" />

Конституция Российской Федерации: правила жизни или система табу?

Конституция Российской Федерации: правила жизни или система табу?
Итак, «Вольная Кубань» последовательно продолжает диалоги о власти. Их в течение года ведут главный редактор Виктор Ламейкин и российский писатель Сергей Платонов, наш земляк, ныне проживающий в Москве. Судя по вашим письмам и телефонным звонкам, наши публикации вам, дорогие читатели, интересны и полезны. Спасибо за добрые оценки. А также за многочисленные просьбы продолжить цикл «Диалоги о власти» в грядущем 2019 году… Сегодняшняя тема, как и было нами ранее обозначено, о 25-летии действующей Конституции РФ, перипетиях ее принятия, ее плюсах и, увы, минусах, а главное — о жизнеспособности и действенности для людей Основного закона страны. Читайте, размышляйте, спорьте, предлагайте!
Виктор ЛАМЕЙКИН: Действующая Конституция России как общественный договор была принята 12 декабря 1993 года в ходе первого и пока последнего общероссийского референдума. С того времени минуло 25 лет. Четверть века мы живем под сенью Основного закона, прописавшего порядок, при котором (ст. 2) «соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства», гарантирующего безопасность и достойную жизнь всем гражданам. А статьи 17, 18 еще и предписывают, что права и свободы человека и гражданина должны быть приоритетом в деятельности органов власти и обеспечиваться судебной защитой. Так ли это на самом деле? Насколько реальность соответствует конституционным предписаниям? И еще — немалое число авторов пишут о нарушениях законов, регламентирующих процесс подготовки и принятия Конституции. Так ли это? Если да, то что это означает для всех нас на практике?

Сергей ПЛАТОНОВ: Да, принято считать, что конституция, а тем более принятая на общенародном референдуме, есть своеобразный общественный договор всех со всеми. Однако ситуация, в которой она разрабатывается и принимается, может придавать физиономии конституции конкретной страны самые разные черты: от жестких до ультралиберальных. Например, Конституция РСФСР 1918 года — это диктатура пролетариата, а Конституция России 1993 года — это рецепт того, как вылечить страну от государственного социализма.
Но лекарство было прописано в несоразмерных болезни дозах. Отсюда и жесткий перекос от не вполне свободного социализма к полной свободе эксплуатации себе подобных. Это была попытка как бы подвести черту под советским порядком с общенародной собственностью и жестким однопартийным политическим режимом и установить порядок новый — капиталистический, под красивой, но туманной вывеской о демократическом, правовом и социальном государстве.
Почему я употребил нелюбимое мною выражение «как бы»? А потому, что по факту невозможно даже таким самым важным юридическим инструментом, как конституция, быстро и радикально устранить из жизни важнейшие черты прежней, тем более советской эпохи, радикальной по сути. В этом видится уникальность современной российской социально-экономической ситуации: фактическое наличие двух Россий в одном флаконе — прошлой советской и новой буржуазной. И это несмотря на то, что в Конституции 1993 года нам обещана совсем-совсем свободная и демократическая жизнь. Хотя какая демократия, если за 25 лет ни одного референдума не проводилось? Даже в связи с повышением пенсионного возраста народ не спросили. И потому иногда кажется, что сеть «Макдоналдс» влияет на нашу жизнь сильнее, чем нормы Конституции.

В связи с этим вспомним, как в нашем диалоге «Президентство: награда или крест?» мы отметили, что Владимиру Путину досталась необычная роль быть одновременно президентом двух государств в одной стране. Когда старые житейские понятия и привычки сохраняются, а новые еще не сложились. К примеру, мы радуемся росту номинала зарплаты, тому, что квартиры теперь в собственности жильцов, и негодуем на дороговизну жилищно-коммунальных услуг. Мы бросаемся с головой в омут финансовых пирамид и возмущаемся бездействием власти, когда их строители нас «кидают». Мы почти столетие досадовали на слишком тесную опеку государства, а теперь возмущаемся тем, что нам приходится жить на свой страх и риск. В прежней жизни государство давало жилье бесплатно, а теперь нередко суд и пристав от имени государства жилье отбирают. Иногда за долги, иногда по искам мошенников. И так во многом. Но все-таки кое-что Конституция гарантирует.

