" />

Почему встреча президентов России и Турции прошла не в Кремле: Куда свернул турецкий поток?

Почему встреча президентов России и Турции прошла не в Кремле: Куда свернул турецкий поток?
Не питая особого доверия к главе турецкого государства Реджепу Тайипу Эрдогану, все же не стану уподобляться некоторым комментаторам в Интернете, которые расценили его визит и встречу с Президентом России только как покаянную: «Ага, приполз».
Да, эмоциональный налет в восприятии этого события есть, но он возникает как следствие нашего же эмоционального и справедливого гнева по поводу действий Турции, сбившей российский боевой самолет. Но эмоции выплеснуты и, конечно, не забыты. И теперь за ними следует видеть нечто большее, что имеет значение как для Турции, так и для России.

Хотя справедливости ради надо сказать, что извинение турецкого лидера, на чем настаивала российская сторона, прозвучало в письме, которое он направил Владимиру Путину. Продолжением можно считать визит Эрдогана. Имеет значение то, что встретились президенты не где-то на нейтральной территории, не Путин полетел в Анкару, не делегации политиков контактировали, а сам Эрдоган прибыл в нашу страну. 

Думаю, не случаен и тот факт, что приняли гостя не в Москве и Кремле, а в Санкт-Петербурге. Это, конечно, тоже столица, хоть и северная, как у нас принято считать, но все же Москва и Кремль официально постоличнее будут.

 Как известно, случайностей в дипломатии не бывает, так что этот факт — тоже показатель отношения к гостю. И если дальше отношения России и Турции будут встроены в новое русло, то на этом позицию отстраненности и неприятия самого Эрдогана и его страны надо завершать. Что, похоже, в Питере и произошло.

Но прежде чем рассматривать итоги визита турецкого президента, все же не удержусь от замечания, что Россия и ее президент Владимир Путин очень хорошо выдержали эту турецкую паузу. Сразу после инцидента с нашим самолетом и гибели летчика было выдвинуто условие: извинения и компенсации. И чтобы не было у турецкого руководства сомнений в том, что любое вероломство в отношении России и россиян не сойдет с рук, Россия включила экономические рычаги — эмбарго в торговой сфере, закрытие российского турпотока, сворачивание деятельности отдельных турецких компаний на нашей территории и прочее.

Но дело даже не в перечне запретов и ограничений, а в позиции: пока не признаете вину, дальше не пойдем. Признали, и это значит, что надо двигаться вперед. Вот этот принцип в международных отношениях и надо исповедовать. Как показывает практика последних лет, да и российско-турецкая история, он наиболее действен. И потом, у России порой и выбора особого нет, кроме как оставаться самой собой.

Что касается Турции, то российские контрмеры нанесли удар по экономике. Наложенные на неспокойную общественно-политическую ситуацию в стране, связанную с попыткой переворота, на распри Турции с Европой, они ослабили и республику, и позицию самого Эрдогана. 

Как и предполагал в самом начале кризиса Владимир Путин, Турция одними помидорами не отделалась. 

Потому слова Эрдогана во время встречи с Путиным о том, что «турецко-российские отношения вошли в положительное русло», можно считать искренними и полными надежд. Если говорить о конкретных договоренностях, то снова зазвучала тема строительства газопровода «Турецкий поток», замороженного в конце 2015 года, и восстановления торгово-экономических отношений.

Эрдоган, как принято считать, человек жесткий и неуступчивый, что он и продемонстрировал в самом начале конфликта, сегодня вынужден был пойти на этот нелегкий для него шаг. 

Но если кто-то полагает, что от наших контрмер страдает только экономика Турции, он сильно ошибается. 

