" />

Истребители, Сирия, политика: Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим

Истребители, Сирия, политика: Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим
Владимир Путин снова удивил мир, отдав приказ о частичном выводе авиационной группы из Сирии, который наши военные начали исполнять тотчас же: сегодня приказ — наутро самолеты поднялись в воздух и взяли курс на родные аэродромы. Самое интересное состоит в том, что нынешнее удивление ничуть не меньше того, что поразило западных политиков, когда российские ВКС начали операцию в Сирии. И тогда и сейчас задаются одинаковые вопросы: для чего, какой шаг будет следующим в международной политической игре Путина?

Что ж, западным политикам не позавидуешь: с нашим президентом действительно непросто. И сегодня им остается только гадать, что значит это путинское решение. На веру принять версию о том, что оно вытекает из логики заявлений нашего президента в тот час, когда он принимал решение о борьбе с террористами на дальних подступах, они не могут: слишком просто. Им бы понять, что наши действия — приверженность мирному урегулированию, так нет. Потому в западной печати, да и среди политиков, преобладает конспирологический подход, впрочем как зачастую и ко всем внешнеполитическим действиям России. Что тут началось: это «обмен Сирии на Донбасс», реакция на «ультиматум Обамы, угрожавшего нефтяным эмбарго России», желание «заставить Иран действовать в Сирии более активно, заодно проучив его за отказ договариваться о повышении цены на нефть», страх «перед обнаруженными у повстанцев ПЗРК», «опасения начала войны с Турцией».

Но все же на общем фоне выделяется вполне понятная, близкая к истине версия, принадлежащая американскому военному эксперту Николасу Гвоздеву. Самым простым объяснением действий российского Главнокомандующего он считает то, что операция ВКС России в Сирии и задумывалась как краткосрочная. Но признает, что за этот короткий срок сирийский кризис если уж не преодолен, то вышел на уровень диалога противоборствующих сторон. При этом для мирного урегулирования не понадобился непременный уход Башара Асада, что было условием Запада.

Хотя на Западе не исключается и другая причина: Россия снижает интенсивность операции на пике ее успешности. Во-первых, того, что сделано в Сирии, достаточно для демонстрации, на что способны российские военные, в том числе и за рубежом. Во-вторых, решена задача по изменению имиджа Кремля не только на Ближнем Востоке. И в-третьих, способность нашей страны выступать самостоятельным игроком на внешнеполитической арене. Самая пессимистичная версия — это стремление избежать увязания в конфликте по типу афганского.

В принципе, все эти разумные версии в разной степени могут быть объяснением действий Владимира Путина. Просто есть главные и не очень, важные и не совсем, точные и условные. Но не вызывает сомнений тот факт, что для западных политиков это стало сюрпризом. Наверное, чтобы выйти из информационного шока, госсекретарь США Джон Керри и решил посетить Москву в самое ближайшее время. Уже и проанонсирована позиция Керри: он считает, что у мирового сообщества появилась реальная возможность закончить военные действия и попытаться заняться восстановлением Сирии дипломатическими методами. Очень возможно, что это всего лишь именно дипломатическая, приличествующая ситуации поза. Но если Керри всерьез так думает, то следовало бы проанализировать действия на Ближнем Востоке собственно Штатов с союзниками и позицию России на этот счет, которая на протяжении долгого времени пыталась доказать, что хаос в этой части мира губителен для всех стран.

Вы знаете, что самое интересное? Сегодня, когда интенсивность ударов российских ВКС по террористам в Сирии значительно снижена, госдеп США выразил надежду на продолжение. Мужчины, как говорится в анекдоте, вы определитесь. 

Когда наши самолеты совершали в день сотни вылетов на боевое задание, столько криков и вранья было: русские бьют не туда и попадают не в тех. Ну нате вам: частично уходим. И опять не так. Одним словом, этим господам не угодишь. Да и надо ли? Вот в этом главный вопрос, на который дает ответ и российская операция в Сирии. Россия продемонстрировала как реальность своей внешней политики, так и готовность сражаться за новый многополярный мир.

