" />

Не отвернем от пня – наедем на колоду: о борьбе с коррупцией в России

Не отвернем от пня – наедем на колоду: о борьбе с коррупцией в России
Дагестан переплюнул федеральное правительство. Наверху только министра Улюкаева посадили, а в республике целую группу казнокрадов и коррупционеров задержали. Посмотрим, посадят ли… Но, скорее всего, так и случится, иначе это вообще ни на что не будет похоже: такую волну погнать — и все мимо?
Некоторые аналитики связали силовые события в Дагестане с грядущими президентскими выборами, расценили этот шаг как показательное выступление федеральной власти. В какой-то мере похоже. Но, наверное, это совсем не так, тут надо смотреть, что с чем совпало. Чтобы найти аргументы, вернемся к кадровым событиям недавнего времени.

Руководителем республики из центра был направлен известный политик федерального уровня Владимир Васильев. Это должно было насторожить дагестанскую так называемую властную элиту. Но там так устоялась порочная система снятия чиновничьей ренты с бюджетных (кстати дотационных) денег, что этого сигнала никто не услышал. Вот и поплатились.

Но это, как ни громко прозвучало, все же небольшой для такой страны, как Россия, и частный для антикоррупционной деятельности эпизод. Может, так кажется потому, что системная борьба с этим вирусом выдает на-гора, для общественного восприятия, только звучные случаи, а на самом деле антикоррупционная кампания всерьез и надолго, да еще и на всех уровнях? По моим наблюдениям, механизм с издержками и неполной эффективностью, но все же запущен. Представляется, что так и есть. 

Давайте сравним ситуацию даже за последние, скажем, четыре-пять лет и увидим разницу.

И дело вовсе не в том, сколько схвачено, хотя даже на высоком уровне да и на региональном довольно много — в сети попались и губернаторы, и их заместители, и чиновники рангом пониже. Но антикоррупционная борьба имеет не только силовую составляющую. 

Сравните, как мы вынуждены были бегать за какой-либо бумажкой, грея при этом в голове мысль, кому же дать, чтобы получить свое законное в срок. Ныне государственная антикоррупционная программа предусматривает сокращение контактов с чиновниками до минимума. Да вот и гаишников стало меньше на дорогах благодаря оснащению магистралей камерами. Но обратите внимание на хронологию: прежде чем начать масштабную антикоррупционную кампанию, власти долгие годы выстраивали систему управления, искали, на что им в этой борьбе опереться. 

Даже этих малых примеров достаточно, чтобы разглядеть в действиях государства действительно СИСТЕМУ. Она сказывается и на уровне низовой коррупции: дать мелкому чиновнику, инспектору ГАИ, врачу, учителю стало сложнее. У тех, кто может брать, просто отбираются каналы мздоимства. 

Только не думайте, что я так уж уверовал в то, что в нашем государстве с коррупцией покончено напрочь. Она же как стоглавая гидра. Да и посадка высокопоставленных — это для демонстрации: неприкасаемых у нас, мол, нет! И уж в чем я на сто процентов уверен, так это в том, что в ЛЮБОМ РЕГИОНЕ на этом поле еще косить и косить…

Иначе не стала бы сегодня власть делать более густыми ячейки антикоррупционной сети. Сейчас, например, в Госдуме идет работа над поправками к правительственному законопроекту о защите сотрудников, сообщивших о фактах коррупции. Когда закон будет принят, он защитит сотрудников, которые сообщили работодателю о фактах коррупции в ведомстве, скажем Центробанке, Пенсионном фонде, фондах социального и обязательного медицинского страхования и других ведомствах и компаниях. 

Никто, если факт будет рассмотрен и доказан, не посмеет ни уволить такого сотрудника, ни понизить в должности. При этом ему будет обеспечена правовая защита. Однако бывает у нас по-разному. Как бы исполнение закона не исказили при реализации. Эту норму недобросовестные люди могут использовать и в корыстных целях, для сведения счетов.

