Кому мешает Россия. Чем мышлЕние лучше мЫшления?

Кому мешает Россия. Чем мышлЕние лучше мЫшления?
Шутка злая и тревожная: видеоблогер из Америки Дайс провел эксперимент. Он на улицах Сан-Диего собирал подписи под петицией в поддержку ядерного удара по России. Обаме нужна, мол, поддержка такого законопроекта, потому как Россия нарушает международные соглашения, и ядерный удар — единственный способ доказать, что Америка супердержава.
Все это Дайс снял скрытой камерой, а потом выложил ролик в Интернет. Итог шокирующий: из восьми прохожих, к кому он обратился, семь поставили свою подпись. Видеоблогер назвал их в подписи к ролику «зомби Обамы». Но это ничего, к сожалению, не меняет: американская русофобская пропаганда дала ТАКОЙ эффект.

И никто в Америке не спросит своего президента, зачем его страна хочет разместить в странах Восточной Европы тяжелые вооружения числом 1200 единиц — танки, бронетранспортеры, бронированные гаубицы. Они просто поверят, что это «для сдерживания возможной российской агрессии». То, что это не блеф, подтверждают восточноевропейские страны, выразившие готовность принять технику и военные склады США. Плана в готовом виде еще нет, но, как пишет всезнающая «Нью-Йорк таймс», он может появиться в ближайшее время. А его реализация закончится тем, что очень близко от наших границ — в Польше, Румынии, Болгарии, очень возможно, в Венгрии, Литве, Латвии и Эстонии обнаружится мощный и угрожающий нашей безопасности бронированный фактор.

Естественно, это потребует от России ОТВЕТНЫХ мер. Придется размещать на западных границах дополнительный военный потенциал, который был бы способен, как я понимаю, адекватно ответить на эти угрозы. Было бы самонадеянным мне, обывателю, рассуждать о разумной достаточности наших сил сдерживания, о возможностях наших Вооруженных Сил — не специалист. Но в том, что при таком раскладе ключевые положения акта России — НАТО 1997 года останутся лишь строками на бумаге, я уверен. Кстати, об этом заявил и наш МИД, который комментировал аргументы США в пользу усиления технической составляющей группировки НАТО в Европе.

В принципе, политические «фобии» — это одно из действенных в наборе пропагандистских средств направление. Американцы, как мы сказали вначале, легко на это клюют. Но их, удаленных от линии противостояния, легко убедить в наличии врага, в агрессивности России, в необходимости и ядерный удар нанести. А Европа, в чью политику они тоже внедрили и активно культивируют русофобию, так ли уж доверчива? Рискну предположить, что в Европе, в том числе в Восточной, мало кто верит в агрессивность России. Но корпоративные интересы в рамках НАТО, Евросоюза выше здравого смысла, и потому вслед за Штатами эта байка раскручивается до полной потери разума.

Украина явила собой ярчайший пример такого умопомрачения. Трудно представить себе, что сорокапятимиллионное население Украины десятилетиями спало и видело, как бы размежеваться с Россией. Смею утверждать: НЕ БЫЛО ЭТОГО! Ну разве что были попытки национальной самоидентификации через главенство украинского языка, через болезненную озабоченность самостоятельностью и независимостью, через чумные представления о своей возможной европеизации. 

Но нашлись доброхоты на Западе и придумали проект, где все эти и прочие самостийные настроения раздули до опасности всей стране лопнуть и околеть, как крыловской лягушке, что хотела сравняться с волом. Нашли и исполнителей чужой воли, не к ночи будь помянуты все эти порошенки и прочие яценюки вместе с юлями. Что будет в итоге, трудно сказать, но явно это не вхождение в «семью европейских народов», не экономическое процветание, не простое народное украинское счастье — «булы б гроши та харчи хороши». Вот что есть, так это уже взращенный русофобский менталитет, заражение целого народа ненавистью к восточному соседу, превращение его в инструмент западного ПРОТИВОСТОЯНИЯ России.

