" />

Не верь тому, что пишут на заборах: об антироссийской пропаганде

Не верь тому, что пишут на заборах: об антироссийской пропаганде
Литва решила отгородиться от России забором и начала его строительство на российско-литовской границе. Забор, конечно же, станет надежной защитой, чтобы российские танки не прошли.
Еще бы поставить вдоль всей загородки людей с сачками для ловли бабочек, развесить силки против самолетов и ракет, чтобы мы не достигли агрессивных целей. Конечно, усиление защиты оправданно: Россия давно подготовилась к прыжку, а ее президент спит и видит, как оккупировать и, естественно, поработить свободолюбивую республику — члена Евросоюза и члена НАТО.

Литовцам есть, у кого учиться. Тоже почти европейская страна, мечтающая о вступлении в НАТО на уровне своей власти, в бытность премьером Яценюка тоже собиралась отгородиться от России забором. Яценюк даже с показательным номером выступил, соорудив метров пятьдесят загородки. Но потом все стихло, ягоды в его ягодицах кончились. 

Любому здравомыслящему человеку с любой стороны понятно, что это все фикция, натуга, что при современном вооружении и технике никакие заборы не спасут. Знают они и о том, что НИКОГДА РОССИЯ НА НИХ ПЕРВОЙ НЕ НАПАДЕТ. Поэтому эти спектакли — из политического репертуара, чтобы показать хозяину, во-первых, преданность русофобии, во-вторых, чтобы пожалел и какую-то конфетку дал, в-третьих, чтобы самим не выскочить из укоренившейся на Западе антироссийской политики.

А что вы хотите, там, за океаном, и свои внутриполитические дела успешнее решают за счет русофобской пропаганды. А уж внешние, если касаться изоляции России, так и сам бог велел. Мне иногда хочется сказать в адрес американского президента: «Мужчина, вы определитесь, куда вы хотите двинуть, а то — туда-сюда, туда-сюда». То поговаривают, что чуть ли не антироссийские санкции собирался снять по пришествии или хотя бы смягчить их, то Россию ставит на разные (как правило — от первого до третьего) места по опасности. То вдруг оставляет за пределами врагов, поручая госсекретарю Тиллерсону вести работу по восстановлению отношений.

Что уж говорить о его команде. Но, видно, чтобы Трамп не метался, его все время идеологически подпирают. Буквально свежее откровение вице-президента Майкла Пенса: из-за действий России и Ирана мир сегодня стал опаснее, чем когда-либо с момента распада СССР. А далее поддержал идею развития натовского альянса, который, по его мнению, должен давать ответ России, Ирану и мировому терроризму.

Не хотелось бы дальше цитировать, но надо, чтобы разобраться. Им нужна защита «от попыток России силой перекроить международные границы до попыток Ирана дестабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке и до глобальной угрозы терроризма…». Это кто, стесняюсь спросить, отметился в перекраивании границ? Это кто возглавил и преуспел в дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке и далее везде, куда ступала американская нога? И кто это у нас прикормил террористов разной масти, поддерживал их материально, вооружал и ныне продолжает это делать? К несчастью, Россия сегодня только пожинает плоды этой титанической миротворческой работы США и их союзников.

Это приходится выполнять под растиражированные и громкоголосые мифы о российской угрозе, а также ее опасности. Что стало как бы хорошим политическим тоном. Так что литовским «друзьям и коллегам» по сути ничего другого и не остается, как демонстрировать свою приверженность разными способами — от президентских откровений на эту тему до забора на границе. Но Литву как раз можно понять — квадратный миллиметр на карте мира. А хочется как большим. И Черногории, которую втащили на днях в НАТО, допустим, тоже. Но самим-то Штатам, стране с мощной экономикой, хорошо вооруженной армией и преданными до раболепства союзниками, что же до фобий падать?

С Владимиром Путиным решила поговорить известная американская тележурналистка Мегин Келли. Так она, бедная, даже про «притеснение» гомосексуалистов в Чечне, что всех на Западе (кстати, и некоторых у нас в стране) страшно взволновало, не спросила. Повестка дня была чисто американской: российское влияние на американские президентские выборы, взломщики-хакеры, наш посол Кисляк, якобы контактировавший с американскими политиками, секретный канал связи между штабом Трампа и Кремлем, кремлевский компромат на Трампа и так далее.