Тем не менее и это, и многое другое надо делать. Потому что у государства не будет нормального будущего, если даже в языке закрепились термины типа «административная рента», «статусная рента». Что они обозначают? Только то, что российская бюрократическая система, увы, давно заточена под извлечение ренты. Это для определенной части чиновничества смысл восхождения к должности, стимул стремиться на госслужбу, движущая сила административной деятельности. И сколько им зарплату ни повышай…

И пока будет так, о справедливости говорить не стоит. Коррупция, кроме всего прочего, порождает правовое неравенство. Кажется, каждый закон писан для всех граждан. Но не тут-то было. Чиновник управляет не просто улицами, домами и отраслями, он управляет жизнью подведомственного населения. Поэтому каждый коррупционер подгоняет всю деятельность под свой ЛИЧНЫЙ интерес. Какое уж тут равенство! Вспомните недавние девяностые и ответьте на вопрос: кто в первую очередь подгреб под себя все то, что было общенародным, если хотите — общегосударственным? То-то же…

Впрочем, это уже история. Сегодня мы живем в иных условиях, уже привычных для нас. И тем не менее с повестки дня коррупцию снимать еще рано. Как раз наоборот. И при всех позитивных переменах у нас масса претензий к нынешнему устройству жизни: одно материальное расслоение чего стоит. 

Да и наличие двадцати миллионов бедных настолько постыдно для России, что уж, конечно, нашу страну не украшает. В немалой степени это отражение теневой составляющей государственной службы чиновничества, для которого извлечение прибыли стало едва ли не сутью государственной службы.

Вернемся к Дагестану. Там ведь как, если верить следствию? Республика на 75 процентов дотационная. Чтобы людей лечить, учить, строить дороги, школы, платить пенсии, пособия, деньги выделяются из госказны — сама их республика не зарабатывает. И вот сидит на должности упырь и от этих денег, которые предназначены населению, отщипывает миллионы для себя. Потому даже те антикоррупционные импульсы, которые излучает российское руководство сегодня, похвальны. Но они должны стать мощнее, направленнее и точнее. Почему — даже объяснять не буду. А просто признаюсь честно: не верю я, хоть убейте, что в российском правительстве да и в других властных структурах, силовых в том числе, вместе с посаженным Алексеем все улюкаевы исчерпаны. 

Не верю и в то, что в других российских регионах так уж сильно ситуация отличается от дагестанской.

Вот мы идем к выборам президента. И первое, что надо усиливать, как мне кажется, — это КАДРОВАЯ работа. Похоже, оно так и будет. Признаки этого направления есть. Скажите тогда, зачем проводятся такие масштабные конкурсы молодых управленцев

Понятно, что выявляется так давно назревшая смена управленческих элит. Эти, которые десятилетиями сидят, мне кажется, уже мозоли набили на некоторых местах, так вжились во власть, так сроднились все и сбились в касту, что под собой не чуют страны. 

Все эти мутки и прочие жуковы даже такую простую вещь, как участие наших спортсменов в зимней Олимпиаде, профукали. И ничего, держатся, никуда не делись — чиновничье братство выручает! А что вы хотите, система, та, что они под себя выстроили, функционирует исключительно в режиме самосохранения. И КОРРУПЦИЮ ПОРОЖДАЕТ ОНА ЖЕ.

Президенту после выборов предстоит разрушить этот порочный круг, в том числе и сменой чиновников. Потому что нынешние так далеки от народа и страны. Чтобы доказать, приведу пример из другой области. Есть такой вице-премьер Александр Хлопонин. Так вот он недавно выступил с неожиданным предложением: ввести плавающий график зимних каникул. Для чего? А для того, на его взгляд, чтобы российские школьники могли с пользой провести время на горнолыжных курортах Северного Кавказа. Он, кстати, отвечает за Кавказ. Хорошая идея? 

Но знает ли Хлопонин, сколько стоит инвентарь для катания, скажем, с сочинских горок, сколько стоит путевка на лыжный курорт, готово ли государство оплачивать этот вид детского отдыха? В целом человек небедный, Хлопонин явно не имеет представления о быте и доходах средней российской семьи. Что же тогда удивляться, что министр финансов Силуанов не верит в то, что многие пенсионеры работают от необходимости, от бедности, от невозможности прожить на пенсию. Вот не верит — и все! С жиру мы тут, внизу, бесимся.

Затронутые властные явления не взаимосвязаны, конечно. Но о том, что они летят по одной орбите, а мы совсем по другой, знаем мы все. И если уж говорить о новом президенте, то его задача — выравнивание этого искривления, в том числе и борьбой с коррупцией, с которой мы начали нашу беседу.

Всего вам доброго!

Фото: akk34.ru
comments powered by HyperComments
Похожие материалы