" />

Громкие коррупционные скандалы в России: Ни дать, ни взять?!

Громкие коррупционные скандалы в России: Ни дать, ни взять?!
«Три белых коня, эх, три белых коня — декабрь, январь и февраль...» Да, только три месяца прошло с последней встречи премьер-министра российского правительства Дмитрия Медведева с губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным. Серьезно, как всегда это делает председатель правительства, побеседовали о делах области. Губернатор докладывал, премьер ставил задачи.
И вдруг на тебе: 4 марта уже этого года, день в день ровно через три месяца, губернатора Хорошавина ввели в здание Басманного суда в Москве, чтобы определить меру пресечения. До этого непривычным эконом-классом рядового авиварейса перевезли через всю Россию, в наручниках, в сопровождении следователей. И ведь хозяйственник Хорошавин, считали, крепкий, и в общероссийском рейтинге область на хороших позициях — бюджет в отличие от подавляющего большинства субъектов РФ бездефицитный. Какой пассаж, то есть странный и неожиданный случай! 

Какой исход благополучной, казалось бы, чиновничьей судьбы... 

Но вот что важно понять: это какая-то нитка порвалась, если еще три месяца назад был вхож и нужен, а тут вдруг взяли да и «взяли»? Это шумовой эффект, чтобы другим неповадно было, или пристрелочный удар из антикоррупционного орудия? 

Погасить эти восклицания и ответить на многие вопросы сможет дальнейшее развитие событий. Одно сегодня ясно: Хорошавин настолько уверовал в безнаказанность и в то, что в России на этой должности все можно, что хранил даже миллиардную наличность — двести килограммов денег — дома! 

А ведь совсем недавно на совещании с губернаторами в Кремле администрация президента, скорее всего, от имени Президента РФ, продиктовала установку на повышение финансовой ответственности, усиление контроля за бюджетными деньгами, советовала избегать «конфликта интересов». Да и сам Владимир Путин не раз предостерегал глав регионов от бюджетного воровства и прочего коррупционного баловства. 

Но видно, с чутьем у Хорошавина не очень. И с чувством меры — тоже. Те, кому это предписано службой, не могли не заметить, что, к примеру, реконструкция Сахалинского областного театра кукол обошлась бюджету в 300 миллионов рублей, во столько же вылилась реконструкция площади, а однозальный кинотеатр из шлакоблока ООО «Росстрой» возвело за полмиллиарда. 

Теперь следствие ищет этим губернаторским благодеяниям в том числе и самые вульгарные объяснения — ведь попался губернатор, как сразу сообщили, на взятке в пять миллионов долларов за... содействие, согласование и разрешение. 

По определению председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, сахалинская история — системная. Если так, то и Сахалинская область выбрана не случайно: самолет ведь летел через всю страну с востока в центр, сколько губерний пересек, пока до Москвы добрался. И каждый губернатор при наших-то коммуникативных возможностях уже знал о беде коллеги и под тревожный гул самолетных двигателей думал: эвона как оно бывает. 

Так что воспитательный момент Кремля удался. Правда, не хотелось бы, чтобы только из-за стремления продемонстрировать наглядную педагогику подобные показательные рейсы пролегли вдруг с запада в центр, с севера, с юга. Раз проблема системная, то системно ее и лечить надо, не обходясь демонстрациями

С другой стороны, лабораторная работа после совещания губернаторов в Кремле — это тоже вещь полезная в смысле наглядности: мы же вас предупреждали о наших возможностях! Так что задуматься руководителям регионов, где вольничают, есть о чем. Наверняка ведь папочки аккуратно сложены там, где нужно. Во всяком случае сахалинская история это показала. Иные просто станут осторожнее, а другие не соскользнут на дурной путь. Хотя еще совсем неизвестно, чем закончится дело Хорошавина. 

Другой московский суд начал допрос фигурантки резонансного дела «Оборонсервиса» Васильевой. Так вот резонансным это дело пока что можно назвать только из-за шума, которым сопровождалось начало расследования. Уж чего только не написали и не сказали тогда: и несметное богатство Васильевой, никак не соответствующее ее доходам на службе, и аресты других многочисленных участников, и миллиарды уведенных из Минобороны средств, и проданные по дешевке непрофильные объекты ведомства. Вот это да, думали все. Вот это раскрутили! А еще полагали: ну, получат по полной! Теперь уж не открутятся ни Васильева, ни вся компания вокруг Минобороны, ни сам министр Сердюков! 

То, что было потом, иначе как позорищем и пародией не назовешь. Сердюков продолжал «стриптизить» на посту министра, и был смещен лишь тогда, когда дальше-то терпеть уже стало невозможным. 

Васильева, его ставленница на «Оборонсервисе», давала интервью, записывала клипы с песнями собственного сочинения, писала картины и стихи, сидя дома и словно издеваясь над следствием. И вот, когда Пресненский суд начал ее допрашивать, фигурантка заявила: «Я все обвинения в свой адрес отрицаю, все действия, совершенные мною, были совершены в государственных интересах». А кто же виноват? По словам Васильевой, ответственность за продажу ряда объектов Министерства обороны лежит на бывшем главе венного ведомства Сердюкове. Что же теперь делать следствию, которое утверждало, что Васильева продала ряд компаний, принадлежащих Минобороны, по заниженным ценам и от каждой продажи зарабатывала внушительное агентское вознаграждение, нанеся государству ущерб в три миллиарда рублей. 

Выходит, Васильеву награждать надо за спасение ведомственных предприятия от банкротства! Так и ключевой свидетель Сердюков это утверждал: выступая в суде в январе, он заявил, что Васильева не нанесла Минобороны РФ никакого ущерба. Наоборот, она помогла министерству избавиться от балласта. 

Трудно предполагать, чем закончится этот суд. Хотелось бы, чтобы справедливым приговором по принципу «Вор должен сидеть в тюрьме». Но смотрите на уже состоявшиеся события в этой истории. Следствие назвало участниками организованной группы Васильевой Ирину Егорову, Ларису Егорину, Юрия Грехнева, Максима Закутайло, Динару Билялову, Екатерину Сметанову. Билялова и Сметанова признали свою вину и заключили досудебные соглашения о сотрудничестве. Год назад был вынесен первый приговор в отношении Биляловой, дали четыре года колонии общего режима и штраф, а позже Мосгорсуд снизил срок до трех лет. 

Что с остальными? Почему генерал Маркин, в свое время так ярко рассказывавший о преступлениях в стане Минобороны, никак не комментирует финал? Нечего сказать или не считают нужным — тоже ведь вопрос. 

Но вернемся к губернаторской практике. До Хорошавина было всего несколько случаев возбуждения уголовных дел против действующих глав регионов. Не стану перечислять, но лишь некоторым назначено реальное наказание. А все больше условно. Чем закончится история Хорошавина — увидим. 

А в заключение прошу вас перевести на русский язык словосочетание «превышение должностных полномочий», в чем обвиняется большинство чиновников, когда их задерживают, а потом вдруг арестовывают? Есть ли у этой формулировки, на ваш взгляд, какой-то адекватный синоним? 

Всего вам доброго! 

Пишите, звоните, заходите.

Фото: bestbisnes.com
comments powered by HyperComments
Похожие материалы