" />

Когда ему выдали сахар и мыло, он стал домогаться селедок с крупой

Когда ему выдали сахар и мыло, он стал домогаться селедок с крупой
Для полноты образа все же представим продолжение стиха российского поэта первой половины прошлого столетия Николая Олейникова: «Типичная пошлость царила в его голове небольшой». Стихотворение называется «Неблагодарный пайщик», а его главным героем обозначен член какого-то потребсоюза или его тогдашнего прообраза, который не сумел совладать со своими завышенными желаниями.
Казалось бы, есть сахар — пей чай до капель на лбу, есть мыло — мойся в бане до кожного хруста, так нет же — солененького захотелось.

Чего недоставало российскому министру экономического развития Алексею Улюкаеву? Судя по декларации, в которую не очень верится, если иметь в виду российских чиновников высшего эшелона, то Улюкаеву, по народному разумению, и желать-то больше нечего. 

При высокой должности, с которой по президентскому обыкновению турнуть не спешат, даже если дела идут совсем плохо, как с российской экономикой. При наградах и регалиях — чего стоит только орден «За заслуги перед Отечеством». Представьте себе — за большой вклад в развитие отечественной банковской системы и многолетнюю добросовестную работу, есть к тому же и орден Почета, и всякие «заслуженные» звания… 

Поэтому ничем не объясним, кроме как типичной пошлостью, случившийся пассаж. Боюсь, пошлостью не одного Улюкаева. 

Нет смысла пересказывать историю задержания министра и его судебного определения под домашний арест, пока идет следствие, — наши электронные СМИ достаточно подробно и напористо нам это излагают со всеми подробностями. Так что стоит поискать ответы на более важные вопросы нашего российского бытия, попытаться разглядеть за фигурой нынешнего домашнего арестанта всю картину, или хотя бы ее наброски. 

Право же, нельзя рассматривать дело Улюкаева как касающееся только его персонально.

В том, что это удар по всей власти, что это подрывает и так невысокий авторитет всего правительства, нет никаких сомнений. Однако парадокс заключается в том, что инстинкт властного самосохранения всегда диктовал в острых ситуациях другой способ действия. 

Человека по-тихому убирали с поста «в связи с переходом на другую работу» или «по состоянию здоровья» и потихоньку забывали о нем. Здесь же все громогласно, зримо. Есть, как всегда, несколько версий.

К примеру, лидер КПРФ Геннадий Зюганов рассматривает это как «сбытие его мечт» о разгоне этого правительства. Зюганов давно говорил о неспособности нынешнего кабинета министров освоить и внедрить эффективную для России финансово-экономическую политику. Повторил это и сейчас, посоветовав президенту отправить правительство в отставку, а «не дожидаться очередного вора, которого заберут в большом кабинете». Но всем давно известно, что Владимир Путин кадрово очень терпелив и из-за коррупционера Улюкаева не станет жертвовать другими правительственными фигурами, среди которых есть люди очень достойные как в профессиональном, так и в личностном плане.

Но они лишь оттеняют провал экономического блока кабмина. Это сегодня Улюкаев выдвинулся на первый план своим подвигом, но его неспособность адекватно ответить на экономические вызовы, придушившие страну, стала очевидной давно. 

На что хватало Улюкаева, так это на несбывающиеся, как правило, прогнозы: то мы уже упали на дно кризиса, то уже отталкиваемся от него; у него то поиски роста в карманах бюджетников и пенсионеров, то возведение в панацею повышение пенсионного возраста, то заморозка зарплат и пенсий. 

И это уже не секрет, что Улюкаев — из числа правительственного крыла приверженцев либеральной экономики. Из чего следует и еще одна версия аналитиков: а не задумано ли громкое дело Улюкаева как удар по этим самым либералам? Чтобы показать их истинное лицо и «дум высокое стремленье»?

