Ориентация на госуровне: «Голубая» даль в черных тонах

Ориентация на госуровне: «Голубая» даль в черных тонах
Совсем с ума сошел обозреватель, скажут иные, какая же это политика. Э-э, нет, дорогие друзья. Если государство и его лидеры несут ответственность за состояние общества, нравственное в том числе, устанавливают нормы, формируют здоровое отношение к устоям или не делают всего этого, то это, конечно же, политика.
Музыканты рассказывают о Валерии Гергиеве такой анекдот. Садится Гергиев в такси. Водитель спрашивает: «Куда вас везти?». Гергиев отвечает: «Везите куда хотите, меня ждут везде». Талант музыканта, мировая слава, великое культурное подвижничество, страстное желание, если даст Бог, увидеть, побывать на концерте — казалось бы, вот главное, что ощущают и понимают нормальные люди при упоминании этого имени. Но, оказывается, можно взглянуть на великого человека и, как бы это помягче сказать, с тыльной стороны.

История декабрьская, но расскажу, раз уж тема у нас такая сегодня. В Мюнхене, где Гергиев готовился к выступлению с Мюнхенским филармоническим оркестром, ЛГБТ-активисты решили организовать пикет. Да-да, те самые, для названия которых в русском языке есть емкое, но не употребимое в печати слово. А протестовать собирались потому, что, по их мнению, явно сформулированному в частоупотребимом ими месте, Гергиев поддерживает закон о запрете гей-пропаганды. Местные гомики решили, что раз великий дирижер не защищает секс-меньшинства, то он сторонник государственной позиции, отраженной в законе о запрете пропаганды однополой любви.

Совсем с ума сошел обозреватель, скажут иные, какая же это политика. Э-э, нет, дорогие друзья. Если государство и его лидеры несут ответственность за состояние общества, нравственное в том числе, устанавливают нормы, формируют здоровое отношение к устоям или не делают всего этого, то это, конечно же, политика. Честно говоря, меня мало волнует, как там с этим у них в Германии, где основные политические силы выступают за уравнивание прав однополых и традиционных браков, где даже мужчина-министр иностранных дел «вышел замуж». Или во Франции, чей президент Франсуа Олланд подписал закон об однополых браках, что позволяет им усыновлять детей. Ну и далее везде, в том числе и в самом логове демократии США.

И наоборот, мне душу греет, что на государственном уровне Россия сопротивляется экспансии содомистски настроенных «друзей и партнеров», не сдает позиций, на политическом уровне сопротивляется доразвращению общества. В политический перечень включаю и то, что Конституционный суд РФ признал в свое время запрет гей-пропаганды соответствующим Конституции РФ, и то, что принят Госдумой и подписан президентом закон о запрете гей-пропаганды, и то, что Минюст РФ отказал в регистрации «Движения за брачное равноправие». 

Даже эпатажный персонаж российской «элитной тусовки» Иван Охлобыстин, то священник, то актер и шоумен, то отец большого семейства, то креативный директор «Евросети», с его радикальным письмом Президенту РФ — это тоже часть российской политики. И вот почему. Если уж зацепились за Ивана, то давайте подробнее. Охлобыстин написал Владимиру Путину: «Статья, запрещающая пропаганду гомосексуализма, недостаточно эффективна, поскольку наличие официально зарегистрированных сообществ гомосексуалистов само по себе является прямой рекламой гомосексуализма и противоречит ранее принятому закону «о защите чувств верующих». И предложил вернуть в УК уголовную статью за мужеложство, какая была в советское время и за что давали сроки.

Что тут началось! Активисты этих самых сообществ навалились не только на Ивана Охлобыстина, но и на «Евросеть», которая держит такого креативного директора, начали призывать компании не сотрудничать с «Евросетью», ссылаются на Конституцию РФ, которая гарантирует неприкосновенность личной жизни. Ребята подкованные, цитируют, приводят в пример прогрессивные в области прав человека страны. 

Церковь, православная церковь, очень далекая от плотских вопросов, но близкая к душе и нравственному здоровью общества, вынуждена была комментировать и письмо отца Ивана, и высказать свою позицию. Глава синодального отдела РПЦ по взаимодействию с обществом протоиерей Всеволод Чаплин ответил на запрос однозначно: «Бесспорно, этот вопрос стоит в обществе обсудить, раз уж у нас провозглашено народовластие. Посему именно большинство нашего народа, а не какие-то внешние силы должны определять, что у нас считается уголовно наказуемым деянием, а что нет». То есть церковь тоже считает, что вопрос о введении уголовного преследования за гомосексуализм стоит вынести на референдум.

Всякий референдум — это важнейшая политическая акция. Если народу дадут высказаться на эту тему, не сомневаюсь, что скажет большинство. Тут я, как и многие, полагаю, вполне согласен с Иваном Охлобыстиным, который считает, что уже наличие гей-сообществ, тем более активных, открыто и громко заявляющих о себе, и есть пропаганда. Ладно, хоть и противно, пусть бы ориентировались как угодно в своей квартире на своей постели. Но нет, им важно громкое общественное звучание, ряженые демонстрации и парады, признание исключительности. Одним словом, все напоказ. Если они считают, что имеют право на общественный голос, то почему в этом отказывают большинству, которое этого не принимает? И это не простое несовпадение этических принципов, здесь схлестнулись добро и зло.

Так что если возвращаться к государственной позиции, то и закон в том числе должен определить баланс в области этики, выставить предел прав личности, точно сказать, что можно, а чего никак нельзя, что есть норма, а что отклонение от нее. И конечно же, определить, что будет с теми, кто допускает отклонения. Если на нашу тему, то государство имеет право на насильственное выстраивание рамок дозволенного, если для страны важны своя история, свои ценности, свои традиции. Кстати, и своя демографическая ситуация, ведь насаждение гей-культуры — это путь к вырождению.

А что касается агрессивной пропаганды, так даже наш МИД вынужден быть отреагировать. В докладе «О ситуации с обеспечением прав человека в Европейском союзе» в 2012 и 2013 годах ведомство отмечает: «Это (распространение неолиберальных ценностей. — Авт.) особенно заметно на примере агрессивного продвижения ими прав секс-меньшинств. Делаются попытки добиться от других стран принятия чуждого для них взгляда на гомосексуализм и однополые браки как норму жизни и некое естественное социальное явление, заслуживающее поддержки на государственном уровне». Вон даже группа из 27 лауреатов Нобелевской премии подписалась под открытым письмом российскому президенту Владимиру Путину с требованием отменить закон о гей-пропаганде, который лауреаты считают дискриминационным. А вы говорите — тема не политическая.

Как бы ни показалось все это несущественным, неглавным в нашей жизни, говорить, писать и думать об этом надо. А то ведь там попустили, здесь уронили, тут разбазарили — глядь, а картина-то черная и зацепиться, чтобы выжить, не за что.

Или я снова сгустил черную краску?

Берегите себя!

Александр Гикало
Политический обозреватель
Фото: ria.ru
Радио «Краснодар»
Похожие материалы