Ко Дню Победы: Люстрация памяти

Ко Дню Победы: Люстрация памяти
Не верю я в то, что премьер-министр украинского правительства Арсений Яценюк, министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына, евродепутаты из ПАСЕ, президент США Барак Обама да и некоторые прочие числом значительным подвинулись рассудком — бывает, что на высокие посты попадают люди со сдвинутой психикой, но это скорее исключение, чем правило.
Трудно допустить, что искажение непреложных исторических фактов, которые они допустили, от незнания истории — все же люди с университетским образованием. 

Яценюк в Германии заявил, что это Советский Союз вторгся на Украину и в Германию, и добавил, что «никому не дозволено переписывать результаты второй мировой войны». 

Схетына ошарашил публику своим открытием, что узников концлагеря в Освенциме освободили... украинцы. А были это, как известно, подразделения Первого Украинского фронта. 

Депутаты Европарламента почтили память жертв Холокоста, но промолчали о том, что открыли ворота фабрики смерти советские солдаты самых разных национальностей. 

Обама... Ну этому хоть и простительно, но все же уверенность в том, что это его дедушка освобождал Освенцим, — это очень сильное потрясение для правды. 

Остается одно: все они и прочие знали, что говорили, осознавали зачем, понимали, для какой аудитории, просчитывали последствия. Скажу больше: чем ближе наша страны будет подходить к знаменательной дате — 70-летию Великой Победы, чем активнее мы будем готовиться к торжествам, тем плотнее и массивнее станет поток прямых выпадов, лжи, инсинуаций, измышлений на тему истории второй мировой войны. Которая для нас была, есть и остается Великой Отечественной. 

Цель этой антироссийской истерии — разрушить опорную конструкцию нашего национального самосознания, которой является победа над фашизмом, размыть значимость нашего подвига, вытеснить из исторической памяти Европы понимание нравственной высоты народа-освободителя. Вместе с тем, рискну выдвинуть и другие видимые мне причины нападок на историю: во-первых, стремление растушевать историческую вину фашизма и тех стран, которые в свое время подхватили эту бациллу; во-вторых, переложить ответственность за злодеяния фашизма на отдельных лиц — именно потому, скажем, в прибалтийских республиках на государственном уровне ставится знак равенства между фашизмом и сталинизмом, в-третьих, увести внимание мира от событий современных на той же Украине, где не просто подняли голову националисты, но и власть захватили люди под этими знаменами и лозунгами. 

Потому, на мой взгляд, между нынешней русофобией и извращением исторических событий можно уверенно ставить знак равенства как между явлениями одного порядка. Хотя объяснить нынешние нападки на нашу историю только событиями последнего года, связанными с Украиной, было бы опрометчивым. В процесс самоидентификации бывших советских республик после рукотворного разрушения СССР почти первым пунктом была поставлена задача исторического размежевания. 

Казалось бы, глубинное воздействие общей победы над фашизмом на нравственное достоинство народов общей страны должно было быть превыше всех разногласий. Для вечной славы, гордости и величия любого народа хватило бы на все времена только этой Победы. Но тогда бы эта нравственная основа сближала, роднила с Россией. Вот на это «удельные князья» из бывших советских пойти не могли. 

И на свет Божий, не стыдясь, начали вытаскивать застиранные лозунги, кое-как приштопанные белыми нитками заплаты исторической самостийности и самоидентичности. Что должно быть гордостью Грузии, к примеру? На фронтах Великой Отечественной сражались плечом к плечу с воинами других национальностей 700 тысяч грузин, 300 тысяч из них погибли. Всему миру известно имя мингрела Милитона Кантарии, водрузившего на поверженном рейхстаге вместе с русскими и украинцами однополчанами Знамя Победы. Но еще до прихода к власти Саакашвили 9 мая было объявлено в Грузии рабочим днем. А потом, уже при Саакашвили, в Кутаиси взорвали мемориал в честь о погибших в войне — нечего, мол, хранить память о «тоталитарном прошлом». Слава Богу, не успели объявить героями 30–40 тысяч грузин — сторонников нацистов. Хотя в 2003 году вышла книга некоего Мамулиа «Грузинский легион в борьбе за свободу и независимость Грузии в годы второй мировой войны». 