По-всякому с обеих сторон оценили работу журналистки, некоторые аналитики пытались найти скрытые смыслы как в вопросах Мегин, так и в ответах Владимира Путина. Но, на мой взгляд, а в журналистике я все-таки не новичок, это был позорный провал американки. Она по случаю стала собеседницей главы огромного и далеко не рядового государства, и спрашивать о глупостях, демонстрируя неготовность к серьезному разговору, — просто непрофессионально. Вопросы я вам назвал. И что должен был ответить Путин? Ему, воспитанному человеку, пришлось говорить: в выборы не вмешивались, хакеры могли быть откуда угодно, посол Кисляк просто делал свою работу, секретного канала связи не было и нет, компромата на Трампа тоже нет.

Зачем было именно об этом спрашивать, если ответы прогнозируемы? Чтобы только прозвучало? Неужели она наивно полагала, что хоть на один такой вопрос мог быть утвердительный ответ? Не тот человек Путин, чтобы его можно было поймать на американской пропагандистской мякине. И не поймала Мегин Келли, зато спровоцировала на мягкое, но все же напоминание о том, что не Штатам кипеть от возмущения. Да и понимал Владимир Путин, что все вопросы о вмешательстве России в американские проблемы — это для внутриштатовского потребления. Ведь известно, что журналистка — противница Трампа. А эта сторона уже давно вынесла своему новому президенту вердикт «виновен», в первую очередь в связях с Россией. А то, что сказал Путин в ответ на дурацкие вопросы, ей, в принципе, и не нужно было. Главное — озвучить свою позицию американскому потребителю телепродукта.

Хотя, конечно, была великолепная возможность действительно прояснить перспективы российско-американских отношений, их важнейшие цели и задачи, влияние двух стран на мир, есть и более узкая проблематика, где проявляется интерес РОССИИ и США. Что вы, что вы, американская убежденность в своей правоте не позволила коллеге ни услышать, ни принять другую точку зрения. А уж понять, что истерия на тему «русского вмешательства» — пустышка, что перенос своих внутриполитических проблем на международную арену вредит обстановке в мире, ей вообще не дано. Есть антироссийская завеса на западных глазах, и она мешает рассмотреть судьбу мировой политики и заметить место России и США в ней.

Владимир Путин понимал, с кем имеет дело и что это просто антитрамп-шоу. Человек достаточно ироничный, он обратился к собеседнице: «Помогите нам восстановить нормальный политический диалог. Я вас прошу от имени России и обращаюсь к американской стороне: помогите и вновь избранному президенту, главе администрации Соединенных Штатов». И еще стоит вспомнить цитату из Путина днем раньше: «Он (Трамп) прямой и искренний человек. Я считаю, что это преимущество. У него свежий взгляд на вещи. Его невозможно отнести к категории обычных политиков». И еще сказал о попытке переложить с больной головы на здоровую. Дело в том, что в западном мире далеко не все в порядке, много проблем в американском обществе — в нем обозначилась трещина, да и Евросоюз ощутимо потряхивают и терроризм, и миграция, и неоднородное отношение людей в разных странах к самому сообществу. Отсюда и явления одного порядка — и забор на российско-литовской границе, и антироссийская пропаганда. Нужен враг — вот его и назначили, чтобы сплотиться.

Что тут скажешь: примитивно, почти пещерно. И опасно. Пиариться политикам и зарабатывать очки исключительно на русофобии — позиция не просто непрочная, она порочна, так как ведет к дестабилизации в мире. Это может стать и прорехой, в которую непременно пролезут экстремизм и терроризм. И вот здесь никакие заборы не спасут. Вот от чего отгораживаться надо. Ущербно все это еще и потому, что, нападая на Трампа с использованием российского пугала, американская оппозиция связывает ему руки, усиливая системный сбой в своей собственной стране. Но есть там, как и в Европе, разумные политики, которые понимают, что антироссийская карта всегда(!) (об этом говорят исторические факты) бывает битой. Так что, как сказал Путин в том же интервью, мы терпеливы, и мы подождем.

Или надо активно действовать? Если да, то как? Пишите, звоните, заходите!
Александр ГИКАЛО.
Политический обозреватель «Вольной Кубани».
Фото: www.amic.ru

comments powered by HyperComments