Негативный сценарий отношений сказался и на российской экономике. Некоторые серьезные чиновники в российском правительстве оценивают российские потери от этого в девять миллиардов долларов. А сейчас в России то самое время, когда не до жиру…

Конечно-конечно, как бы ни развивались торгово-экономические отношения между Россией и Турцией, надо всем этим будет витать политика. Как забыть, что Турция — член НАТО, кстати не самый слабый? Но она в отличие от других стран, входящих в альянс, вынуждена действовать разнонаправленно, с учетом российского фактора вообще и на Черном море в частности. В Турции, члене НАТО и стране, стремящейся в Евросоюз, прекрасно понимают, что она обречена на устойчивые, нормальные отношения с Россией. Впрочем, и Россия в том же положении обреченности на добрососедство.

Если даже взять конкретную Сирию и нашу борьбу против международного терроризма, то роль Турции на этом направлении одна из существенных. Противоречия России и Турции по сирийской проблематике сгладить коренным образом не удастся — это понятно. Но Турция при определенных обстоятельствах может сыграть свою роль в урегулировании ситуации, не став, скажем на сторону России и поддерживаемого ею Асада, но хотя бы продемонстрировав невмешательство. Сегодня Россия, чтобы эффективнее завершить сирийские дела, не может опираться только на военную составляющую. Выход один: поддерживая усилия сирийской армии, параллельно искать мирное решение. И в его реализации очень может помочь сотрудничество со странами этого региона.

В этом плане визит в Россию турецкого президента Реджепа Эрдогана видится как один из ходов важной для России партии. Ему предшествовал саммит в Баку президентов России, Ирана и Азербайджана. Рано говорить, но очень возможно создание мощной евразийской кооперации. Во всяком случае, движение России в этом направлении просматривается. И если Турция с ее мощнейшим потенциалом станет звеном объединения, это будет в интересах России. Да, в Баку много говорили об экономике, о возможном создании взаимовыгодного транспортного коридора Север-Юг. Но злободневная тема противостояния мировому терроризму тоже звучала. То же самое и в Петербурге.

Встретил в сети заголовки западных СМИ типа «Путин снова переиграл Запад». Мне тоже хотелось бы верить в успех этого геополитического проекта и ощутить эффективность его для нашей страны. Но хочу посмотреть на ситуацию с иной стороны. 

Такие оценки — показатель того, что Запад внимательно следит за действиями Эрдогана, который после подавления путча поехал не в Америку и объединенную Европу, а в Россию. Это кого хочешь будет тревожить. 

И вот уже глава МИД ФРГ Штайнмайер исключил возможность появления военного союза России и Турции. Надо понимать, что он ни в коем случае этого не хотел бы. Британская газета Financial Times публикует статью под заголовком «Запад обеспокоен сближением Москвы и Анкары». Надо полагать, что чем теснее будут контакты России и Турции, тем жестче станет давление Запада на обе страны.

Будет ли лавировать Эрдоган между Западом и Россией или крепко прижмется плечом к кому-то одному, мы увидим. Но случайными не назовешь слова Путина о том, что наша страна против всяких неконституционных переворотов. А кто у нас мастер организовывать таковые в других странах? 

Эрдоган открыто говорит, что именно США приложили руку к попытке его свержения. То, что за кадром высказанных позиций, — тоже интересно. 

Но мы гаданием не занимаемся, а реально смотрим на вещи. И это позволяет нам успокоить Запад: в открытый военный блок с Россией Турция не войдет, она останется в НАТО. Но станет взаимодействовать с Россией если уж не в интересах своей турецкой национальной безопасности, то в интересах безопасности власти Реджепа Эрдогана.

Западное движение Турции очень сильно осложнено, этот проект для нее почти провальный. У России тоже с Западом не складывается. 

Президенты обеих стран прекрасно понимают: плохие отношения между ними ослабляют позиции тех и других, что только на руку противнику. Так что тут не до обид, и «извините» вполне достаточно, чтобы двигаться дальше. 

Или вы думаете по-другому? Пишите, звоните, приходите.

Александр Гикало

Фото: www.kremlin.ru


comments powered by HyperComments