Особенно реально — постоянный рост числа бюрократов и богатства немногих. Посмотрим на опросы: 65 процентов граждан считают так же, 20 процентов думают иначе, 15 процентов «болота» не определились. Так что с реализацией статей 2, 17 и 18 о гарантиях прав и свобод человека и гражданина, в условиях отмеченной выше двойственности, пока получается не очень.
Теперь о нарушениях при разработке и принятии Конституции. Нарушения не случайны. Они были обусловлены стремлением Ельцина к всевластию. После того как Съезд народных депутатов лишил его права править единолично, посредством указов, он пообещал: «Я вам этого не прощу». До сентября 1993 года Ельцин пытался протащить через Верховный Совет свой вариант Конституции с полномочиями диктатора. Но когда это не удалось, указом № 1400 разогнал все ветви власти. Даже Конституционный суд. Указ подкрепил расстрелом парламента из танков, а затем назначил референдум по «своему» варианту Конституции
Во-первых, Ельцин не имел права объявлять референдум. Это была прерогатива Съезда народных депутатов или Верховного Совета. Но он их до этого, как уже отмечено, разогнал. Если точнее выразиться, то приостановил деятельность. На что тоже не имел права

Во-вторых
, принята она, вопреки Закону «О референдуме» 1990 года, меньшинством от общего числа избирателей страны. Было их на тот момент 106 миллионов. Пришли к урнам 58 миллионов. «За» проголосовало около 33 миллионов, что составляет 56,89 процента от принявших участие в голосовании. Но всего 31 процент от общего числа избирателей (106 млн), при том, что закон требовал не менее 50 процентов (53 миллиона). Как говаривали в Одессе, две большие разницы.

Кроме того, по свидетельству тогдашнего пресс-секретаря президента, после захода к Ельцину в кабинет председателя ЦИК Н.Рябова с предварительным протоколом количество проголосовавших «за» выросло примерно на девять миллионов. То есть мы живем по Конституции, которую приняло меньшинство от числа избирателей и тем более от числа 150 миллионов населения, проживавшего тогда в России. Такой вот фокус. Может, потому меньшинству и живется по «своей» Конституции легче?!

В. Л. Получается
, что Конституция, по которой мы живем 25 лет, является незаконной?

С. П. Формально
 — да. Но знать об этом полезно только для будущего. Так как в силу давности нарушений и действия принципа «победителей не судят» обсуждать это подробно нет смысла. Как теперь модно говорить, проехали. Хотя все может быть…

В. Л. Ну
 и ну! После этой горьковатой пилюли давай хотя бы кратко поговорим о том, что меньше известно, но всегда интересно читателям, — об истории конституций вообще, наших в частности, и о том, чем теперешняя отличается от зарубежных?

С. П. История
их такова. Очень долго законы делились на основные и неосновные. К основным, писал английский философ Томас Гоббс, относятся такие, отмена или чрезмерное изменение которых приводит к распаду государства. До конца XVIII века понятия конституции как основного закона не существовало. Затем почти одновременно на свет появились две республиканские конституции: американская и французская. Отношение к ним в монархиях и в самодержавной Российской империи было очень негативное. Константин Победоносцев, российский юрист и государственный деятель, величайшее зло конституционного порядка видел в образовании правительств на партийных началах.

Владимир Ленин называл конституции фиктивными актами, так как их содержание и действительность всегда расходятся. Премьер правительства Юлий Витте предупреждал: примем конституцию — получим революцию! Высказывалось также мнение о том, что конституция — это фиговый листок, прикрывающий срам власти, или всего лишь идеальный проект устройства страны, которому никогда не суждено стать реальным.
И все же за последние сто лет мы принимали семь Основных законов. Столько раз создавали и разрушали фундамент собственного дома-государства. Наши заклятые «друзья» американцы уже более 240 лет обходятся одним вариантом с 26 поправками. Благополучная Швейцария приняла за 250 лет три конституции. Мы же столько раз перекраивали Конституцию СССР!!! Результат известен. Предпоследнюю российскую Конституцию (1978 года) пятнадцать лет не трогали, а потом как с цепи сорвались, за 1990–1993 годы внесли более 200 изменений. И потому советский политический режим (государство Советов) так легко пал под натиском ельцинской контрреволюции. Эта кровавая победа (несколько сотен погибших и более тысячи раненых) и была закреплена в Конституции 1993 года.
Вывод: нельзя устраивать чехарду из поправок. Представьте, что будет с домом, если без конца перестраивать его фундамент? Правильно, он развалится! Что и случилось с нашим общим домом по имени СССР. Поэтому предлагаю ввести правило, согласно которому депутаты Госдумы, предлагающие изменения в Конституцию, в случае отклонения трех их предложений автоматически выбывают из депутатского корпуса. Уверен, число инициаторов уменьшится, а стабильности в жизни прибавится.

