Выход из кризиса: Можно б двигаться вперед, но мешает вновь… народ

Выход из кризиса: Можно б двигаться вперед, но мешает вновь… народ
Днепропетровска больше нет. Есть Днепр, или Днiпро, как переименовала этот город Рада.

На Украине идет процесс «декоммунизации». А Петровский-то, фамилию которого когда-то присоединили к Днепру, был известным партийным и советским деятелем. Но возникает вопрос, почему не вернули городу название исконное — Екатеринослав? Да потому что славит оно императрицу Екатерину II. Так что под видом декоммунизации соседи проводят дерусификацию. На самой Украине переименование методом усекновения попало в короткий анекдот: после того как сократили название Днепропетровска до Днепра, Хер(сон) напрягся, а Запор(ожье) заволновалось.

Право, и не знаю, попадут ли в анекдот нынешние преобразования в России, но поразмышлять о мерах вывода из кризиса отечественной экономики стоит хотя бы для того, чтобы знать, как реагировать — волноваться или напрягаться. 

Президенту предлагается сразу ТРИ сценария. Но прежде чем как-то их изложить, все же вспомним, что все властные инстанции уже прошел антикризисный план. Так он уже не в чести? Или это был просто план раздачи денег на поддержку некоторых сфер, с чем чиновники уже справились?

Теперь на вопрос, как обеспечить долгосрочный экономический рост в будущем, взялись ответить экс-министр финансов, а ныне зампредседателя Экономического совета при президенте Алексей Кудрин, министр экономического развития Алексей Улюкаев и члены так называемого Столыпинского клуба. Как раз 25 мая, в день, когда я пишу этот материал, проходит заседание Экономического совета при президенте. Так что узнать, чью точку зрения примет Владимир Путин, пока что нельзя. Хотя беды в том большой нет. Накануне пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков заявил, что решений сразу никто принимать не будет, это, мол, такой «мозговой штурм».

Итак, какие же вершины будет штурмовать министр экономического развития Алексей Улюкаев? Вы помните, совсем недавно, во время «прямой линии», Владимир Путин, говоря о российской экономике, сказал, что дно кризиса уже показалось. Раньше Улюкаев говорил про дно, которого уже достигли. А вот теперь, если судить по документам МЭР, спад в российской экономике в значительной степени завершился и близка нижняя точка этого падения. То есть дна еще не нащупали, но где-то оно все же есть. А Улюкаев и его ведомство как бы его уже ощущают, то есть экономика в целом стагнирует, но «в отдельных моментах мы уже видим признаки восстановления, которое продолжится в среднесрочном периоде».

А чтобы расти хотя бы на четыре процента в год, по мнению Улюкаева, надо интенсивнее использовать трудовые ресурсы и внедрять активную инвестиционную политику. Инвестиции оставим на потом. А вот что министр видит в сфере трудовых ресурсов, посмотрим. Это жесткое сокращение персонала? Но тогда сократится и потребительский спрос, так как семьи будут беднеть. 

Улюкаев предлагает упростить процедуру увольнения работников по инициативе работодателя, 

видимо, забыв о том, что среди ожиданий Минэкономразвития есть снижение безработицы. 

Ну и потом, не станем забывать о недавно прозвучавшем абсурдном предложении заморозить зарплаты на несколько лет. 

Министерство экономического развития от него потом открестилось, но идеи ведь долговечнее их носителей, особенно у нас в России. Одним словом, Алексей Улюкаев и его министерство, хотят они этого или нет, роста экономики никак не представляют себе без наступления на права граждан.

Подходы Алексея Кудрина — иные. Он тоже за инвестиции, но, наивный, предлагает «банковать» не государству, а самому бизнесу. 

Кудрин знает, о чем говорит. В недавнем интервью он заявил, что на счетах бизнеса скопилось свободных ресурсов столько, сколько составляет годовой объем инвестиций в России. Дело за малым: заставить бизнес, а лучше заинтересовать в том, чтобы он вкладывал в развитие экономики, а не прятал деньги.

