" />

Новый прожиточный минимум в России: И это было бы смешно, когда бы не было так грустно

Новый прожиточный минимум в России: И это было бы смешно, когда бы не было так грустно
Правительство России установило на первый квартал этого года прожиточный минимум для трудоспособного населения в 10524 рубля, для пенсионеров — 8025 рублей, для детей — 9677 рублей. Средний показатель повышен на 324 рубля. А можно ли прожить на эти деньги?
Вопрос вполне справедливый. Правительство считает, что можно, раз устанавливает такую норму. Правда, оговаривается, что установление величины применяется при разработке и реализации федеральных соцпрограмм, для формирования МРОТ, стипендий, пособий и иных выплат, а также госбюджета. То есть это та печка, от которой правительство пляшет, чтобы контролировать качество жизни граждан.

Если для теории, то и ладно, а то ведь если практика, то на эту цифру без слез не взглянешь. Ведь при расчете прожиточного минимума имеется в виду, что этих денег должно быть достаточно, чтобы человек с голодухи не помер или не подорвал здоровье. Так сюда еще входит и «минимальный набор непродовольственных товаров и услуг, необходимых для удовлетворения основных социальных и культурных потребностей личности». 

Не удержусь и воскликну: это же какие минимальные потребности должны быть у человека, чтобы нормой для их удовлетворения считать 10,5 тысячи в месяц!

То есть бедность и минимально возможное качество жизни уже заложены в нормативных документах — так, что ли? А как же тогда борьба с бедностью как позорным явлением, на что столько раз указывал Владимир Путин? Борьба идет. Но тут тоже есть два пути: реальный, то есть повышение пенсий и зарплат, и статистический — это как считать. Изменение численности людей, живущих за чертой бедности, зависит от движения этой самой черты. Чуть снизило правительство прожиточный минимум — и бедных по статистике становится меньше, чуть повысило — к бедным стало относиться больше народу. Но вот нынешнее повышение на 324 рубля при растущих ценах на все и вся практически ничего не меняет — на памперсы для младенца на месяц не хватит.

И что же мы имеем в сухом остатке: за чертой бедности, то есть имеют доход на человека ниже вот этого скудного прожиточного минимума, 20 миллионов жителей России. Это примерно каждый седьмой. 

Интересно, догадывается об этом вице-премьер Игорь Шувалов, совершивший недавно поездку в Казань, где исследовал жилищное строительство? Увидел заместитель председателя правительства двадцатиметровую малогабаритную квартиру и вот как отреагировал: «Нам показали сегодня квартиры 20 квадратных метров. Кажется смешным (выделено нами), но люди приобретают такое жилье, и оно очень популярно, и на рынке есть ниша такого жилья». 

Невдомек высокому чиновнику, что ты хоть смейся, хоть плачь, а если нет крыши над головой, то будешь рад и этому жилью. Не понимает он, что покупают малогабаритки не потому, что нравится жить в тесноте, а потому, что основная масса российского населения не может позволить себе чего-то большего.

Понять вице-премьера, в принципе, можно, если посмотреть его последнюю (по времени, конечно) декларацию о доходах. Шувалов владеет четырьмя квартирами в России площадью от 73,8 до 175,7 квадратного метра. Вице-премьер, утверждает Интернет, арендует в Австрии дом в 1,5 тысячи квадратов, в Великобритании снимает квартиру площадью 483 квадрата. 

При таком раскладе, конечно, Шувалову может показаться смешным то, от чего народ плачет. Впрочем, не ему одному. 

Тот же Интернет утверждает, что, скажем, зарплаты руководства Центробанка выросли за 2015 год в среднем на 18 процентов. В 2015 году труд 18 человек из высшего руководства ЦБ оценен в 317 миллионов рублей. Не отстает и большинство правительственных чиновников. 

У того же Шувалова за прошлый год доходы выросли в 10,5 раза, а в общем отмечен рост министерских доходов на 29 процентов.

Уверяю вас, совершенно спокойно отношусь к чужим доходам и во мне говорит не классовое самосознание. Но представить себе, что им понятно, почему люди селятся в двадцатиметровки, не по силам. И еще один вопрос. 

