О реальности и виртуальности в нашей стране: Лови покемона

О реальности и виртуальности в нашей стране: Лови покемона
До вчерашнего дня я сам не знал, кто такой или что такое покемон. Слышал только, что его как-то ловят с помощью программы на мобильнике и кто больше поймает этих виртуальных покемонов, тот и герой.
Об этом рассказывают наши радио и телевидение, другая пресса, шумит Интернет. 

Чувствовал я, что это очередная американская чертовщина, предназначенная для засорения мозгов, чтобы они ни на что другое не отвлекались, почти наверняка знал, что на этом кто-то зарабатывает.

И вот вчера позвал нашу стажерку Аню. Она-то и заштриховала пробел в моем миропознании. 

Оказалось, что предчувствия меня не обманули: и мощный отвлекающий маневр присутствует, и денежки разработчики и продавцы опций, расширяющих возможности для ловцов электронного зверька, на этом зарабатывают. 

Но больше озадачило другое: чего наши-то так суетятся с отслеживанием игры и с возможностью ее распространения у нас? 

Тоже надо как-то внимание граждан перенаправить, чтобы не задумывались о собственном житье-бытье? А что — уперся взглядом в мобильный телефон и вышел вон из реальности. Тут вспомнились восьмидесятые — девяностые. Тоже ведь на экран выперлись все эти чумаки, кашпировские, масса экстрасенсов, предсказателей и гадалок. 

Пока мы заряжали воду, глядели, что у кого рассосалось, рассосалась страна со всем ее имуществом по конкретным карманам. И подумал я с тревогой: неужели сегодня так же плохи наши дела?

Видно, неважно, решил я, и стал копать в сторону реалий жизни. Сразу же набрел на квинтэссенцию. Она в фразе нашего премьер-министра Дмитрия Медведева, которую он произнес в Крыму, когда его спросили о повышении пенсий: «Денег нет, но вы держитесь…». Классика жанра, если иметь в виду кипучую деятельность родного правительства. В общероссийском масштабе это как бы привычно — у нашего правительства всегда денег не хватает, но сказанное крымчанам приобретает некий зловещий смысл. Они-то за Россию боролись, но вот напоролись, упаси Бог, не на Россию, а на правительство. 

Оно же как — когда кушать хочется, тут покемонами не обойдешься.

То, что кризис подъел российскую экономику, ни для кого не секрет. Даже наши оптимисты на самом верху уже перестали говорить, что нам он нипочем, что подушка безопасности спасла от полного краха. Нет уже этой подушки безопасности, во всяком случае той ее части, что можно было потратить. А ведь какое благодатное было время, чтобы опередить падение экономики, развернув ее к росту. Вроде бы что-то и делалось, кому-то помогли деньгами по антикризисному плану. 

А на этот год тоже ведь в конце прошлого антикризисный план соорудили. Но получился он какой-то, по моим ощущениям, виртуальный, как покемон: кто его видел, кто знает, что там написано? 

Во всяком случае, и председатель правительства Медведев, и его заместители берегут нашу психику и не докладывают народу хотя бы раз в месяц о том, как же работает этот план, что сделано и как оно повлияло.

Хотя, может, и делается это из лучших побуждений, чтобы народ не расстраивать. Не исключено, что действует исполнительная власть с полным пониманием того, что в России нет ни одной реформы, которую нельзя было бы улучшить, отменив ее. И вот уже премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявляет, что в России вновь будут «оптимизированы» социальные расходы бюджета. А обсуждались на совещании по трехлетнему бюджету на 2017–2019 годы траты на медицину, образование, культуру и пенсии. Нет, сказано не было, что именно эти сферы будут «оптимизированы», что означает по российской тенденции только урезание. 

Председатель только лишь обозначил, что оптимизация будет представлять собой перераспределение средств на наиболее важные социальные программы и избавление от неэффективных трат. Конкретные примеры не прозвучали.

Ящик Пандоры открыт давно. Особенно целенаправленна словоохотливость Минфина. Министерство отличилось вслед за премьером: оно предлагает почти втрое сократить в следующем году финансирование программы поддержки малого и среднего предпринимательства — с 12,1 до 4,6 миллиарда рублей. Бизнес, конечно, стал у нас чуть не ругательным словом. Но оставим пролетарский подход и взглянем на вещи реально. Именно развитие малого и среднего бизнеса может стать ощутимой подпоркой экономики. Если взять Кубань, то это владельцы личных подсобных хозяйств, вставшие на налоговый учет, фермеры, мастера промыслов, мелкая торговля и переработка. Известно, что в основном благодаря государственной поддержке расширяются площади садов, виноградников, производство овощей в закрытом грунте, сохраняется у крестьян интерес к животноводству — молочному и мясному.