Не открою секрета, если скажу, что это отрыжка той горбачевской перестройки. Нынешняя Украина — это ее продукт. Политический авантюризм привел к распаду страны, и украинцы, и мы, и все прочие до сих пор платим по этим счетам. 

Задаю простой вопрос: где была бы линия разделения интересов, если бы двадцать один год назад мы не вывели из Германии и вообще из Восточной Европы свой справедливо и оправданно размещенный там после Великой Отечественной войны воинский контингент под обещание Запада не расширять НАТО на восток? Можете не отвечать. Мы ушли, а ОНИ пришли. Сначала туда, а теперь и сюда, нам под бок. Да еще и вынашивают планы усилить позиции до безумных масштабов. 

И здесь я очень сомневаюсь в том, что нас, доверчивых, элементарно надули, есть все основания предполагать, что это результат сговора и даже предательства политической элиты той поры.

Сейчас-то выстоим? А как же! Выдюжим? Несомненно! Это в русской традиции — создать массу трудностей, а потом героически их преодолевать. Если, правда, вдруг не затеем новой перестройки, призывы к которой уже раздаются. Мы с вами уже упоминали недобрым словом антироссийскую риторику президента США Обамы на саммите G7. Но внимательные аналитики усмотрели некоторое смягчение выпадов. Обама не требовал вернуть Крым Украине, наоборот, выступал за прекращение войны в Донбассе, отказал украинскому правительству в поставке наступательного вооружения. Что же случилось? Те же обозреватели подозревают смену тактики, где внешнее давление на Россию как бы перемещается на второй план, а на первый, возможно, ставится подрыв НАШЕЙ страны изнутри по известному перестроечному сценарию.

Попробуем посмотреть да сравнить кое-что, выстроим параллели: что было тогда и что предлагается сейчас. Тогда — в конце восьмидесятых — начале девяностых — ставился вопрос о радикальной смене политического и социально-экономического строя. И что мы слышим сегодня из уст экс-президента СССР Горбачева и бывшего министра, а ныне главы Комитета гражданских инициатив Кудрина? Они говорят о необходимости смены политического и экономического курса страны. Каково? 

Тогда в галстуках и без таковых, а больше без царя в голове демонстрировалось всеобщее братание, вычеркивание из российской внешней политики всех и всяческих противников. Сегодня та же парочка требует «отказаться от конфронтации с Западом», то есть вытаскивается старое лекало «политического мЫшления». Это на фоне расширения и укрепления НАТО и войны на Украине?

Тогда ради «ускорения социально-экономического развития» начали демонтаж общественного строя и разрушение государства — сейчас под видом экономических реформ тоже зовут к изменению политического режима. Совпадает с восьмидесятыми то, что «экономические реформы», по Кудрину и Горбачеву, не преследуют увеличения благосостояния общества, они таковы, что непременно вызовут социальное недовольство, как и тогда. 

Далее следует сокращение военных расходов под видом усиления социальной составляющей, что представляется очень сомнительным с учетом старого перестроечного опыта. То и дело предлагается пенсионная реформа, которая предполагает резкое повышение возраста для выхода на пенсию — тогда до этого не додумались. Предпринимается атака на централизованное управление государством, ратуют за снятие фильтров для кандидатов на должности губернаторов, то есть и тут никаких ограничений. 

Можно набрать еще с десяток совпадений. Но тем это и опасно, что именно совпадений с уже прожитым и как бы отвергнутым нынешним общественным устройством России. Нет, если их не так поняли, так пусть скажут, чего они в итоге хотят, а то ведь жутковато.

Не хочется никого пугать, но эти параллели попахивают тем же сценарием РАЗРУШЕНИЯ страны. Не все у нас ладно — кто же спорит, и очень многое надо менять. Но при этом надо помнить свой собственный горький опыт. Тогда всего шесть лет потребовалось, чтобы страны не стало…

Нынче технологии изменились, а время бежит быстрее. Тем не менее давайте все же остановимся и оглянемся.

Александр ГИКАЛО.
Фото: patriotikus.ru

Радио «Краснодар»