Как это рецессия, инфляция, девальвация, кризис, падение ВВП, санкции и прочие пугала предназначены для народа, а высших чиновников как бы и не затрагивают? 

Инфляция, получается, опустошает и без того тощий кошелек только основной массы населения, которым жизнь преподносит удорожание мяса и ботинок, молока и штанов.

Не надо думать, что на уровень инфляции так уж сильно влияют зарплаты чиновников высокого ранга. Факторов много. Однако такое соотношение доходов народа и власти просто недопустимо: это добавляет черных красок в российскую картину стремительного расслоения общества. 

Стране сегодня трудно, говорят те же правительственные чиновники. Но раз так, то почему процесс вывода государства из кризиса ложится бременем только на плечи простых граждан? 

Если бы это было не так, то кто бы вспомнил, например, принятый Думой законопроект о комплектовании за госсчет квартир депутатов и сенаторов? Учтено все необходимое, чтобы народным избранникам и региональным посланцам из верхней палаты было комфортно. Даже лампочки накаливания учтены! Председатель Госдумы Сергей Нарышкин про лампочки сказал так: «У депутата должна быть лампочка, чтобы он вечером мог заниматься законотворческой деятельностью».

Согласитесь, вечером законами подобного рода очень удобно заниматься. Скажем, пришел депутат под крышу дома своего, а собачка пожевала тапочки. Тут же за стол — и рождается инициатива новые тапочки тоже отнести к расходам Думы. Оно, конечно, разве разгонишься на почти полумиллионную только официальную депутатскую зарплату! 

Всего-то на нее можно купить в месяц чуть более 20000 лампочек. А тапочек сколько? Мне лень, извините, считать, вы уж сами, если в рамках прожиточного минимума имеете возможность покупать тапки и знаете, почем они нынче.

Тем более что начинается другая история. Уже на уровне премьер-министра. Дмитрий Медведев образовал правительственную комиссию по вопросам агропромышленного комплекса и устойчивого развития сельских территорий. Только 9 июня сказал, что она нужна, — а вот тебе и реализация. Вообще, зачем она, если есть министерство сельского хозяйства во главе с Ткачевым, если министерства и ведомства — каждое по своему направлению — курируют, организуют и направляют разные сферы сельской жизни? Ну раз надо, так надо. Но вот интересный момент: возглавит комиссию сам Медведев. И это значимо. По традиции на сельское хозяйство у нас нередко бросают накануне вылета из обоймы. Помните же, как Ельцин поручал село генералу Руцкому, — чем все закончилось?

В нашем случае может быть все иначе. Но что-то очень настойчиво вбрасывается в общество мысль о том, что до думских выборов (напомню: они 18 сентября) правительство никто не тронет, а вот после кабинет Медведева может и не усидеть. 

Тем более что к этому составу правительства накопилось у народа много вопросов — некоторые и мы пытаемся задать в силу нашего понимания. Все идет к тому, что снизить дефицит бюджета хотя бы до трех процентов ВВП не удастся.

Сам Медведев уже сказал крымчанам-пенсионерам, что «просто денег нет». Их и не будет, несмотря на рождение министерскими чиновниками самых разных, но оригинальных сценариев выхода из рецессии. Один из них — улюкаевский, или Минэкономразвития, суть которого сводится к сокращению реальных пенсий и доходов населения в 2016–2017 годах. Минфин спит и видит ликвидацию накопительной части пенсий и повышение пенсионного возраста.

Мы об этом уже не раз говорили, так что не будем повторяться. Обозначим только один вариант развития событий, очень неприятный и тревожный. Вот тех, кто обозначен под только что повышенным прожиточным минимумом — а таких самое малое миллионов двадцать, да и тех, кого от этой черты отделяют две-три тысячи в месяц на все про все, кризисная терминология может и не успокоить. Они при своем долготерпении спросят: ГДЕ ПРЕДЕЛ?

А вы его знаете? Пишите, звоните, заходите.

И берегите себя!

Александр ГИКАЛО.

Фото: topnews.ru

comments powered by HyperComments