Другого выбора у нашей страны сегодня просто нет, кроме как идти своим путем. Слишком антироссийски запрограммированы наши друзья и партнеры с Запада, чтобы учесть, положительно оценить и вклад России в борьбу с терроризмом, и успех в продвижении Сирии к мирному процессу. Поэтому слишком далек я от мысли, что нынешний продуманный жест Владимира Путина связан с надеждой на то, что, скажем, Вашингтон после этого надавит на Киев по донбасской теме. Или что Запад откажется от атлантизации Украины. Или признает законность возвращения Крыма (приятно говорить это в канун двухлетней годовщины) в состав России. Или Евросоюз одумается по поводу антироссийских санкций — отменит их или хотя бы ослабит.

Ничего этого в целом не будет ни в ближайшей, ни в далекой перспективе. По частям подвижки возможны. Но только в том случае, если Россия не станет уступать своих позиций. Тут история такая: нас вынудили из позиционного противостояния, которое было всегда, перейти в наступление. Сирия стала одним из примеров. Будут ли следовать другие? Несомненно! Но уровень решения российских задач будет восходить не только в военную плоскость, как в Сирии полгода назад, в дипломатическую, как в той же Сирии уже сейчас, но и в экономическую сферу, идеологическую, политическую — тайную и явную. Общим знаменателем этих усилий должна стать позиция, которую мы сформулировали так: торг здесь неуместен. Скажу больше: и возвращение Крыма, и операция в Сирии, даже поддержка Донбасса, а еще и многое другое — это значимые станции одного пути. Российского пути.

Меньше всего следует думать, что путь это будет обозначен триумфальным шествием или непременными победами. Но смотрите, как оно получается. Приказ Путина о возвращении части нашей группировки одним махом калечит систему антироссийской пропаганды. С упорством нездоровых мировая пресса утверждала, что поток беженцев с Ближнего Востока в Европу вырос из-за российских бомбардировок в Сирии. Что ж теперь? Опять же Эрдоган, который на беженцах хотел заработать 30 миллиардов евро и вообще на антироссийских действиях. Чем ему крыть теперь? 

Хиллари Клинтон, рвущуюся в президенты США, вообще жаль: что скажет она избирателю об «агрессивности России»? Козырей лишается и укрохунта: случись все-таки, что Россия и Штаты, понявшие друг друга по сирийской проблеме, вдруг да и об Украине задумаются? Никто Обаму за язык не тянул, он сам не так давно сказал: если кто-то думает, что США будут воевать с Россией за русскую (национальную) украинскую (государственную) окраину, тот ошибается.

И даже на европейском театре это событие не останется незамеченным. Как-то поторопились страны ЕС на уровне глав МИД во главе с Федерикой Могерини, согласовав пять пунктов-основ для взаимодействия с Россией. Есть среди них и явные глупости, и явные вызовы. Скажите бога ради, как можно от России требовать реализации минских соглашений, когда Россия не является субъектом противостояния? Или ставится нам в вину непризнание аннексии Крыма. Даже представить себе невозможно, чтобы Россия теперь вдруг сказала Крыму: «Давай-ка снова туда, откуда вырвался». А еще укрепление позиций ЕС в Средней Азии — понятно же, что Россия считает этот регион зоной своих интересов хотя бы из соображений безопасности. Ну и так далее.

Что же теперь? Действиями в Сирии Россия доказала, что взаимодействие с нами возможно только с учетом российских интересов. Если и возможно вывести отношения ЕС и России на взаимовыгодный уровень, а такое желание у некоторых европейских политиков и даже лидеров стран звучит, то только на партнерских позициях, без диктата и условий.

Наши самолеты взлетают с сирийской базы и садятся на родную землю, выполнив свою миссию не только во имя России, но и во имя мира. Ну, а когда смолкают пушки, дипломаты обязаны садиться за стол переговоров. О чем и как они должны говорить, давайте порассуждаем вместе. Пишите, звоните, заходите.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.

Фото: Евгений Рожанский, "ВК Пресс"

comments powered by HyperComments