импортной трубе с нефтью и газом, похоже, так и не проснулось. Между тем ситуация диктует необходимость принятия если уж не чрезвычайных, то конкретных мер. Понятно, что поставленную президентом задачу, допустим, восстановления промышленности для импортозамещения, одним чохом не решить. Но есть много других направлений, например, на продовольственном рынке, которые при внимании к ним уже будущей весной дадут результат. Что, на мой непросвещенный взгляд, должно было произойти на следующий же день после выступления Путина. 

Министерства и ведомства во главе с премьером засели бы за программы импортозамещения, законодатели прошерстили бы нормативную базу и выявили, что мешает развитию, тут же устраняя это, региональные власти внимательно посмотрели бы, кто и что в большем количестве может дать стране. Итогом должен стать документ, назовите его хоть программой, хоть «дорожной картой», обезьянничая на западный манер. Дело в сути. А она в том, чтобы народ знал, сколько и чего у нас есть самих, что мы должны закупить, кто отвечает за то, чтобы гречка, в конце концов, не дорожала, кто контролирует каждый процесс. И что будет тому, кто в это непростое время саботирует исполнение поручений президента или выполнение стабилизационной программы, если таковая будет. 

Мы, общество, подросло, мы поймем трудности и даже потерпим, если что. Но нас пугает неведение. Нам оскомину набили «прошу правительство рассмотреть возможность», «необходимо увеличить», «нужно добиться». Мы имеем право знать, как призывы эти отзовутся на простой, обычной жизни общества. Вот и все. Примитивно, конечно, но реально и оправданно с учетом момента. Исполнительная власть — она же от слова «исполнение». Будет оно — и не так важно, кто там сидит наверху — Медведев ли или Иванов с Петровым. А то ведь некоторые надеялись, что после Послания президент поменяет правительство. Оно, конечно, и в персоналиях дело, но важнее система, в которой человек не может работать иначе. А у нас пока может. 

Не кошмарить бизнес? Но вспомним, как налоговые инициативы уже дважды в этом году подводили малый бизнес к неизбежности банкротства. Это в начале года и по осени с этими региональными сборами. Пришлось одно отменять, так как более полумиллиона предпринимателей свернули дело, а законопроект с региональными сборами пришлось к третьему чтению пересматривать, потому как прогнозировался тот же результат. 

Это же мы не говорим о медицине, образовании, реформе РАН... А аграрный сектор, куда бюджет планирует всего один процент расходной части, когда в мире тратят в десять раз больше, — он может обеспечить продовольственную безопасность при нашем эмбарго? Почему ваш обозреватель так резко ставит вопрос об эффективности работы того же правительства? Да потому что в тучно-нефтяные годы неэффективность системы вела лишь к экономическим потерям, которые как-то можно было восполнить вливанием из бюджета или стабфонда, а сегодня все может закончиться экономическим крахом на радость «друзьям и партнерам». 

У нас, по моему мнению, хороший президент, он старается. Но ему вряд ли по силам одному все решить. А вокруг него, увы, в том же правительстве, продолжается дискуссия либерального и консервативного направлений. Между тем полезнее всем было бы закрыть рты и хотя бы в стол положить на всякий случай мобилизационный сценарий, чтобы потом не было поздно. 

Пока были богаты с нефти и газа, можно было даже важные решения откладывать на потом, сегодня это «потом» уже маячит. Мы можем охотно ответить на вчерашний вопрос президента, который — неужели снова в воздух? — сказал: «Объективные причины для ускорения инфляции в России есть, а вот почему розничные цены растут при снижении цен в оптовом сегменте, надо разобраться... Основной рост зафиксирован в розничном сегменте, в то время как в оптовом цены снижаются. Вот на 10 процентов на 1 декабря увеличились цены на нефтепродукты при снижении цен на нефть на 35 процентов. Это как вообще понимать?». 

А так и понимать, Владимир Владимирович, что один в поле не воин. Если министры, с которыми вы мягко общаетесь, занимались тем, о чем мы говорили выше, то мясо и птица в ноябре 2014-го не стоили бы на 18 процентов дороже, чем в октябре 2013 года, рыба не прибавила бы 16 процентов, молоко — 14, масло — 15, а злополучная гречка не подорожала бы в полтора-два раза. Инфляция это называется. А она больнее всего бьет по бедному населению, получателям пособий и пенсий. Напомним при этом, что на конец 2013 года доходы ниже прожиточного минимума имели 15,7 миллиона граждан страны. Инфляция раскрутит и этот маховик. Обидно, что внешний враг оказался так кровожаден и коварен. Но ему не удастся попировать, если мы победим врага внутреннего. 

Если говорить о государственных структурах, то это прежде всего отсутствие эффективного управления, на уровне правительства в первую очередь. В составе правительства есть Минэкономразвития. Ну, экономика у нас какая-никакая есть, концы с концами как-то сводим пока, хотя прирост ВВП стремится к нулю. А где развитие? Я специально посмотрел, что говорил Медведев, подводя итоги 2013 года: «Резервы России создают хорошую подушку безопасности для экономики и позволяют говорить, что в целом ситуация под контролем». И вот прошел год. Судя по ценам на нефть, по скорости падения рубля, по инфляции и росту цен, ребята просто продремали год на этой самой «подушке безопасности». 

Не так уж я кровожаден, но нашему президенту Путину все же предстоит подумать о кадровом усилении кабинета министров, потому как жизнь вынудит нас пить свои таблетки, забивать свои гвозди, есть свои помидоры и ощипывать собственного бройлера. Это я, конечно, фигурально выражаюсь. И упаси Господь, никого не хочу напугать страшными прогнозами. Все будет хорошо, если только... Если что? Вот об этом и вы подумайте. А потом пишите, звоните, заходите — обсудим.


Фото: inter-volgograd.ru
Радио «Краснодар»