" />

Озабоченность высокопробной интеллигенции запретом на мат: Кина не будет

Озабоченность высокопробной интеллигенции запретом на мат: Кина не будет
Никита Сергеевич так прямо и сказал, что это снижает «кругозор фестивалей». То есть, если с матом на фестиваль пропустить кино, то с кругозором все будет в порядке, а если потребовать от матерного автора оформить прокатное удостоверение, чего ему не дадут при наличии ненормативной лексики, то кругозору — это сами понимаете что.

Этот закон имеет длинное и сложное официальное название, в периодике его называют проще: закон о запрете мата. Мы уже говорили с вами о том, что закон о запрете курения будет смягчаться, и решили, что это рестораторы продавливают возможность подымить гостям на открытых верандах. Похоже, той же процедуре будет подвержен и закон о мате, правда, пока что в одном пункте. 


Пункт этот очень интересный: есть мат в фильме, например, — и тебе не дадут на основании принятого закона прокатного удостоверения для любого показа фильма на территории Российской Федерации. А без него лента будет лежать на полке. Эта норма возмутила наших кинематографистов. Закон дозволяет без прокатного удостоверения показывать кино с матом, специально созданное для эфирного, кабельного, спутникового телевидения. В исключение попали также зарубежные фильмы на международных кинофестивалях. И вот теперь наши кинодеятели надеются, что в список исключений добавятся все фестивали, киноклубы, различные формы некоммерческого показа. Разволновались даже талантливые мастера Владимир Бортко, Никита Михалков. 


Никита Сергеевич так прямо и сказал, что это снижает «кругозор фестивалей». То есть, если с матом на фестиваль пропустить кино, то с кругозором все будет в порядке, а если потребовать от матерного автора оформить прокатное удостоверение, чего ему не дадут при наличии ненормативной лексики, то кругозору — это сами понимаете что. Вообще-то законом мат запрещен не только в кино, но и в театре, литературе, на концертах. Так что ждите инициатив и от этих цехов российского культурного предприятия. 


Не считаю себя знатоком современной литературы, но кое-что почитал и могу сказать вполне определенно: талантливых литераторов масса. Но очень и очень многие вплетают в повествование мат, даже авторы-дамы, в чьи устах ненормативная лексика — пардон, моветон. Что же так? Не образованы, и потому им недостает знаний, что не дает зачерпнуть полной мерой из сокровищницы изобразительных средств нормального литературного русского языка? Ничуть не бывало: словом владеют, так вертят им, что дух захватывает, да к тому же талантливы, как я уже сказал. А на вопрос о мате многие отвечают, что он необходим для изображения правды жизни, так, мол, люди в реальной действительности говорят. То есть если в уста героя-прораба вложить известное обращение к грузчикам «На фига до фига нафигачили? Расфигачивайте на фиг!» (это я с переводом на допустимый языковой уровень), то это будет понятнее и правдивее, чем, скажем, «Зачем вы так много нагрузили. Разгрузите немного, пожалуйста!»? 


Есть и другое возражение. Рисуя «колоритную и правдивую» фигуру того же прораба с помощью мата, мы хотим доказать, что изъясняться так — это норма? Мы хотим сказать, что другого языка люди-грузчики уже не понимают? И самое страшное: мы в творчестве будем следовать за изнанкой, а не звать к вершинам чистоты души и мыслей? Как же тогда с нашим родным языком, о котором говорим, что он душа народа? Вот такая, именно такая у народа душа? Обходились же без мата Толстой, Достоевский, если не хулиганил, то и Пушкин, Лермонтов и еще тысячи разных времен литераторов. И что, в их произведениях без ненормативной лексики было меньше правды жизни, чем у Пелевина, Ерофеева, Ширяева, Лимонова, Сорокина, без сомнения, писателей нерядовых, которых читать нужно и интересно. Но опасно в те годы юные, когда как раз и закладывается тяга к чтению?
Вот Михаил Александрович Шолохов. Всю жизнь прожил в казачьей среде. И что — казаки сплошь по-французски? Да боже упаси. В быту, а более на войне, в мужской среде, а в атаке — мамочка-мама, там такие коленца от аз до ять — деревья листья сбрасывали. А нет этого в «Тихом Доне», есть перчинка, масса острячков, так ярко, на грани фола, как говорят, через язык рисующих образы. А мата, откровенного и грубого, нет! Вот мастер! Вот мастерство! Вот талант! 


Так что этот плач кинодеятелей по поводу матерного укорота совершенно напрасен. Чапаев в жизни не только «Ура» кричал, ведя дивизию в атаку, а фильм братьев Васильевых — на русском. Да еще и на I Московском кинофестивале 1935 года первую премию получил. 


Известен в истории России адмирал и Государственный секретарь во время Отечественной войны 1812 года Александр Семенович Шишков. А еще он был министром просвещения, президентом Российской академии наук, человек высокообразованный, глубоко верующий, прекрасный знаток русского языка, автор многих религиозно-нравственных сочинений. Он, представьте себе, боролся за чистоту русского языка! Нет, ему и в голову бы не пришла наша матерная тема. Шишкова беспокоило непомерное увлечение знати французским. Язык, говорил он, — мощное оружие, с его помощью, не прибегая к винтовкам и пушкам, можно покорить любую страну. Какой язык покоряет нашу страну, если мату пытаются открыть дорогу даже деятели литературы и искусства высокой пробы? 


Именно в этой связи есть еще один поворот языковой темы: сегодня крен не на французский, вонзается в наш язык, размывает его неумеренностью употребления английский. Ничего плохого, кроме хорошего, нет в знании иностранного. Но парикмахерская забегаловка, где даже инструмент не моют после предыдущего клиента, — непременно «салон» да еще и «Европа», гостиничка на затрапезной краснодарской улочке — непременно «Савой», и обязательно все на латинице! В России, в стране с русским языком! Понимаю, когда магазин известной зарубежной фирмы обозначает себя не по-нашему, но эти-то криворукие тут при чем? Или выставка кубанских сувениров. Такое разнообразие талантов и рукоделий. А подходит мужичок в майке с надписью «Нью-Йорк». Да, легонькая промышленность наша подводит, так вот и поле деятельности для малого предпринимательства. Согласитесь, как приятно было смотреть на зрителей Сочинской Олимпиады в одеждах с российской символикой, с надписью по-русски «Россия». 


А мы теряем то, что накоплено веками, тратя время и газетную площадь для того, чтобы доказать: мат в жизни — это плохо, а в искусстве, литературе, на сцене, на концерте — непозволительно. Похвально для дела и жизни знать французский, немецкий, английский. Но раболепствуя, тыча куда ни попадя вместо русского слова заимствованное, пересыпая на улице, не стесняясь, устную речь матом, то попадаем в плен к чужакам, к зловещему, наглому и пожирающему душу врагу, имена которого бескультурье и безнравственность. И сеять это желают господа из высокопробной художественной интеллигенции? Что-то тут не совпадает! 


Если так с матом, то какие могут быть вопросы к спонсору вместо финансового гаранта, спикеру вместо председателя ЗСК, парламенту вместо Думы и прочей тарабарщине за гранью нормы? И эти удары, и покруче в сердцевину русской жизни — наш язык — погашают инстинкт национального самосохранения. 


Скажу, может, и непозволительную в нынешней трагической ситуации вещь: вот там, в Донецкой и Луганской областях Украины, люди бьются и гибнут за возможность говорить по-русски, учиться и думать на родном языке. 


Всего вам доброго!


Фото: www.rg.ru

comments powered by HyperComments