А вот что касается нужд и проблем простого населения, то в плане Кудрина это задвигается на последний план. Как известно еще по той поре, когда Кудрин был министром финансов, он приверженец непременно бездефицитного бюджета. В нынешних условиях это означает ту же заморозку зарплат, пенсий, то есть наступление на социальные права граждан. 

Тут надо бы припомнить о 90 миллиардах долларов, вложенных в американские ценные бумаги, и Кудрин, борец за профицитный бюджет, немало сил положил на создание этой сомнительной кубышки.

Как мы уже отметили, предлагается и третий путь. «Столыпинцы» — это, в частности, советник президента Сергей Глазьев, бизнес-омбудсмен Борис Титов и другие — имеют даже программу «Экономика роста». Они тоже видят выход в росте инвестиций, но для них предлагают использовать накопленные государством резервы. 

А еще хотят, чтобы Банк России провел целевую эмиссию и инвестировал деньги в корпоративный сектор. Эмиссия — это включение печатного станка: денег много (в смысле бумажек), а цена их стремится к нулю. То есть наступает ГИПЕРИНФЛЯЦИЯ. Мы это уже проходили.

Кто сможет убедить Владимира Путина в том, что его программа возвращения экономики к росту наиболее реальна, мы сегодня, как уже сказано, не можем знать. Но можно предположить, что разумное удастся вычленить, все же избежав давления на граждан. Чтобы просчитать последствия предлагаемых мер, надо просто вспомнить, что у нас уже многое было из того, что предлагают сегодня разработчики трех программ. 

Вот только даже в самые худшие годы никто не советовал повысить пенсионный возраст, так что это направление можно считать новацией.

Кстати, она и содержится в материалах МЭР к докладу министра Улюкаева на заседании президиума Экономического совета при президенте. Причем наши прогнозисты уже не говорят о поэтапном повышении пенсионного возраста, они хотят все и сразу. Понятно, что пенсионная отсрочка на какое-то время даст возможность меньше тратить денег на выплату пенсий. Но во что обойдется непременно скакнувшая безработица? Ведь места для молодых будут занимать пожилые работники! Все активнее на уровне правительства бродит идея вообще не платить пенсии тем, кто работает. А кто-нибудь просчитал, во что обойдется государству обострение социальной ситуации, если чиновники все же вынудят людей выбирать между работой и пенсией?

Ага, вот же чиновникам увеличивают возраст выхода на пенсию, и никто не ропщет. Прокатав на служивых людях непопулярную меру, правительство как бы представило обществу пример: ведь можно же! Но мы давайте взглянем на несколько цифр, характеризующих понятие достойной старости, скажем, депутатов Госдумы, которые как раз и принимают законы, разработанные правительством. 

Ну так вот: если гражданин побыл депутатом не менее года, он обязательно получает доплату к пенсии по старости и инвалидности. При парламентском стаже от года до трех лет — 55 процентов от депутатской зарплаты (196 тысяч рублей), от трех лет — 75 процентов (270 тысяч). 

Не стану искать, что там положено министерским чиновникам — и не потому, что лень, а просто из уверенности, что там тоже гарантирована достойная старость. Во сколько государство оценило достойную старость остальных — на это вы гляньте сами, когда получаете пенсию.

Вовсе не для того, чтобы снова попинать власть за то и за это, ведем мы сегодняшний разговор. Просто настораживает несколько моментов. Снова возрождена в качестве главной идея РЕФОРМИРОВАНИЯ. Это слово пора уже вставлять в скороговорку типа «корабли лавировали, лавировали, да недолавировали». И это будет правильно, потому что рушится надежда на то, что мы уже как-то сумели придать стабильности жизни государства. 

Оказывается, нет, снова нужны реформы. А что тогда было раньше? И главное — для чего? 

Второе: не могу еще раз не заметить потуги власти вырулить ЗА СЧЕТ НАРОДА, там заморозив, тут не заплатив, где-то забрав, в другом месте ограничив и так далее. При этом убеждая: так это же для твоего блага, народ.

Мы-то согласны: жила бы страна родная! Но и самим достойно пожить хочется. Или я снова сгустил краски? Пишите, звоните, заходите.

И всего вам доброго!

Александр Гикало

Фото: mpleontiev.ru


Радио «Краснодар»