Если говорить о Молдавии, то есть песенный образ и тысячи прототипов партизанки — «смуглянки-молдаванки» и тысячи тех же воинов советской армии-освободительницы, а есть в истории тоже тысячи молдаван, сражавшихся в рядах румынской армии, подразделения которой вместе с немецкими захватчиками бесчинствовали и у нас на Кубани. Среди прибалтов в Литве, к примеру, которая по итогам Великой Отечественной войны приросла третью своей территории, дивизий СС создано не было. Но советскую символику здесь на государственном уровне приравняли к нацистской. А уж в Латвии и Эстонии коллаборационисты, оставшиеся в живых легионеры дивизий СС и их наследники парадами ходят по улицам городов. Там — это герои, борцы за свободу и независимость. В издании «История Латвии: ХХ век», выпущенном при поддержке США, концлагерь в Саласпилсе, где погибло до 100 тысяч человек, назван «исправительно-трудовым». Оказывается в концлагерях «содержались преступники, дезертиры, бродяги, евреи и прочие». Все вы помните героическую эпопею защитников в Таллине памятника воину-освободителю. Но разве госмашину остановишь! Снесли! Зато есть здесь музеи бойцов 20-й эстонской дивизии СС и прочие «знаки доблести». 

То, что произошло с Украиной, — отдельная история. История для нее самой. А для нас боль и непонимание? Как так случилось, что все встало с ног на голову. Об этом ужасе самоуничтожения нации давайте не станем сегодня говорить. Отметим лишь, что случилось национал-фашистское помутнение не враз, не единовременно. Два десятка лет подводили вожди нации к этому умопомрачению, и не только на Украине, героизируя осужденное международным судом в Нюрнберге. Сегодня же, по меркам любого демократического государства эти «герои» не что иное, как самые настоящие преступники, отметившиеся чудовищными злодеяниями против человечности. 

Но это, увы, на Западе никого не волнует. Главное, что они подпитывают антирусскую зловонную струю, запущенную еще с началом холодной войны. Потому Штаты, страны ЕС прощают младоевропейцам все шалости, переписывание истории в том числе. Лишь бы ничто не нарушало антироссийский лад. 

К чести канцлера Германии Ангелы Меркель, она на церемонии, посвященной памяти жертв фашистского концентрационного лагеря Освенцим, сказала, что узников 27 января 1945 года освободили советские войска. Но даже позиция одного из патронов и вдохновителей нынешней антироссийской истерии не останавливает кощунство и цинизм польского и украинского русофобов. 

Уж, казалось бы, такая тонкая материя — память о неисчислимых жертвах фашизма, что всякое перевирание фактов бесчеловечно по людским и греховно по божьим меркам. А вот поди ж ты... Конечно, канцлеру Германии и деваться-то некуда, да и политического опыта у нее побольше, чем у Яценюка и Схетыны. Меркель с учетом истории своей собственной страны, понимает, что за все в этой жизни приходится отвечать. Не вычеркнуть, что это ее соплеменники, очень активные с 1941-го по 1945-й, с дотошностью подсчитали, что средний доход от труда одного узника концлагеря составлял 1631 рейхсмарку с учетом стоимости его личных вещей, зубов и волос, но без учета полученного из него после сожжения пепла. 

От истории Германии не отделить то, что в марте — июле 1943 года в Биркенау было построено четыре крематорных комплекса со встроенными газовыми камерами и что весной и летом 1944 года в Освенцим-Биркенау ежедневно прибывали три-четыре поезда, привозившие по 3–3,5 тысячи человек, из которых десятую часть отбирали на «работы», остальных немедленно отправляли в газовые камеры. 

Вы думаете, что польскому министру иностранных дел — он историк по образованию — неизвестно, что зимой 1945 года в ходе Висло-Одерской стратегической наступательной операции войска 1-го Украинского фронта, принявшие участие в освобождении узников концлагеря близ Освенцима, потеряли свыше 26 тысяч убитыми. А безвозвратные потери (это павшие) Советской Армии при освобождении Польши составили более 600 тысяч. Как же можно брать на душу такой грех клеветы? 

Или возьмем того же Яценюка, воспитанного в семье, где папа — историк России. Он ничего не слышал о жертвах украинцев на фронтах и на оккупированной фашистами территории республики? 

Назвать такое поведение политиков просто аморальными — мало! Ведь в этом случае мы будем оперировать человеческими мерками. Которые, к великому сожалению, к таким, как Яценюк, Схетына и их хозяева, неприменимы. Они переступили черту человечности и потому просто опасны, так как в политическом помутнении «забыли» уроки второй мировой войны и позволили или способствовали возрождению национализма в самых радикальных его формах. Чем фактически оправдали преступления нацизма. 

Нам-то, России и каждому ее гражданину, что делать в этой ситуации? Есть ли нам что ответить своим оппонентам? Что им сказать в свое оправдание или по поводу их заблуждений? Или вот еще вопрос: а не мы ли сами виноваты, что они себе такое позволяют? Не дали ли мы какую-то слабину? Словом, давайте размышлять... Ваши письма, звонки примем с радостью. Всего вам доброго!


Фото: topwar.ru
Радио «Краснодар»