Вообще, конституции пишутся не про счастье на земле, не про то, как устроить рай, а как не допустить ада. Главное в ней — прописать основные функции государства и то, как должна быть устроена власть, чтобы не дать ей возможности узурпировать права граждан. Но на деле, из-за особенностей партийной системы и политического режима, отсутствия реального разделения властей (законодательной, исполнительной и судебной — ст. 10), система сдержек и противовесов не работает. Оттого маленькие пенсии и зарплаты, оттого лечение превратилось в услуги, в том числе платные, оттого нет реальной свободы собраний, оттого лица, находящиеся в местах лишения свободы, лишены пассивного избирательного права. Оттого совсем недавно и не удалось через парламент заблокировать планы правительства по повышению пенсионного возраста. Оттого правительство и Центральный банк не подконтрольны Государственной Думе и много лет держат экономику, а значит, и нас всех на голодном пайке. Оттого реально наша жизнь зависит не от правительства и президента, а от чубайсов, кудриных, грефов и других социал-дарвинистов.

Перечисление в конституции как можно большего количества прав человека и гражданина не способствует их реальности, как и бесконечное повторение слова «халва» не добавляет сладости во рту. Да еще в нейтральной, если не сказать пустой редакции, типа «труд свободен», «каждый имеет право на жилище», «каждый имеет право на доступ к культурным ценностям» и т. п.
Традиционно функциями государства было и остается обеспечение внешней безопасности страны и внутреннего общественного порядка. И это так естественно, что в конституциях многих стран об этом даже не упоминается. Теперь к этим функциям все чаще присоединяют экономические и социальные функции. Но государство не может устроить рай на земле. Задача конституции скромнее, как уже сказано, и в то же время выполнима: не допустить ада. Повторюсь, главное в конституции — прописать рецепт о том, как не дать власть имущим нарушить тот самый общественный договор.
С течением времени в конституциях появилась также тема прав человека и функций государства не только по их соблюдению, но и обеспечению. Но реальность такова, что однажды выясняется: это бремя ему непосильно. И тогда происходит общественное недовольство, а то и взрыв в виде революции. И такие ситуации живо напоминают известные строки: «Не обещайте деве юной любови вечной на земле…». Поскольку отцы-основатели современной России желали скрыть истинную, антинародную сущность нового порядка, они вместо четкого описания устройства власти наобещали в новой Конституции вагон и еще маленькую тележку всяческих благ. Так что она является советско-буржуазным гибридом для обеспечения перехода от старого строя к новому. И в этом ее основная особенность. Для одних это достоинство, для других — недостаток.

В. Л. Давай
кратко поговорим о главе Основного закона «Основы конституционного строя». Насколько здесь точно описан процесс перехода от одной эпохи к другой?

С. П. Мы
 уже отметили, что Конституция разрабатывалась на этапе слома советской цивилизации поборниками американских ценностей, а потому в ней отсутствуют нормы и смыслы, направленные на защиту опыта собственного народа. Не случайно за 25 лет ее реализации мы уже получаем поколения, оторванные от национальных исторических корней, ориентированные в основном на всевозрастающее физиологическое потребление и развлечения.

