" />

Политический каннибализм в современном мире: Ни понять, ни простить

Политический каннибализм в современном мире: Ни понять, ни простить
Вакханалия продолжается. Поляки снесли очередной памятник советским воинам, погибшим в Великую Отечественную войну, освобождая ту же Польшу от фашистов. Злодеяние в городе Мелец — немыслимое для представлений о современной цивилизации в принципе, а вандализм по отношению к знакам, увековечивающим борьбу с величайшим злом, каким является фашизм, вообще дикость, низвергающая эту страну к самой низкой ступени человеческого развития. Как всякий политический каннибализм.

Если бы это был единичный случай, можно было бы списать происшествие на озверевших неофашистов или злобствующих русофобов, пытающихся взгромоздиться на антироссийскую волну, которую погнала Европа в последние годы. Но разрушение символов героизма и жертвенности освободителей приобрело массовый характер, что молчанием той же Европы как бы поощряется. 

Никто в Европе на официальном уровне ни разу не возмутился этим мракобесием даже формально, с учетом того, что есть международные соглашения о сохранении памятников истории Великой Отечественной войны. 

Польша ведь не единственная страна, которая больна забвением, подобное происходит на Украине, в Молдавии, в Грузии, в республиках Прибалтики.

Ах да, это же просто акты десоветизации, освобождение от советского наследия, от знаков принесшего «неисчислимые бедствия» народам этих стран советского прошлого. Взгляд закусившей антироссийские удила Европы через эту призму на своих молодых партнеров не просто поощряет их вандализм, а создает условия для буйного прорастания диких побегов того самого фашизма. Даже яркий символ нашего общего прошлого — памятники Ленину, которыми были украшены главные площади всего советского пространства, на мой взгляд, нельзя трогать, оставляя приметой исторической эпохи, в которой было всякое, в том числе и много значительного, — пусть напоминают нам о свершениях и ошибках. Но, согласитесь, мемориалы и другие знаки, которыми увековечена память отдавших жизни на фронтах Великой Отечественной, — это нравственное падение, изуверство.

Что мы можем сделать, кроме возмущения МИДа польским вероломством и требования остановить вакханалию? 

Самое простое — это попытаться забрать ненужные младоевропейцам мемориалы домой, в Россию. Мы найдем для них место не только на необъятных просторах, но и в наших душах. 

Разве что Германия может стать исключением. И там бывают случаи вандализма неонацистов, но на государственном уровне обеспечивается порядок и должное отношение. Хотя странностей и несуразностей достаточно.

К примеру, Мюнхенский институт современной истории собирается в январе будущего года переиздать программную работу Адольфа Гитлера Mein Kampf («Моя борьба»). 

Не переиздавался этот фашистский идеологический жупел семьдесят лет. А вот теперь, когда истекает срок охраны авторских прав, немцы решили порадовать читающий мир гитлеровскими откровениями. 

Издатель, правда, оговаривается: будет, мол, текст сопровождаться комментариями, так как он изобилует антисемитскими выпадами автора — Адольфа Гитлера. На резкое возмущение еврейских общин Германии тот же издатель возражает так: будем печатать книгу, для того чтобы «развеять сложившиеся вокруг нее мифы и показать несостоятельность ее тезисов».

Получается, что немецкий исторический институт как бы историческую науку стремится расширить новыми знаниями. И вот без пропаганды идеологии национал-социализма это никак не получается. В современном мире с его коммуникативными мощностями ни для кого из исследователей и просто интересующихся не представляет труда прочитать что угодно. Зачем же брызгать ядом человеконенавистничества, пусть и разбавленным, в массового немецкоязычного читателя?

Там, в Германии, мало неонацистов, которые не только на ура воспримут такое чтиво, но и укрепят свой дух благодаря ему? 

Есть еще один выход на читателей. Издать работу Гитлера на украинском и в качестве гуманитарной помощи отправить украинским властям. 

