О референдуме в Донецкой и Луганской областях: так решили люди

О референдуме в Донецкой и Луганской областях: так решили люди
Народу Донецкой и Луганской областей Украины мешали провести референдум, на них нападали, в них стреляли. Власть врала, что почти семь миллионов человек, здесь живущих, — это сепаратисты и террористы, включая малых детей и глубоких стариков. А они все равно пришли на референдум и проголосовали.
Народной волей решено, что с 11 мая два украинских региона обретают государственную самостоятельность. Активность была высочайшей, как и процент сказавших «да», несмотря на кровавые происки и давление Киева. И Киев, и его спонсоры еще до голосования заявили, что ни законности референдума, ни его итогов не признают. Ничего другого и ждать не приходится. Так ныне повелось на Украине и в Европе, что мнение миллионов не имеет никакого значения, если оно не вписывается в заданную европейскую или американскую схему.

К такой ситуации надо относиться спокойно, потому что это привычно. Запад давно уже забыл, что главным источником власти в демократическом государстве является народ, во всяком случае не ко всем примеривает эту норму. У нас других поводов для беспокойства более чем достаточно. Референдум показал, что люди на востоке Украины не принимают нынешнюю правящую киевскую хунту, что они решительно настроены на продолжение борьбы за свои права, что их уже не испугать ни танками, ни карательной «гвардией». Референдум как бы провел черту между прошлым и будущим. Но если прошлое понятно, то о будущем можно говорить пока что только теоретически, предполагая возможное развитие событий.

Рассмотрим идеальный сценарий. Скажем, после президентских выборов Киев меняет конституцию и соглашается с федеральным устройством государства. Стороны садятся за стол переговоров и устанавливают новые отношения между востоком и центральной властью. Сегодня на востоке Украины слышны голоса за присоединение регионов к России. Но эта идея пока не является довлеющей, как это было в Крыму. Люди и лидеры сопротивления выступают за расширение прав в едином украинском государстве. Можно ли надеяться, что этот вариант реальный? Теоретически — да, но киевская т.н. власть непременно тупо упрется.

И потому есть опасения, что события будут развиваться по более жесткой схеме. Киев вряд ли верит в то, что удастся силой задавить очаги сопротивления, но ему так посоветовали спонсоры, и он будет продолжать. Но чем дальше он будет продвигаться по этому пути, тем яростнее будет противостояние, полагаю, совместное Донецкой и Луганской областей. Люди на востоке настроены решительно. И как раз референдум это показал.

Конечно, Донецк и Луганск надеются на поддержку России. Она непременно будет. Но какой она должна быть? Слышны призывы ввести войска. На это безрассудство наш президент вряд ли пойдет. Даже с моментальным признанием итогов референдума стоит повременить, этот факт можно использовать как один из рычагов переговоров. Вы же слышали, наверное, о совместном заявлении по Украине канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда, где есть призыв к украинским властям «воздержаться от проведения наступательных действий». Так что эту линию России можно развивать, используя и итоги референдума.

Ситуация на Украине острая. Она может поменяться в один час, и все эти рассуждения станут пустым звуком. Но не думать об этом, не беспокоиться мы не можем.
Радио «Краснодар»