В этой главе есть фундаментальное, негативное противоречие между содержанием статей 10, 11 и 80, которое привело к функционированию двух центров исполнительной власти: администрации президента и правительства. Статья 10 гласит, что государственная власть осуществляется на основе разделения на три ветви — законодательную, исполнительную и судебную. Одновременно подчеркивается: органы законодательной, исполнительной и судебной властей самостоятельны. И это классика. Но когда смотрим на статью 11: «Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент РФ, Федеральное Собрание, Правительство РФ, суды Российской Федерации», — то видим четвертого субъекта власти. Это — Президент РФ. А в статье 80 он объявляется главой государства, который обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, то есть по сути является арбитром между ее тремя ветвями. Так кто же он по жизни? Глава или арбитр (юридически арбитр — это посредник в спорах несудебного характера)? Похоже, составители Конституции перемудрили, потому что очень хотелось угодить Ельцину. Ведь перед этим он уже показал, что бывает с теми, кто идет против его желаний.
Итак, в статье 10 говорится о трех субъектах (ветвях) власти, а в статье 11, как видим, их уже четыре (!). Не оттого ли в госуправлении столько нестыковок? Даже Медведев еще в 2016 году вынужден был отметить: отсутствие взаимодействия между органами власти (видимо потому, что принцип разделения властей доведен до абсурда) привело к тому, что КПД государственной машины остается низким, в том числе из-за организации работы устаревшим «ручным» методом «по поручениям».
В. Л. Теперь предлагаю оценить, насколько выполняются основные функции государства по обеспечению внешней безопасности и внутреннего общественного порядка, а также правосудия. Те самые функции, которые ты назвал традиционными.

С. П. Внешняя
безопасность обеспечивается надежно. И это очевидно. Никто на нас пока не напал. И здесь заслуга государства, и прежде всего Президента РФ, несомненна. Будем надеяться, что так будет и впредь. Но внутренняя безопасность и общественный порядок обеспечиваются только в основном и не везде. Так, на дорогах гибнут и теряют здоровье ежегодно десятки тысяч человек. А ведь стоит запретить перевозку людей в автобусах в ночное время, ограничить скорость их движения 70 километрами в час — и государство спасет жизни и здоровье многим людям. Без особых затрат.

Немалое число граждан лишилось жизни, здоровья, имущества во времена чеченского сепаратизма, в терактах в Волгодонске, Каспийске, «Норд-Осте» и других в Москве, в Беслане. С 2010 года ситуация заметно улучшилась. Хотя недавняя керченская трагедия заставила содрогнуться и вспомнить те горько-кровавые времена. Почему же это происходит? Где истоки? Где первопричина? Многие уверяют, что такой и подобные трагические проявления — результат 25 лет жизни в условиях конституционного запрета на государственную идеологию и цензуру, который породил духовную пустоту. Что это одно из следствий такого табу…
О правосудии. Скажи, справедлива ли ситуация, при которой я, ты и другие граждане оплачиваем значительную часть расходов на судебные разбирательства между коммерческими структурами? Я имею в виду арбитраж. Почему наша Конституция возлагает это бремя не на третейские суды, а на государственное правосудие? Далее: разве правильно, что у нас судьями могут стать совсем молодые и житейски неопытные люди (25 лет), да еще назначаемые и не сменяемые после пяти лет стажа. А почему не избираемые теми, кого и будут судить? Вопросов много… 
В прошлом диалоге, в качестве примера отсутствия в нашем правосудии принципа правовой определенности, мы упоминали об уголовном деле кошевого атамана из Анапы Н.Нестеренко. Так вот: уже после нашей беседы адвокат показал мне решение Европейского суда, из которого видно, что в ходе избрания и продления для Н.Нестеренко меры пресечения Первомайским и Октябрьским судами города Краснодара, Анапским городским судом и уголовной коллегией Краснодарского краевого суда были проявлены (внимание!) «использование допущений при отсутствии доказательной основы», «неустойчивость обоснований, применяемых судами», «неспособность рассмотреть возможность применения других мер пресечения», кроме ареста. Когда я читал это решение, мне было стыдно за таких судей…

В. Л. М-да, особенно на фоне решения австрийского суда, когда подозреваемого в госизмене полковника не арестовали (!), а всего-навсего лишили права выезда за границу. Думаю, твои суждения и чувства будут многими поддержаны. А что с новыми функциями государства по обеспечению прав и свобод человека, которыми переполнена наша Конституция? Ведь в прежней советской (в аналогичной главе) речь шла о правах, свободах, а также об обязанностях. И в связи с этим не кажется ли тебе, что составители новой Конституции опрометчиво пренебрегли опытом создания прежних Основных законов?

