И никого не защитила вдали назначенная встреча. Авиакатастрофа и после нее

И никого не защитила вдали назначенная встреча. Авиакатастрофа и после нее
Сегодня можно говорить о чем угодно и как угодно, но от главной темы не уйти: случилась катастрофа с нашим самолетом над Синайским полуостровом, погибли люди — дети и взрослые, сгинули целыми семьями и поодиночке чьи-то родные, дети, внуки, друзья. 224 человека унесло крушение лайнера.

Страна пережила выходные под прессом этого страшного события. Какими бы мы ни были родственно далекими от тех конкретных людей, чья жизнь оборвалась субботним утром, скорбь каждого из нас безмерна. Горе никого не обошло стороной, мы в такие минуты понимаем, как тонка грань между жизнью и небытием, как уязвим и зависим человек от случайного стечения роковых обстоятельств. И как необходимо и важно сказать живущему, как значим он, как дорог, как любим, как ценен. «Любите меня, пока я жива, пока не остались только голос да слова…» — пела когда-то Вероника Долина. В такие минуты понимаешь, о чем это.

Да разве скорбели только мы в нашей России, потеряв своих граждан! Во многих странах людей захлестнула волна сочувствия: они выражали соболезнование, несли цветы, свечи, детские игрушки к российским посольствам и консульствам в память о погибших. Как ни старались нынешние поводыри Украины отвернуть свой народ от нас, какие бы баррикады и напраслины ни возводили, люди остаются людьми. И в Киеве, и в Одессе, и во Львове граждане несли к нашим посольству и генконсульствам цветы, зажигали свечи в память о погибших в катастрофе.

И тем страшнее бурное ликование нелюдей по ту сторону российско-украинской границы. Не буду пересказывать, чем заполнили соцсети некоторые ублюдки после трагедии с нашим самолетом, чтобы не тиражировать. Но это было очень похоже на их же ликование после сожжения людей в одесском Доме профсоюзов. Тут можно было произнести слова надежды на кару Господню, но, кажется, Господь и так их уже наказал безумием и потерей человеческого облика.

Что с них теперь взять? Но у нас-то, у нас в стране, по которой злой рок нанес тяжелый удар, реакция ожидается другая. О трагедии было известно в субботу с утра. Наше всеядное телевидение тут же перестроилось — никаких скачек. Но что читаю я в Интернете? Пять-шесть московских ночных клубов не стали отменять в ночь с субботы на воскресенье празднование хэллоуина из-за объявленного в стране траура. Билеты, мол, проданы, столики забронированы. Да и в Краснодаре субботним вечером видел я ряженных в бесовские одежды подростков, орущих, беснующихся. Папы и мамы, почему вы не сказали своим чадам, что это не тот момент, когда можно и почудить в дурацкий чужеродный праздник?

И уж совсем ни в какие ворота — пропагандистские выверты на фоне трагедии. «Эхо Москвы» устами своего корреспондента завопило: «Где Путин? Скажи, что произошло с самолетом?». И так далее. Но не сожаление о катастрофе и о погибших, о безмерном горе их родных, а попытка пнуть политического оппонента, загнать в угол вопросами, на которые в этот миг нельзя ответить ни президенту, ни кому бы ни было другому.

Для этого необходимо время. И самое главное — оставаться человеком в любой ситуации. Как мы с вами.

Берегите себя.

Фото: twitter.com
Радио «Краснодар»