Научное подспорье все же, а то и оправдание поднявшего при активной поддержке Запада голову украинского неонацизма. Украина-то в Европу стремится, во всяком случае, власть туда свою страну разворачивает. К своим они хотят. Но к каким своим? К европейцам как к носителям и хранителям цивилизации, или вот к этим, закатывающим по локоть рукава черных рубах, нашивающим на них шевроны со свастикой, вскидывающим руки в фашистском приветствии, а при возможности раскрашивающим памятники погибшим советским воинам?

А мы так были уверены, что дух национал-фашизма давно развеян вместе с дымом от залпов нашей артиллерии по рейхстагу. Но нет, тянут его сквозняки из Польши — а как еще расценить разрушение памятников, из Германии — как бы они там ни объясняли решение переиздать Mein Kampf, из «матери городов русских» — Киева, где тоже рушат воинские исторические реликвии, что для нас ужаснее даже польских негодяйских происков. 

Кто еще несколько лет назад мог себе представить, что на Украине, пережившей со всем Советским Союзом и народами Европы, в том числе Польши, ужасы Великой Отечественной, потерявшей миллионы на фронтах, на оккупированных территориях, в концлагерях, так пышно расцветет бандеровщина, а дети, ДЕТИ (!) из школ Западной Украины, ослепленные неонацистской пропагандой, будут, как зомби, вскидывать руку в фашистском приветствии?

Да, каждое покушение на память на территории Украины — это видимый знак неонацизма. Понятно, что каждый кусочек камня мемориала для нас свят, одухотворен. Но с камнем все же проще, его можно заменить, перенести, восстановить — и он не потеряет своей символической значимости. Но как быть с людьми? А ведь их души вытравливают в первую очередь, их истребляют в чистом виде фашистскими методами, то есть все основные черты фашистской идеологии мы видим как в теории, так и в практике бандеровцев. Крайняя форма национализма и русофобии, гонения русскоязычного населения, запреты говорить на родном языке, приход к власти через переворот, жесточайшая диктатура капитала, военные методы разрешения конфликта на юго-востоке, сожженные антифашисты в Одессе, блокада Донецкой и Луганской областей, происки против успевшего уйти под крыло России Крыма, убийство противников режима, физическое устранение и истязание политических оппонентов неонацистами из запрещенного в России «Правого сектора» — что это, если не проявления фашизма?

И тут не помогут никакие попытки Порошенко и иже с ним обрядиться в демократические или либеральные овечьи шкурки. Они слишком куцеполы, и из-под них выглядывают не только вышиванки и шаровары, но и мурло неонацистов с его человеконенавистническими действиями. Внимательный и понимающий взгляд ничего не спутает. Есть национальные особенности украинцев, национальный характер высокого смысла, и есть в идеологии и практике нынешней власти характерные для фашизма черты тотального нацизма и бандеровщины, что по сути одно и то же.

К сожалению, эту безжалостную и опасную для Европы очевидность та же Европа в упор не видит, как и разрушение памятников советским воинам в Польше. 

Загнанный в гроб итогами второй мировой войны немецкий и прочий фашизм вопреки исторической памяти и благодаря преступной близорукости европейцев вылез из могилы, отряхнул прах и продолжает писать историю своим кровавым почерком. И ничто никого уже не учит. 

Сегодня мир — кто на словах, а кто делами — выступает против терроризма. Приглядитесь внимательно, чем отличаются идеология и методы войны радикалов от фашистских? Вот то-то же! Но того, что власти Украины поддерживают ИГИЛ, Европа тоже не замечает. Замечтались перед будущим, уже январским чтением гитлеровского бестселлера?

Неужели снова очнутся только тогда, когда фашизм, а теперь и терроризм постучатся в двери? Ведь если спокойно лелеять цветочки, ягоды обязательно созреют. Интересно, кто тогда снова будет призван историей ломать хребет зверю?

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.

Фото: mega-rega.ru

На фото - надписи на стенах Рейхстага

comments powered by HyperComments