Минфин же предлагает сук, на котором сидит значительная часть населения, подпилить? Вроде как и за границу выезжают, да и люди образованные, а никак не могут вспомнить, что в странах с развитой экономикой до 70 процентов ее субъектов — малый и средний бизнес, он основное финансовое тягло. 

Рецепт Минфина — это потери государства, людского дохода, рост безработицы. Интересно, их не пугает факт, что в стране число людей, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, уже выросло до 23 миллионов? И тенденция сохраняется! Минфин все время демонстрирует поиски экономии средств, в основном за чей-то счет, в том числе работающих пенсионеров скажем, или путем увеличения налогов. 

Но чтобы наполнять казну, нужно не увеличение налогов, а расширение налоговой базы. Повернувшись же спиной к малому и среднему бизнесу, государство налоговую базу сокращает.

Есть такая мадам Нестеренко, работающая первым заместителем министра финансов. Так вот она на форуме «Территория смыслов-2016» заявила, что если в экономике ничего не менять, то уже в следующем году нечем будет платить зарплаты, а молодые семьи с детьми будут самым бедным слоем российского общества. Не могу удержаться от дальнейшего цитирования. 

«Самыми бедными в России — около 37 процентов из числа всего бедного населения — являются молодые семьи, которые имеют двух детей. У них нет жилья, они еще ничего не создали. Нужно создавать условия, чтобы бедных среди молодых не было. Нужно, чтобы женщина быстро выходила на работу, для этого нужны детские сады и так далее» — это тоже из Нестеренко.

Если бы это сказал кто-то из оппозиции, я мог бы понять и отнести к разряду политагитации перед выборами. Но это произносит первый замминистра! 

Так меняйте хоть что-то в экономике, дорогие наши в буквальном смысле чиновники! 

Все более становится очевидным, что многие наши правительственные чиновники, кстати ключевых направлений, воспринимают страну как виртуальный мир. А он, наш мир, реален, в нем, как мы уже сказали, более двух десятков миллионов людей, живущих в состоянии постоянной острой нужды. Мне кажется, что они нарочно ждут, когда протестная критическая масса скатится по ими же сооруженной наклонной. Надеются, что их этот каток не придавит?

Что ж тут, после правительственных откровений, удивляться тому, что в стране с идиотическим постоянством все рождаются и рождаются новые экономические инициативы? Скажем, глава РСПП Шохин предлагает разрешить продажу на заправках легкого алкоголя. Здорово ведь! На пользу ведь бюджету? А то как же! Но надо развивать идею: заставить водителей тут же, на заправке, и выпивать. Еще лучше так: не выпил — не заправим. Это как же должны были простимулировать главу предпринимательского сообщества его члены — нефтепродавцы и пивовары, чтобы он аж в правительство с этим понесся? Так и логика железная. Мол, доход компаний увеличится, и это скажется на цене бензина. 

Вы верите в то, что пивом можно остановить рост цен на бензин? А вы думаете, они в это верят и что — снизят цены на бензин?

В принципе, Минфин мне просто жалко. Он, как ловец покемонов, мечется в поисках денег. А они — вот здесь, скажем в госкорпорации «Роснано», ведомстве того самого Чубайса. Еще в апреле 2016 года Счетная палата обнародовала доклад по итогам проверки «Роснано» за пять лет. И зафиксировала, что из 16 завершенных проектов половина оказались убыточными. Теперь внимание! В 2014–2015 годах «Роснано» выплатило вознаграждение собственному управляющему менеджменту на сумму 8,09 миллиарда рублей. В этом объеме 7,96 миллиарда составила «комиссия за управление», а 0,13 миллиарда — «комиссия за успех». Сравните эти цифры с теми, что отводит Минфин на поддержку малого и среднего бизнеса.

Мне продолжать? Нет сил! Помогайте: пишите, звоните, заходите.

Александр Гикало

Фото:24hitech.ru

Радио «Краснодар»