" />

Лучше слышит ухо, когда сыто брюхо? или Какой должна быть идеология в России

Лучше слышит ухо, когда сыто брюхо? или Какой должна быть идеология в России
Если представить себе фантастическую перспективу, когда бы весь народ записался в партии, весь-весь, то как и чем его, бредущий к своим идеологическим ориентирам, собрать воедино под государственное крыло? Остается только благодарить судьбу, что наверняка большей части населения партийное строительство и партийная принадлежность как бы до фонаря.

Нет, все-таки хорошо было идеологам советского периода: есть одна правящая партия, в ее структуре — идеологический аппарат снизу доверху, четкие установки, что хорошо и что плохо. Задача состояла лишь в том, чтобы провести мудрые предначертания в жизнь. Нынче ситуация другая: только в нижней палате Федерального Собрания представлены четыре партии, а зарегистрированных и заявивших о себе на российском политическом поле — не сосчитать. В идеальном варианте у каждой должна быть своя идеология.


Как же быть? И как жить такому государству? Если представить себе фантастическую перспективу, когда бы весь народ записался в партии, весь-весь, то как и чем его, бредущий к своим идеологическим ориентирам, собрать воедино под государственное крыло? Остается только благодарить судьбу, что наверняка большей части населения партийное строительство и партийная принадлежность как бы до фонаря, а проявляется интерес только в предвыборные кампании, да и то под давлением претендентов, агитаторов да прессы.


Но и партийные и беспартийные живут в одном государстве, как и люди разных национальностей, вероисповеданий, социального статуса, культурного уровня, географии и условий проживания? Так что, им так и оставаться разобщенными? Какими бы мы ни были разными, а государство-то одно! Ответ нашли пока что политики, и сегодня активно обсуждается тема «государственной идеологии». Сторонники необходимости таковой, а себя я отношу к их числу, считают, что идеология играет чрезвычайно важную роль в становлении и функционировании государства, что народ, не осознающий своих подлинных национально-государственных интересов, фатально обречен на небытие. Он разбредется как стадо при плохом пастухе, и тут не избежать потравы.


Есть идеальный вариант выработки государственной идеологии. Его можно представить так: определенные интересы народа отражены в его народной идеологии. Государство с ее учетом разрабатывает политическую и экономическую системы, стратегию развития национальной культуры, закрепляет это в Конституции. Далее задача состоит в том, чтобы последовательно и неуклонно идти по пути реализации, строя жизнь на прочном, понятном народу идеологическом фундаменте.


Да успокойтесь вы, я же прекрасно понимаю, что описанный выше идеал невозможен. Тем более после многих уже лет житья вообще без идеологии, с шараханьем из стороны в сторону из конъюнктурных и прочих личностных соображений и плавания без руля и без ветрил. Давайте вспомним: в ныне действующую Конституцию РФ намеренно не вносилась статья о государственной идеологии, эту статью сочли коммунистической отрыжкой, а потому наложили запрет на идеологию. Хотя, может, и правомерными были претензии к содержанию и сути, да еще к проводникам, но только не к национально-государственной норме.


Наверное, потому, что государственная идеология, будь она сама по себе как программная цель или как норма Конституции, только обговаривается, она является предметом обсуждения или решения: нужна или нет. К сути, к содержательной части пока не подошли. Хотя уже сейчас вполне правомерен вопрос: а что это должно быть, на чем следует строить государственную идеологию, что ставить во главу угла?


Именно это архиважно по нескольким причинам! Мало балабонить, как мы уже знаем, о решениях очередного съезда и звать к вершинам чего-то там — коммунизма или капитализма. Совершенно очевидно, что любая «идея только тогда овладевает массами», когда она понятна народу, совпадает в интересах государства и человека, когда есть реальное (материальное) подкрепление слова делом. Поэтому из государственной идеологии необходимо исключить сиюминутные и конъюнктурные интересы государства, это должны быть интересы стратегического порядка.


При этом важен учет внутренних и внешних условий государственного существования: исторические традиции, менталитет народов, геополитическое положение страны, экономический, демографический, экологический и целый ряд других факторов. И потом, раз уж мы говорим о многопартийной системе как основе формирования власти и демократии, следует учитывать все сферы общественной жизни. Это, скажем так, мерки, с которыми надо подходить к разработке государственной идеологии, без них содержательная часть будет ущербной, а потому малоэффективной и непродуктивной. Так как не ляжет в основу людского мировоззрения, не перекует его, не направит взоры в сторону общего государства.


Раздались призывы закрепить в Конституции эксклюзивный статус православного христианства как конфессии, сыгравшей определяющую роль в историческом становлении России и русского народа. Это ведь действительно одна из несущих конструкций Российского государства на протяжении многих веков, она может стать одной из идеологических скреп и сегодня, важнейшей, не подлежащей сомнению, выверенной, но одной из! Как исключить из идеологической концепции называемые многими сторонниками необходимости государственной идеологии, к примеру, суверенитет, народовластие, приоритет труда перед капиталом, возвращение к традиционным ценностям русского и других народов России?


Это далеко не все направления, которые претендуют войти в содержательную конструкцию государственной идеологии. Мы называем лишь то, без чего, на наш взгляд, невозможно обойтись, и реализация чего выстроила бы в одну объединительную линию государство и человека. Давайте попробуем расшифровать для примера только одно идеологическое направление. Государство в лице, скажем, президента, призывает обратиться к традиционным российским национальным ценностям.


Это культ семьи, соборность, приоритет нравственного начала во взаимоотношениях людей, патриотизм, традиции, национальная культура, проверенная веками многонациональная общность российских народов. Но совокупность этих идей и в целом государственной идеологии тогда настроит волю граждан к совместной гармоничной жизни, когда государство будет об этом не только говорить, но и создавать условия для реализации. Иначе все сказанное люди (а так уже было во времена социализма) воспринимают не как путь своего личностного самоопределения, а как досадную нелепость, не имеющую под собой реальной почвы.


Противникам идеи я хотел бы возразить еще и потому что идеология — это в первую очередь цели и ценности. И что же это за государство, если у него этого нет? Мы уже прошли период личнокорыстных временщиков во власти в девяностые, да, собственно, с этого пути еще не свернули. Хотя в последнее время все чаще слышим из уст главы государства призыв защитить наш язык, культуру. Хотя звучат в верхней палате СФ слова Валентины Матвиенко о том, что Россия сегодня переживает «прямую интервенцию совершенно чуждых для нашей самобытности и культуры веяний и течений». Да душа многих пронизана болью за страну. Но как же получилось, что мы, гордясь самобытностью, лелея тезис об особом пути России, стыдимся это утверждать на государственном уровне. Вот потому и насущно сегодня знание, какой вектор надо выбрать стране, чтобы не раствориться окончательно и не пропасть как нация в глобальном мироустройстве.


Один умный человек, рассуждая об этой проблеме, государственную идеологию назвал материей рациональной и сравнил ее с перилами лестницы. Можно ведь ходить и без них, но есть опасность свалиться. А нам уже ниже некуда.

Я так думаю. А вы?

Александр Гикало

Политический обозреватель.

фото www.altfast.ru

comments powered by HyperComments
Похожие материалы