А что? Ведь сразу два зайца одним выстрелом добываются — и тебе борьба с коррупцией, и огосударствление внутренней экономической политики. Если так, то означает ли это смену экономического курса, что просто невозможно без чистки рядов? Но сегодня о смене экономических ориентиров говорить рановато, их зримые черты лишь легкими акварельными мазками обозначаются. 

А вот кадровая работа отмечена арестами нескольких глав регионов (Хорошавин, Белых, Гайзер), отставками и посадками руководителей важнейших ведомств, заместителей министров, отловом стаи коррупционеров рангом пониже. 

Да еще говорят, что восемнадцать губернаторов находятся в разработке.

То есть Путин показывает, с кем и, естественно, как он собирается работать уже сейчас, а не к грядущим президентским выборам? Если это даже просто предположение, то оно не лишено смысла в реализации. Тут надо немного подождать и посмотреть, кто займет пост министра экономического развития. Показательными будут и изменения структуры правительства, где, не исключено, вдруг не станет этого министерства вообще. Понимаете, в чем тут дело: интерес и внимание граждан страны, показывают исследования, все более переключаются с внешних на внутренние проблемы. Но нашему правительству предъявить, увы, мало что удается. И чтобы взбодрить внутриполитическую повестку дня, более того, чтобы появились хотя бы крупицы позитивных перемен, мне кажется, давно назрел некий мобилизационный сценарий, для чего Улюкаев и вся либеральная компания никак не подходят.

Сегодня обнародуется много разных, в том числе резких оценок этого события. Зазвучало: «Неприкасаемых у нас нет». Всем понятно, что коррупционная цепочка вертикально выстроена. Но не хочется верить в то, что арест министра нужен только для того, чтобы показать, что руководство бескомпромиссно в борьбе с коррупцией, что даже министры могут попасть на крючок. Лучше было бы, если бы общество увидело систему борьбы, убедилось в действии принципа неотвратимости наказания. Что будет с Улюкаевым после суда, если до него дело дойдет, никто вам сегодня сказать не может. И не только потому, что следователи не соберут достаточную доказательную базу или суд неправедным будет.

Вот в чем тут может быть дело. Улюкаев погорел на, так скажем, перераспределении нефтегазовых активов. Но, включившись в игру, не рассчитал силы и кому-то из игроков просто помешал, и они нашли такой вот способ устранения помехи. 

Тогда все наши размышления можно выбрасывать в корзину. И связывать «государственное» и лично улюкаевское дело не стоит. Берусь предположить, что вокруг ареста министра непременно развернется масштабная информационная кампания. Уже сейчас «не верят» в его виновность многие известные люди. И потом, даже без этих взяточных двух миллионов долларов у Улюкаева достаточно денег, связей и сторонников для давления на следствие, в том числе через прессу.

Честно говорю: мне будет очень обидно, если окажется, что это просто борьба властных или бизнес-кланов, а не попытка очистить власть. 

Против этой версии все же выставим тот факт, что Владимир Путин знал о «разработке» Улюкаева, он санкционировал ее. Понятно, что и задержание такого высокопоставленного чиновника без ведома главы государства было бы невозможным. Поэтому есть все основания предполагать, что наблюдали не только за этим министром. А то ведь понимаете, какая штука в последнее время получается: внешние враги нам хорошо известны. 

А вот что касается внутренних, то не хотелось бы, чтобы их «назначили» через дело министра Улюкаева, через него одного.

Начали мы наш обзор поэзией. Давайте ею и завершим. Но теперь возьмем несколько строк из стихотворения поэта Алексея Улюкаева (это не шутка):

Езжай, мой сын, езжай отсель.

На шарике найдешь теперь

Немало мест, где шаг вперед

Необязательно пятьсот

Шагов назад, где, говорят,

Не все всегда наоборот.

Где не всегда конвойный взвод

На малых выгонят ребят.

Где не всегда затычку в рот.

Бывает — правду говорят…

Так в чем она, правда? Высказывайтесь, пишите, звоните, заходите.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.

Фото:  vdohnovis.com

comments powered by HyperComments