С. П. Так
и есть. Конституции 1936 и 1978 годов по-своему были на высоте. Но шахраи и собчаки отбросили прежний опыт на 100 процентов. Эта глупость свойственна людям, не берущим в расчет исторических корней и потому именуемым невеждами, даже если они депутаты и профессора.

С гарантией права на достойную жизнь всем — пока не получается. По данным Счетной палаты, 13,2 процента населения страны (19,3 миллиона человек) по состоянию на 1 января 2018 года имели доход ниже прожиточного минимума. А это бедность. Причем только за минувший год таких людей добавилось три миллиона. Правительство же утверждает, что в 2018 году динамика положительная. Поверим. Но проблемы с охраной здоровья (трудности с доступностью медуслуг, их нередкая платность, дороговизна медпрепаратов) и в делах образования (недостаток мест в садах и яслях, учеба в две, а то и в три смены) пока остаются нерешенными. Такова суровая реальность!

Многое из того, что происходит или, наоборот, не происходит в общественной жизни, конечно, зависит не от Конституции, законов и указов. Кроме этих удачных и не очень инструментов есть еще одно и, похоже, главное средство — дух времени. Его давление (влияние) на жизнь — положительное или отрицательное — не зависит от действий политических сил. Оно сравнимо с неумолимым движением колеса истории. Все остальное, в том числе лихорадочная (хаотичная по определению) политическая деятельность, в долгосрочной перспективе не более чем малопродуктивная трата сил. И потому должностные лица и само правительство нуждаются как в конституционном всеобуче, так и в большем приобщении к нравственным принципам во взаимоотношениях с народом.
Такой вывод делаешь из ситуации вокруг начатой пенсионной реформы. Она не только лукавая самой игрой в доброго президента, злое правительство и «пластилиновых» депутатов, но и противоречит статье 55 Конституции. То же самое в связи с недавним отказом в течение нескольких лет в индексации пенсий вообще. И в связи с отказом индексации пенсий работающим пенсионерам. И в связи с переносом индексации пенсий военным пенсионерам в 2019 году на более поздний, чем другим пенсионерам, срок. Все это противоречит статье 19 Конституции, запрещающей дискриминацию по любым признакам и категориям граждан.
Недалеко от чиновников ушли и законодатели. Это касается как многих статей самой Конституции, так и других законов. Особенно показательны в этом смысле статьи 31 (свобода собраний) и 32 (право на голос для лиц, лишенных свободы по приговору суда). Первая сформулирована неряшливо, вторая — неверно в принципе. Много копий сломано по поводу содержания статьи 13 — «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной». Статья неверная в корне, так как противоречит самой природе государства, которое не может существовать без идеологического фундамента и маяка: НЕТ ИДЕОЛОГИИ — НЕТ ЦЕЛИ РАЗВИТИЯ. Правда и в том, что мало кем замечаемая идеология в статьях 1, 5 и 7 Конституции уже есть. Это утверждение о том, что Россия есть демократическое, правовое и социальное государство. Чем не идеология?! Но откровенно буржуазная суть политического режима блокирует реализацию этих и других конституционных норм.

А что с этим в Краснодарском крае? Разве мы имеем право забывать кущевскую ситуацию, когда тысячи сограждан несколько лет на виду у всех властей оказались в заложниках банды «цапков»? А хронические проблемы с долевым строительством жилья, когда и федеральные, и местные власти долгих 15 лет в ущерб гражданам-дольщикам пребывали в плену у строительного лобби? Бесконечные злоупотребления краснодарских, сочинских и других чиновников создают стойкое впечатление, что власть и люди существуют в параллельных реальностях. Недавно прочитал в «Вольной Кубани» материалы журналистского расследования вокруг ситуации в МУП «Ритуал» в Анапе о том, что в процессе ухода людей в вечность и пребывания их в ином мире эти реальности тоже не пересекаются.

