" />

И с другом не будет драки, если у вас друга нет…

И с другом не будет драки, если у вас друга нет…
Немецкий парламент большинством голосов (против — один депутат и один воздержался) принял резолюцию, в которой признал преступление Османской империи против армян в 1915–1918 годах геноцидом.
Если учесть еще и тот факт, что решение бундестага одобрили 74 процента граждан Германии, то можно сказать, что позиции нашей страны и Германии по этому вопросу не просто сблизились, но в некотором смысле даже совпали.

Безусловно, можно говорить о том, что осмысление жуткого факта истории имеет для каждой страны свою подоплеку. Важнее другое — то, что деяние квалифицировано, оно осуждено и что эта позиция — не только внутреннее дело ФРГ. Как известно, наша Государственная Дума уже давно приняла такое решение, и президент Путин говорил о том, что геноцид армян мы, Россия, воспринимаем как собственное горе. 

Факт геноцида признан кроме России и Германии Францией, Швейцарией, Польшей — всего почти 20 государствами, в целом Европарламентом и Всемирным советом церквей.

На всякое такое решение Турция реагировала болезненно. Но почему-то реакция на резолюцию германского парламента отличается особой остротой. Турция отозвала своего посла в Берлине для консультаций, посол Германии в Турции вызван в турецкий МИД. Масштабно зазвучала тема на информационном поле, где уже не остается места дипломатической сдержанности. Скажем, глава турецкого МИДа Чавушоглу заявил в «Твиттере»: «Очернять историю других стран безответственными и необоснованными решениями парламента — это не способ прикрыть черные страницы своей истории».

Вон даже как: турки напоминают немцам о немецком же фашизме, о чем и мы всегда помним, но при оценках принимаем во внимание, что послевоенная Германия, грубо говоря, давно покаялась. 

Турки же в отношении армян этого не сделали. Но вот эта германская резолюция скорее связана с современной политикой и нынешними международными отношениями.

Вы прекрасно знаете, что между Евросоюзом и Турцией заключено соглашение по мигрантам. В Европе очень надеялись, что с помощью Турции этот поток если уж не иссякнет, то будет как-то дозироваться. Но турецкий президент Эрдоган пытается вылущить из этой ситуации максимум. Ведь с турецкой внешнеполитической повестки не снимается ни вступление в Евросоюз, ни безвизовый режим. А что касается мигрантов, то турецкая сторона требует денег от Европы все больше и больше. По всем направлениям Эрдоган ведет себя настолько наступательно, что порой это походит на шантаж.

Так что, может быть, таким образом немецкие депутаты решили остудить пыл своего давнего партнера. 

Хотя, конечно, есть много других причин, среди которых мы можем найти и отвечающие нормальным общечеловеческим стандартам, и совершенно прагматичные в политическом плане, и продиктованные нынешней ситуацией.

Анкара не признает самого термина «геноцид». Там утверждают, что в столкновениях вековой давности пострадали и турки, и армяне, подают это как «братоубийственную войну». Но чтобы оценить степень того «братства», напомним только цифры, содержащиеся в исследованиях армянских и европейских историков: во время геноцида армян в Османской империи в 1915–1918 годах погибли 1,5 миллиона человек, более 800 тысяч стали беженцами.

Берегите себя!

Александр Гикало

Фото: svit24.net


comments powered by HyperComments