" />

Левый край, правый край, не зевай!

Левый край, правый край, не зевай!
Мы намеренно не затрагивали тему Абхазии: необходимо было отследить развитие событий, понять, что там происходит. Хотя посматривали на другой берег реки Псоу с некоторой тревогой. Уличные формы протеста, попытки захвата зданий, признание легитимности одних и нелегитимности других по решению улицы — все это кое-что до боли напоминало. Украину — не так ли?

Аналитики говорят, что ситуации несравнимы, но в Абхазии не менее тревожно, чем на Украине. Сегодня, когда президента Абхазии Александра Анкваба таки вынудили уйти в отставку, нельзя с полной определенностью говорить о причинах политического кризиса в республике. Скорее это покажет ближайшая перспектива. И все же одной из причин называется то, что Анкваб «допустил серьезные ошибки в управлении государством». Эта оценка не блещет конкретностью и новизной, любому свергнутому лидеру именно это вменяется в вину. Ну а что в деталях?

Кризис это системный, он возник не в конце мая, когда оппозиция вывела людей на улицу. Оппоненты, несмотря на их разнородность, ставили перед властью одни и те же вопросы давно. В первую очередь это касается создания реальной для реализации программы укрепления государственности Абхазии, конструирования новой экономической системы, не так жестко привязанной к российским субсидиям и курортному бизнесу. Но, говорят, президент Анкваб их не слышал, вернее, не слушал. Сегодня отмечается, что президент был не готов к этому, сказывалась политическая привычка замалчивать проблемы и личные качества человека. Вот и «расписался в полном неумении», как поется в песне Высоцкого.

По сути случилось так, что старая модель управления не действовала, а на новую Анкваб свое государство не переводил. Скажем так, устраивало кураторство России, подпитка давала возможность оставаться на плаву. Понятно, что долго так продолжаться не могло. Что же это за независимость, когда ты прочно привязан к чужому кошельку?

В политическом смысле Абхазия и Южная Осетия похожи друг на друга как сестры-близняшки. Но экономический потенциал у Абхазии выше. Он достаточен для того, чтобы не только говорить о нем, но и отталкиваться от него, строя планы на будущее. Их как раз никто и не строил, на чем, собственно, и погорел Анкваб.

Так что кризис назревал давно. Как этих процессов не заметили российские кураторы — вот это странно. Ведь в этом направлении работают специально назначенные люди. Может, их убаюкала ставка на стабильность, что очень важно для России на этом направлении? Не исключено, что и так: живут себе люди тихонько — и ладно. Но в силу самых разных международных обстоятельств отслеживать ситуацию на этом геополитическом направлении наши чиновники были обязаны. Тем более что инструментарий для влияния на нее более чем широкий. К примеру вовремя начатый политический диалог внутри самой Абхазии.

Теперь помощник Президента России Владислав Сурков, активно занимавшийся тем, чтобы в Абхазии не полыхнуло, говорит, что Россия готов оказать поддержку народу Абхазии. Наверняка имеется в виду финансовая и военная помощь. Надо, наверное, помогать. Но в же время подпитывать и стремление выдвинувшейся на первый политический план абхазской оппозиции укреплять свой суверенитет, в том числе и развитием экономики республики. И не считать ворон, России такие зевки дорого обходятся.

Берегите себя!

Александр Гикало.

comments powered by HyperComments