Объективно по качеству жизни Краснодарский край уверенно занимает пятое место среди регионов России. Например, по состоянию инфраструктуры и демографии уступает только Москве, Санкт-Петербургу, Московской области и Татарстану.
Но эта общая картина сродни средней температуре по больнице. Однако валовой региональный продукт на душу населения составляет 370 тысяч рублей (в Московской области — 485 тысяч рублей). А среднедушевой доход — 33 тысячи рублей (в Московской области — 42 тысячи рублей), и это 41-е место края среди регионов. По климату, понятно, с краем соперничают только Крым, Ставропольский и Приморский края. То есть условия есть, а результат, мягко говоря, соответствует им не вполне. 
Ведь еще немало кубанцев живут на доход ниже прожиточного минимума, то есть в бедности. Сколько жителей жемчужины России живут на такой доход, у меня точных данных не имеется. Но они, конечно, есть в администрации и ЗСК края. А вот есть ли у них конкретный план по преодолению этой беды? Не уверен. А если есть, то почему его не обнародовать? При том, что совершенствовать то, что существует, возможно только при условии, что мы хорошо изучили и усвоили тенденции современного общества. Да еще и сверили с общественным мнением. Без этого условия все социальные планы либо вредны, либо бесполезны, как выстроенные на песке.

В. Л. Ты
 знаешь, что край по составу населения очень непростой. И потому межнациональные отношения всегда были и остаются в центре внимания организаций гражданского общества и властей. И, слава Богу, эти отношения вполне нормальные. Но периодически в стране всякого рода неформальные объединения поднимают вопрос о якобы недостатке внимания действующей Конституции к статусу титульной русской нации. Как ты считаешь, есть для этого реальные основания или это плоды незрелого, нездорового воображения?

С. П. В связи с твоим вопросом вспоминаю блестящую публикацию на эту тему нашего товарища Александра Гикало «Не будите лихо, пока оно тихо». Уверен, читатели тоже ее помнят. Но ты прав, так называемые русские националисты считают, что проблема есть и кроется она в недостатках Конституции страны. Мол, почему даже очень малые по численности нации именуются государствами, имеют свои конституции и даже до недавнего времени именовали своих руководителей президентами? Некоторые считают, что в системе образования республик ущемляются права русскоязычных граждан.

В Интернете можно встретить публикации об этноциде русских в некоторых национальных республиках. Особенно активен в этом плане лидер одной из фракций Государственной Думы.
О наличии или об отсутствии оснований отвечу так. Конечно, шероховатости в межнациональных отношениях были, есть и будут. Задача — не допускать перерастания их в конфликты. И пока общими усилиями это удается. Но наша Конституция в этом вопросе все-таки содержит один изъян. Не фатальный, но он имеется. И особенно виден из содержания статьи 68, в которой записано, что «1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык». Ни в одном другом месте Конституции вы не встретитесь со словом «русский».
Но тогда возникает вопрос: откуда взялось понятие «русский язык», если ни в преамбуле, ни в главе 1 «Основы конституционного строя», ни в главе 3 «Федеративное устройство», ни в других главах и статьях нет даже упоминания о русской нации? Устранить эту юридическую неряшливость несложно. Достаточно дополнить преамбулу словами «признавая государствообразующую роль русской нации» и абзац 2 части 1 статьи 65 словами «субъекты русской нации». 
Обратим внимание также на разнобой в происхождении наименования субъектов Федерации: национальные республики именуются от названия титульного этноса, а края и области — от названия краевых и областных центров. А почему русскоязычные края и области не объединить в субъект под названием «Республика Русь» и не учинить в статье 65 Конституции перед перечнем краев и областей такую запись: «Края и области, входящие в субъект Федерации Республика Русь»? Но это не к спеху, так как историческая память и статья 68 вместе скрепляют Федерацию достаточно прочно.

В. Л. Поговорим
теперь о «горячих» ныне правах и свободах человека и гражданина: о свободе слова и свободе собраний.

