Как для россиян открывается дорога в Турцию

Как для россиян открывается дорога в Турцию
Во вторник вечером в стамбульском аэропорту Ататюрк был совершен теракт. Два взрыва унесли жизни десятков людей. Сегодня состоялся телефонный разговор Президента России Владимира Путина и турецкого президента Реджепа Эрдогана. Глава Российского государства выразил соболезнование турецкой стороне. Были также обозначены векторы сближения двух стран.
Что же должно было стать на место в голове турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, чтобы он все-таки извинился за сбитый российский самолет и гибель пилота? Российский президент Владимир Путин предлагал сделать это еще полгода назад, сразу после коварного расстрела нашего бомбардировщика. Но гордый турок, который не любит извиняться перед кем-либо и за что угодно, боялся, видно, потерять лицо.

А ведь получилось все наоборот. Тогда бы этот шаг, конечно же, не добавил теплоты в отношения двух стран, зато не испортил бы их вконец. Ведь все эти месяцы турецкая сторона из-за упорства своего лидера скатывала их по наклонной, устремляя к нулю. Все за эти месяцы было — и воинственная бравада типа «сбили и, если надо будет, собьем еще», и сколачивание альянса с заклятыми «друзьями» России вроде киевского режима, и противодействие антитеррористической миссии, которую взяла на себя наша страна в Сирии, и непомерное упорство в отстаивании своей правоты, и стремление закрутить европейский хоровод. А вот пришлось-таки извиняться. И как бы сегодня ни пытались соратники Эрдогана оспорить или как-то переосмыслить лингвистическое оформление его послания Президенту России, по сути это извинение. То есть то, чего и требовало от турецкого президента российское руководство.

Но сказать сегодня, что это в один момент изменит российско-турецкий ландшафт, было бы неверным. Скорее это отправная точка будущих отношений двух стран, момент, который может стать поворотным. 

Нельзя сказать «извините» — и тут же получить экспортные каналы для товаров и услуг, невозможно повиниться — и быть готовым встречать сотни самолетов с российскими туристами на своих курортах, не стоит надеяться, что выражение соболезнования семье российского летчика и даже компенсация наших технических потерь обернутся новыми торгово-экономическими проектами.

Кремлю все предстоит обдумать и решить главное: стоит ли так тесно сотрудничать с таким ненадежным партнером, как Турция под руководством Эрдогана?

Напомню также, что у России есть доказательства, которые не раз были представлены, о том, что Турция поддерживает «Исламское государство», запрещенное в России, нелегально покупает сирийскую нефть, которую продают ей террористы, поставляет вооружения бандитам и так далее. Потом, стоит вспомнить, как после атаки на российский бомбардировщик в Турции с подачи властей и пропаганды были организованы националистические и антироссийские демонстрации. В стороне не остались и политики. Для того чтобы об этом «забыть», извинений мало.

Сегодня пишут, что Эрдогана к повинному письму подвигли настроения и намерения мировых политических элит. Отчасти это, наверное, так. Торговля турецкого президента с Европой по поводу беженцев, стремление подороже продать антимиграционный кордон, даже некоторые приобретения, эквивалентные первоначальным трем миллиардам евро, все равно походили на шантаж. Эрдоган просто выкручивал руки европейцам. Не секрет, что им сегодня недовольны все, Европа и США в том числе, и здесь уже явно попахивает политической изоляцией. Даже «крутое» решение сбить российский самолет не обернулось благодарностью ни Брюсселя, ни Вашингтона — реакция не была одобрительной, я бы назвал ее очень сдержанной.

Они-то формально союзники, хотя бы по НАТО, и договор об ассоциации с Евросоюзом подписан давным-давно, правда, в Евросоюз Турцию, как и прежде, не пускают. Но даже торг этого года как бы дал Европе и Штатам повод усомниться в честности и открытости партнера. Ситуация просто вынудила Эрдогана попытаться кинуться в «объятия» России, у которой с Западом тоже отношения непростые. Да и положение турецкого бизнеса и экономики таково, что приходится терять лицо.

Вот потому я и спрашиваю: этот шаг турецкого президента — искреннее желание восстановить отношения с Россией или просто невестке-Европе в отместку? 

Не берусь судить об этом уже сегодня. Слишком высоки завалы, которые воздвигла нынешняя эрдогановская Турция на некогда общих интересах. Их, если будет на то воля России, разгребать и разгребать. 

Обидно только, что получилось как в самолете с неопытным летчиком: неумело ведет лайнер один, а тошнит в салоне всех. 

Это я о турецком народе, он пострадал сначала из-за вероломности своего президента, а потом и из-за упрямства.

Приятное в этой истории только одно: Россия проявила твердость, введя санкции на чувствительных для Турции направлениях, проявив волю и последовательность, не забыв ничего и не отступив от своей позиции. Этот урок, надо полагать, усвоит не только турецкое руководство, но и многие другие. Если будем гибкими, но не прогибаться, не упертыми, но последовательными, с нами будут считаться. Что же касается Турции, то мне представляется, что есть и закрытые для широкого обсуждения темы, по которым Россия чувствует себя надежнее, чем Турция. Скажем в ближневосточном противоречивом клубке интересов разных стран и народов. Есть острый для Анкары курдский вопрос. Заметим, кстати, что в Германии ряд немецких политиков и активистов обратились в генпрокуратуру страны с заявлением против Эрдогана. Они обвиняют его в совершении военных преступлений, а также преступлений против человечности — так оценены действия турецких войск на курдских территориях. Не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что в самой Турции растет недовольство Эрдоганом и его политикой. Одним словом, политический вес Турции пошел под уклон.

Это все объективные обстоятельства, которые невозможно не учитывать. Но некоторые аналитики, ссылаясь на психологические особенности турецкого президента, не исключают, что он снова блефует. Извинился, говорят, накануне саммита НАТО в Варшаве, то есть показывает, что может переориентировать свою внешнюю политику, если НАТО не скажет «да» на какие-то требования и претензии Турции. Да и в ШОС будут принимать страны, соседствующие с Турцией, что бьет по ее политическому престижу.

Почему-то письмо Эрдогана многие называют неожиданным. Это вовсе не так. Нельзя было не заметить, что государственный телеканал России передачами о дружеских связях русских и турок на личностном уровне как бы подталкивал к этому событию. Да и на уровне кремлевских чиновников высказывалась готовность к нормализации отношений. Сами же турки на уровне премьер-министра поздравили нас с Днем России. То есть была как бы подготовка к тому, чтобы этот болезненный шаг не был таковым для турок. Потому не случайно в нашем МИДе сразу же назвали письмо Эрдогана Владимиру Путину движением в правильном направлении.

Так что, мне представляется, эти извинения будут приняты. Но с предварительными условиями, уже нами озвученными: компенсация потерь, наказание виновных в расстреле нашего пилота. Это для начала. Ну, а на будущее — даже если у двух стран вновь обнаружатся общие интересы, нам надо держать ухо востро. Уже научены.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.

Фото: vladtime.ru

Радио «Краснодар»