" />

Каталония: внутреннее дело Испании или опасный синдром?

Каталония: внутреннее дело Испании или опасный синдром?
«И часто в речь Петрушкину вставляют слово меткое, какого не придумаешь, хоть проглоти перо!» — это четверостишие из поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» мы помним со школьных времен. В том-то и состоит гений творца, что он сказал — и на все времена. И откуда же было знать Николаю Алексеевичу, что украинского президента в начале ХХI века будут звать Петром Алексеевичем, а свое слово в его антироссийскую риторику вставит украинский же военный прокурор Анатолий Матиос? И ведь действительно лучше не скажешь — «хоть проглоти перо».

Мудрость государственного деятеля немаленького по европейским меркам государства уместилась в одну фразу. Он, как-то вклинившись в антироссийские и антидонецкие выпады Петрушки, выступил поперек официальной позиции: «Жителям Украины нужно договариваться, чтобы прийти к миру в Донбассе». И сравнил ситуацию на Украине с гражданской войной в Испании в 30-х годах прошлого столетия. Парадокс, но Матиос попал в яблочко второй раз. Вспомним Испанию. Сегодня эта страна окунулась в политические события, которые будоражат и Европу, и Азию, и, что неудивительно, Америку — эти-то, последние, в каждой политической бочке затычка. Но какие совпадения!

В Донбассе языковая проблема стала одним из катализаторов сопротивления: русских пытались заставить забыть национальность вместе с языком. В Каталонии, испанской провинции, каталонский язык тоже фигурирует в числе обид на большую Испанию. Донбасс — одна из самых промышленно развитых и богатых недрами областей Украины. Так и Каталония тоже не без основания говорит, что кормит всю страну. И тут и там люди решились на сопротивление центру, но в Донбассе это перешло в острую военную фазу, а в Каталонии пока что обошлось стычками с силовиками в день референдума и попыткой мадридской власти полицейской массой задавить стремление к самостоятельности. И самое главное — в обоих случаях центр применил силовое разрешение ситуации. А на силу, как говорится, всегда найдется другая сила.

Есть, правда, и различия. В Каталонии пока не так увязли в противоречиях, там возможность садиться за стол переговоров и договариваться остается, хоть во вторник на уличные акции протеста и вышли снова десятки тысяч. Право, не думаю, что проголосовавшие за независимость и отделение от Испании каталонцы так уж непримиримы. Не исключено, что референдум они задумали и провели для того, чтобы центральная власть считалась с ними и учитывала фактор экономической исключительности. Развитие событий это или покажет, или опровергнет. Что касается Донбасса, то неуклюжие и в большинстве своем преступные, продолжающиеся и сегодня попытки усмирения непокорных развели стороны так далеко, что движение к точке возврата кажется невозможным.

Сегодня никто в мире не поддержал сепаратистских настроений Каталонии. Все говорят о необходимости сохранять территориальную целостность государств, в том числе Испании. Отреагировал и российский Кремль — Владимир Путин сказал проще: это внутреннее дело Испании. Но раздаются в нашей стране и другие голоса, наблюдаются иные эмоции. «Референдум в Каталонии — это начало конца Евросоюза» — этот заголовок похож на довольное потирание рук. И хотя далеко не все страны ЕС дружественно настроены к России, а некоторые, особенно из числа младоевропейцев, скорее враждебно, и у нас много претензий к их двойным стандартам, радоваться тут нечему. Цепная реакция — ее только запусти и посмотри на нее сквозь пальцы — может взбудоражить любую страну и привести к печальным последствиям.

Россию — тоже, как ни прискорбно это осознавать. Если мы вспомним не такие уж далекие годы ельцинской суверенизации, то в то время такого нагородили, что страна становилась поистине лоскутной и тенденции к распаду здравые головы пугали. Некоторые национальные республики, заключая договор о разграничении полномочий между своими регионами и центром, стремились, по выражению и благословению Ельцина, проглотить побольше. И понадобилось много усилий и времени уже при Путине, чтобы вернуть отдельные национальные территории в общероссийское правовое поле. Не точь-в-точь, но было очень похоже на нынешнюю каталонскую историю. Ну что мы будем вертеться вокруг да около? Вспомним Чечню, посмотрим на новейшую историю Татарстана, где и сейчас никак не могут соблюсти баланс в преподавании родного и русского языков.