С. П. Немного
истории. Впервые о таких свободах говорится в Основных законах Российской империи 1906 года. В Конституции 1918 года такие свободы предоставлялись только рабочему классу и крестьянской бедноте. И были восстановлены для всех только в Конституции СССР 1936 года. Но это были скорее декларации, чем реальность. Так, в СССР свобода слова была ограничена кухнями. И колебания во мнениях допускались только в пределах генеральной линии КПСС и в разрешенных местах. За действительную свободу слова вне этих параметров можно было загреметь под статьи 70 и 190–1 — антисоветская агитация и пропаганда с целью разрушения советского строя и распространение сведений, порочащих советский государственный и общественный строй.
В современной России свободы слова стало больше, пока в Уголовный кодекс не ввели статьи об экстремизме (о них мы говорили в одном из наших с тобой диалогов). А после их введения в действие ситуация стала все больше походить на советский период. 
Официальная государственная цензура запрещена (статья 29 Конституции). Но, как главный редактор, знаешь лучше других, что построенная на нравственной системе табу внутренняя цензура в СМИ существует. В «Вольной Кубани» она на высоте. Писатели знают, что такое издательская цензура. Но на ТВ, в кинематографе, в некоторых театрах такого внутреннего цензора явно не хватает. И потому их заполонили сцены насилия и похабщины. Свобода слова нередко зашкаливает за пределы разумного. Посмотрите телешоу, послушайте «Эхо Москвы», почитайте «Новую». Здесь внешний цензор в виде художественных (общественных) советов был бы явно к месту.

В. Л. Позволю
краткую ремарку — о внутренней цензуре в «Вольной Кубани». У нас — от редактора до корректора — есть святая традиция: отвечать перед людьми за свое напечатанное слово! А также — выполнять «Закон о печати»… Теперь о праве на свободу собраний. Писатель и политик Лимонов, оппозиционеры Навальный, Удальцов и другие немало дней провели под административным арестом за злоупотребление этим правом. Что происходит — они действительно нарушают Конституцию, закон?

С.П. В регулировании права на свободу собраний статья 31 Конституции и соответствующий закон явно противоречат друг другу. И потому из статьи-регулятора она по факту является статьей-провокатором. Поясняю, что если строго следовать дозволению нормы Конституции, то получается полная свобода. Но так не бывает, особенно если для участия в собрании, шествии, митинге приглашаются тысячи, иногда десятки тысяч граждан. Скопление массы людей всегда потенциально опасно и для самих участников, и для окружающих. Принятый вопреки Конституции закон требует от организаторов уведомлений. А по факту разрешений о проведении собраний в помещениях в законе вообще ни слова.
Повторюсь, в действующей статье-провокаторе о законе и намека нет. А в жизни он есть с 2004 года. Организаторы собраний нередко игнорируют закон, ссылаясь на то, что согласно разъяснению Верховного суда РФ статьи Конституции являются нормами прямого действия, а потому закон не нужен. И в результате они оказываются в участке, а нередко и под арестом. А почему бы не учинить в Конституции такую простенькую запись: «1. Все имеют право собираться мирно и без оружия без уведомления и разрешения. 2. Для собраний вне помещений это право может быть ограничено законом».
В. Л. О праве на свободу совести. В свете последних событий на Украине этот вопрос снова привлек внимание и в России. Кризис православия, к сожалению, налицо, и он не случаен, так как был предопределен развалом СССР. В твоей книге о Путине в главе «Сон президента» я прочитал, что есть страны, причем успешные, в которых нет отделения церкви от государства и даже существуют государственные религии. В качестве такого примера ты привел Норвегию, а также Англию, в которой королева является главой церкви. Как влияют реалии современной жизни на свободу совести сегодня и что будет завтра с этим правом?

С. П. Сложный
вопрос. Право на свободу совести я называю свободой от совести. Так как отделение церкви от государства возможно только в финансово-имущественном и управленческом плане, но не в духовном. Отделение в качестве условия свободы совести — это анахронизм, идущий от решения СНК РСФСР 1918 года о прекращении финансирования приходов, монастырей, об упразднении Священного Синода как органа управления церковными делами. Ведь до этого времени российская церковь 200 лет управлялась государством. Потом власти занялись богоборчеством и гонением на прихожан и священнослужителей, не принявших новые порядки. Сегодня в России по Божьей милости наступил период гармонии церкви и государства. И это состояние никак не соответствует норме Конституции о праве на свободу совести в ее нынешней конструкции. Она вводит и верующих, и атеистов в заблуждение.

