" />

Национальная гвардия и безопасность России: Без предупреждения — не стрелять!

Национальная гвардия и безопасность России: Без предупреждения — не стрелять!
Владимир Путин объявил о создании нового силового органа исполнительной власти — Национальной гвардии. Структура, скорее всего, будет независимой, а ее подразделения выйдут из состава МВД. Независимой, конечно, условно: Нацгвардия будет подчинена непосредственно президенту. Так что нам придется забыть название «внутренние войска» и привыкать к гвардейцам, куда войдут и известные подразделения ОМОН и СОБР, ну и, наверное, еще кое-что.
Глава государства на совещании с руководителями силовых структур сформулировал главные задачи перед новым ведомством: борьба с терроризмом и организованной преступностью. Кроме того, тут же Владимир Путин сообщил о переподчинении Министерству внутренних дел ФСКН и ФМС. И тоже в целях совершенствования борьбы с организованной преступностью, терроризмом и наркоторговлей. Вот так, если говорить о формальной стороне нововведений. 

Вообще идея эта не новая и не Путин ее придумал. Еще в начале 90-х Ельцин собирался создать нацгвардию, призванную, как тогда говорилось, стоять на страже конституционного строя и демократических ценностей. Но потом эта идея умерла по некоторым причинам, полагаем, не в последнюю очередь по причине занятости главы государства другими проблемами.

Сегодня же, как видите, о защите конституционного строя и демократии не упоминается. Перед страной стоят другие вызовы, которые силовикам, новой структуре в том числе, передохнуть не дадут — работы на этих направлениях с головой. Мы, конечно, не Ближний Восток или Украина с Молдавией. Но кто сказал, что Россия избавлена от попыток устроить революцию какого-либо цвета? Мы не застрахованы от возможности проникновения на нашу территорию международных террористов. Да и накал митинговых страстей при определенных условиях может напомнить о себе — живет народ непросто.

Видимо, потому и к решению Владимира Путина отношение в стране неоднозначное. Как только он объявил о преобразованиях, тут же «независимые» издания запестрели страшилками, суть которых можно свести к следующему утверждению: Путин создает армию для защиты себя и своего режима. А одной из функций Нацгвардии оппозиция видит подавление протестов в преддверии парламентских и президентских выборов. С полной ответственностью могу предположить, что никаких бунтов в России не будет ни накануне думских выборов, ни накануне президентских. А вот попытки раскачать ситуацию никуда не делись и не денутся. 

Правда, было сказано, в том числе и пресс-секретарем президента Песковым, что Нацгвардия совместно с МВД будет заниматься и общественным порядком, а его нарушением считается и проведение несанкционированных протестных акций. Так что при особом старании можно будет подать вмешательство силовиков как попытку задавить протест. Но тут ведь все просто: получай разрешение — и протестуй, протестуй, но не бунтуй и не громи. То есть действуй в рамках закона, и никакая гвардия тебя не тронет.

Эту возможную «электоральную» работу можно рассматривать как часть функций нового ведомства, наверное же, оно будет в основном сконцентрировано на других проблемах. Однако утверждать, что с этой стороны стране ничего не угрожает, я бы не стал. 

Достаточно вспомнить февральское заявление Владимира Путина о том, что «недруги за бугром» тоже готовятся к нашим выборам. Имел он в виду не только попытки Запада всячески расстроить российские дела, но и своих «революционеров» от оппозиции. Один, скажем, Ходорковский прямо говорит о «революции в России», другие, отодвинутые от власти и денег на безопасную дистанцию, мечтают вернуть позиции или просто выполнить заказ.

Даже собрались на конференцию «Форум свободной России» в Вильнюсе не так давно. Обо всем говорить не стану, достаточного одной инициативы, которая была там озвучена: дать сирийской оппозиции переносные зенитно-ракетные комплексы для борьбы с ВКС России. Это расценил как конструктив бывший вице-премьер российского правительства (?!) Альфред Кох, тоже ныне оппозиционер. И таких ведь немало. Можно, конечно, махнуть рукой на злобное пыханье особо ярых противников России — наше общество, мол, достаточно надежно привито от революций, перестроек и прочих модернизаций-реформирований. Но не учитывать стремление использовать выборы для дестабилизации обстановки в стране нельзя. И если Нацгвардия не протест разгонит, а даст пинка посягнувшим на наши устои, так и правильно сделает. Оговорюсь тут же: нашей власти надо властвовать так, чтобы люди не шли за подстрекателями хоть в период выборов, хоть в любое другое время.

Вы прекрасно осведомлены о том, что уже существуют и отработаны технологии смены неугодных Западу режимов. Это создание обстановки управляемого хаоса и военные вторжения или подготовка вооруженной оппозиции, как на Ближнем Востоке, это майданные протесты, как на Украине или некогда в Грузии. У нас внешнее военное воздействие, как внутреннее и тоже вооруженное, не пройдет — научены. И потому «друзья» России, а вместе с ними и наши революционеры видят возможность подорвать стабильную обстановку протестами. Спонтанно это не произойдет. Но для подготовки населения существуют информационные ресурсы, и они включены.

Давайте честно себе ответим на вопрос: на чьем авторитете и чьих действиях держится нынешняя российская власть? Не будем лукавить: на Путине. Вы думаете, что только мы это понимаем? Они там тоже об этом знают. Не случайно с завидным постоянством западная печать вбрасывает то одно расследование, то другое обвинение, направленное конкретно против российского президента. Раз мы держимся за него и не потеряли веру в главу государства, то его и надо опорочить, надо подорвать его авторитет. Чтобы потом, когда наступит подходящий момент, скажем выборы, люди охотнее выступили за смену «режима».

Но мы отвлеклись. Может сложиться впечатление, что автор как бы сидел и ждал, когда же появится еще один репрессивный орган, или силовой, если так благозвучнее. Тоже ведь, хоть бояться мне, законопослушному, вроде бы нечего, есть опасность, что свои полномочия гвардейцы могут превысить или использовать не по назначению. Вот Путин говорит, что даже репрессивные меры со стороны правоохранительных органов, если они применяются в интересах общества, находят одобрение людей. Это так, люди устали от беспорядков, они готовы поделиться частью своих прав и свобод ради безопасности. Но ведь всему есть предел, не так ли? А законопроект о Национальной гвардии, как утверждает пресса, фиксирует право бойцов Нацгвардии стрелять без предупреждения в случае угрозы жизни и здоровью других граждан и самого военнослужащего, а также применять физическую силу и специальные средства.

Но если после газа и воды можно продрать глаза и просохнуть, то право на выстрел очень опасно. Сначала ведь он звучит, а разборки потом. Когда выстрелили и попали, тогда хоть разбирайся, хоть нет. Конечно, можно надеяться на то, что и отбор в эти формирования будет тщательный, что наберут людей адекватных. Но вспомните реформирование милиции в полицию: и увольнение, и аттестация, и детектор лжи, и психологи… А сколько там, в нынешней полиции, случайного народа и тех, кто готов преступить закон? Вот то-то же, это и беспокоит.

Одним словом, тут есть над чем поразмышлять. Хотелось бы надеяться, что это не просто переподчинение структур, а стремление к порядку и обновлению, что это не красивое имя, а новая, в интересах общества, мотивация силовиков, не отряды преторианцев, а организация, стоящая на службе общественных интересов. Я еще что-то упустил? Тогда добавляйте, высказывайтесь.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.
Фото: svopi.ru

comments powered by HyperComments