Ныне у нас все как-то встало на свои места. Та же Чечня развивается как достойный российский регион. А Татарстан отказался от продления даже приведенного в порядок договора. Но значит ли это, что в России ушли в невозвратное прошлое сепаратистские тенденции? А уж в наше время, когда целью международных террористических организаций является подрыв стабильности в любой стране, так и тем более. Нам долго и настойчиво рассказывали о московской студентке, у которой переклинило мозги и она рванула через Турцию в Сирию. Но в Сирии воюют против самой Сирии и, естественно, против России, поскольку наша группировка там «работает», только по официальной статистике — от семи до десяти тысяч выходцев из стран СНГ, в том числе из нашей страны! Похоже, террористов скоро выдавят с Ближнего Востока. Куда наши «выходцы» денутся? Кто-то ведь и домой вернется. И не обязательно в национальные республики, на Кубани периодически задерживают настоящих и потенциальных сторонников этого запрещенного в России движения.

Поэтому в оценках каталонской ситуации надо быть поосторожнее. А ликовать, заходиться в экстазе «назло врагам» вообще не стоит, потому что в современном мире никто и ни от чего не застрахован. Тут знаете что главное — чтобы власть не допускала ошибок и чтобы хоть чуть-чуть учитывала чужие промахи. Украинские в том числе.

Остро и широко обсуждаемой темой в последние две недели стало подписание украинским президентом закона «Об образовании», который диктует сначала сокращение преподавания на других языках, а потом и полный переход на украинский. Говорят об этом на официальном уровне, обсуждают политологи и политики, люди реагируют в соцсетях. Например, российская Дума расценила новый закон как нарушение права коренных народов и национальных меньшинств обучаться на родном языке. Действия киевской власти депутаты расценили как акт этноцида русского народа на Украине.

Но вот вам небывальщина. Как-то так получалось все время, что только Россия видела всякие украинские «чудеса» и реагировала на них. Вся остальная Европа в силу антироссийской политической ориентации закрывала на них глаза. Но что-то сломалось в этой плохо пригнанной антироссийской машинке, Петя-петушок клюнул, видно, в чувствительное место. И сразу Румыния, Болгария, Венгрия, Польша, Греция, Словакия выразили недоумение по этому поводу. Даже генсек Совета Европы разочарован… А Венгрия пообещала блокировать европейскую интеграцию Украины. Понятно: в закарпатских областях Украины живет около 150 тысяч венгров. Все дело в том, что ущемили права жителей Украины этих национальностей. При этом значительная часть населения говорит на русском языке. Но, как видим, срабатывает, как всегда, двойной европейский стандарт: когда русских и русскоязычных ущемляют, Европа молчит.

Однако вернемся в Испанию. Чем же напугала европейцев ситуация с Каталонией? Дело в том, что практически во всех странах в той или иной степени проявляются сепаратистские тенденции. Боятся Германия (здесь Бавария спрашивает, почему она должна субсидировать земли на востоке и севере страны), Франция (там — Бретань), Италия (север страны), Бельгия (фламандская часть), Великобритания (центр сепаратистских настроений переместился из Ольстера в Шотландию), Дания (Фарерские острова — полуавтономная территория), Швейцария (кантон Юра)… А в принципе, в любой стране мира это в какой-то мере есть. Поэтому, если даже Каталонии удастся каким-то образом обозначить свою независимость, ее Европа не признает и по этой причине. Так что перспектива у этой испанской провинции довольно туманная. Это же вам не Косово, которое под давлением той же Европы насильственно умыкнули у Сербии…

* * *

В заключение перенесемся к родным пенатам. Именно по этой причине и Россия не спешит с признанием Донбасса, хотя есть понимание, что эти территории уже сложно представить украинскими. Или соседям все еще можно поправить?

Еще вопрос: а нашей стране сепаратизм, на ваш взгляд, угрожает? Или наша дружба народов сильнее?

Пишите, звоните, заходите.

comments powered by HyperComments
Похожие материалы