Церковь, мечети и другие религиозные учреждения — это не совсем обычные общественные организации. Это институты народной духовности, которая неотделима от государства и которая по определению должна пропитывать его от основания и до самых вершин. Иначе мы получаем голый прагматизм, свойственный чуждым нашей ментальности ультралиберальным установкам.
Не следует путать бездуховность (запрет на госидеологию, отделение церкви от государства) с запретом на создание в органах государственной власти, в организациях и учреждениях партийных структур (аполитизм). И еще о ситуации с автокефалией для украинского православия. Если само государство Украина сохранится в настоящем состоянии, то теперь или позже автокефалия неизбежна.
В. Л. А что с важнейшими социальными и культурными правами? Как обстоят дела в реальности? Скажем, о праве на бесплатную медицину. Статья 41 Конституции установила, что «медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно…». Но во многих, если не во всех такого рода медучреждениях есть регистратуры по оказанию платных услуг. Что это, как не доказательство грубейшего нарушения конституционных прав? Разве законодатель не обязан такое нарушение устранить безотлагательно?!

С. П. Согласен
с тобой. Именно и поэтому так моден сбор денег на лечение деток. Необходимо устранение такого нелепого и антиконституционного положения, надо массово сломать сопротивление медицинского лобби.

О культурном наследии. Статья 44 Конституции возложила обязанность по сохранению исторического и культурного наследия на граждан, забыв при этом об обязанности государства по защите языка как основы культурного кода той самой российской нации, о которой так много говорится в последние годы на самых высоких собраниях. Эта проблема характерна для многих стран…

В. Л. Можно
 ли выставить, говоря учительским языком, итоговую оценку Конституции как главному инструменту современного государственного и общественного строительства?

С. П. Думаю
, что все же пока Конституция не смогла стать инструментом для обеспечения большинству россиян достойной и безбедной жизни. Причин тому немало. О каких-то мы сказали. Но одна, имеющая к Конституции косвенное отношение, прямо на поверхности — это явная клептократичность и офшорность значительной части современной российской элиты. Если эти господа еще раздумывают, как быть дальше, пусть припомнят, отчего случились опричнина при Иване Грозном и репрессии при Иосифе Сталине.

И не рассчитывают на беспредельную демократичность Конституции — ее «терпение» небезгранично. Наоборот, статьи 7 и 19 о социальном государстве и равенстве всех перед законом и судом обязывают карать виновных в хищениях независимо от должности и размеров кошелька.
Чем быстрее избавимся от клептократов, тем быстрее жизнь изменится в лучшую сторону, и тогда чувство национального достоинства россиян дополнится чувством их собственного достоинства.
В. Л. Уверен, многие будут согласны с таким бескомпромиссным и назревшим выводом. И еще — если бы ты имел возможность внести три поправки в Конституцию, что бы это было?

С. П. Ох
 это извечное если бы да кабы… И все же попробую пофантазировать. Если серьезно, то предложил бы начать Конституцию с такого девиза: «Труд есть служение Богу», а продолжил бы сводом запретов (табу) типа «не убий», «не укради» и т. д. Поскольку изложение в конституции только свода прав и свобод, без обязанностей, делает общественный договор неполным, дефектным. Теперь чисто гипотетически о трех поправках.

Первое — с целью укрепления здоровья народа установить специальную весомую премию к зарплате и надбавку к пенсии за отказ от употребления крепких спиртных напитков и курения.

Второе — внести статью об обязанности членов правительства и депутатов думать, прежде чем что-либо говорить, чтобы не допускать, к примеру, дури типа недавнего заявления министра труда «о беспрецедентном росте заработной платы в стране».

Третье — ничего не предпринимать без заботы о простых людях и, для формирования в стране позитивного настроения, обязать выбросить негативные мысли, больше улыбаться, никогда не употреблять слово «нет». Прощать, любить и верить!

В. Л. Хорошо
, когда разговор на серьезную тему мы завершаем на позитиве и даже с юмором. Спасибо! До новых встреч на страницах «ВК». И пожелаем читателям всего доброго в наступающем 2019 году!
comments powered by HyperComments