Пресс-конференция Дмитрия Медведева: Хороший ты мужик, но не орел…

Пресс-конференция Дмитрия Медведева: Хороший ты мужик, но не орел…
Сегодня на вопросы журналистов отвечал премьер-министр России Дмитрий Медведев. Он как бы подводил итоги уходящего года. Был, как всегда, спокоен, рассудителен и даже настроен оптимистично, что подкрепил фразами: «Падение экономики и падение производства приостановлено», «Мы исходим из того, что на следующий год мы уже будем расти». Но тут же противоречил себе: в настоящее время в России непростая ситуация. 

Так она простая, эта ситуация, или сложная? Если не иметь в виду миллионов пятьдесят российского населения, то, может, не такая уж и сложная. И потому приходится раскрывать пугающую позицию председателя нашего правительства: «Можно сколько угодно долго рассуждать о том, что нужно заниматься доходами каждого конкретного человека, нужно стараться индексировать выплаты. Но если финансовая система дает сбой, если банковская система рушится — то все». Мы не так просты и понимаем, что в государственном организме все взаимосвязано: при пустой казне какие социальные гарантии могут быть? 

Но все же как-то наотмашь глава кабинета министров предложил даже не разговаривать о «каждом конкретном человеке», отнеся его благополучие ко второму разряду проблем.

Как же, как же, понимаем, почему это произошло. Нефть в цене упала. И Медведева это особенно не радует, как он сам сказал. Например, чуть не первой новостью в информационных программах стало падение углеводорода за сорокадолларовую отметку. Так что же это за экономика такая, что только нефть и газ держат страну и ее национальную валюту на плаву? А ведь сколько раз было сказано о необходимости диверсифицировать экономику, снизить зависимость от цен на углеводороды. Сотни раз — и тогда, когда Дмитрий Медведев был, как сейчас, премьером, и в бытность его президентом страны.

Однако пугать нынешняя ситуация никого не должна. Оказывается, «у России есть план „В“ и даже план „С“ на случай неблагоприятной нефтяной конъюнктуры». Выходит, что живем мы сейчас по плану «А»? 

Неважно живем, с натяжкой — как государство, так и особенно тот самый «конкретный человек». А если вдруг «В» и «С» правительство нам подкатит, совсем невмоготу ведь станет. 

Вчера общался с одним уважаемым человеком примерно на эту тему. Так вот он огорошил меня вопросом: «А ты задумывался, сколько в высоком рейтинге нашего президента процентов высоты за внешнеполитическую деятельность и сколько за дела внутри страны?». Мои размышления на ту тему испугали меня самого. Закралось подозрение, что соотношение рейтинговых процентов совсем не равнозначно. 

Более того, внешнеполитическая решительность Владимира Путина, которая позволила вывести Россию в число мировых держав, а не региональных, как этого хотят наши недоброжелатели, не просто полезна, но и необходима и для внутрироссийской жизни.

По здравом рассуждении, в первую очередь требовательность должна распространяться на наше правительство — это, ныне рулящее нашей экономикой, или другое, которое придет ему на смену. В этой фразе нет пожелания или прогноза. Устраивает нашего президента такой состав кабинета, видит он в нем потенциал — ну так ему виднее. Но свои вопросы, как «каждый конкретный человек», мы можем задавать, не так ли? Ну и поищите вы хоть одно выступление находящегося на острие нынешних российских проблем министра финансов Силуанова или главы Минэкономразвития Улюкаева о том, что сделали конкретно они и их министерства, чтобы ситуация была не такой сложной. Вот так о мерах: раз, два, три — и будет это или то послабление. Мы слышим от них только констатацию негативных фактов, они у нас констататоры, а не прогнозисты.

Мы в свое время ругали министра финансов Кудрина, который сел на кубышку и не давал ходу отложенным на черный день деньгам. Были у нас свои резоны: надо, мол, строить дороги, школы, раз казна с профицитом, надо развивать отрасли экономики. Чего уж теперь-то, может, и правильно делали, что чуть попридержали аппетиты. 

Но теперь тот же Силуанов говорит о том, что деньги в резервном фонде страны заканчиваются, «подушка безопасности» треснула по швам, а пух-перо пошло на латание бюджетных дыр. То есть «каждый конкретный человек» может рассудить так: Силуанов в наследство от Кудрина получил запас, но при новом министре он иссяк! 

Уже и бюджет страны на будущий год принят с дефицитом в три процента ВВП. Это при том, что в доходы казны заложена цена нефти в пятьдесят долларов за баррель. А она-то ведь уже отскочила до сорока. Очень выверенный прогноз, ничего не скажешь.

Но не на того нарвались. Глава Минфина Силуанов подстелил под себя соломки, заранее сообщив, что из-за снижения нефтяных котировок бюджет может потерять еще триллион. 

Заметьте: финансист говорит не о том, как его ведомство и все правительство будут заделывать дыру, а просто сообщает, что можем придвинуться к тем самым вариантам «В» или «С». 

Хотя автор несправедлив. И Силуанов, и Улюкаев постоянно находятся в поиске. 

Но, как бы это помягче сказать, пытаются нашарить бюджетные резервы в карманах «каждого конкретного человека».

Это же так легко: увеличить пенсионный возраст, чтобы оттянуть выход на заслуженный отдых и сэкономить скудные средства Пенсионного фонда, пополняемые из бюджета. Нет ничего выгоднее для казны, чем взять да и отменить работающим пенсионерам февральскую будущего года индексацию пенсий. А если этот пенсионер к февралю еще работал, а в марте по болезни или по желанию оставил производство, то его уравняют с остальными, то есть проиндексируют пенсию? Вы этих вредных вопросов даже не задавайте, не травите себе душу напрасными надеждами.

Зато правительство наше твердо и неуклонно отстаивает невозможность в России, как это есть в других странах, прогрессивной шкалы налогообложения. А нет бы объяснить толстосумам, многие из которых на общенародном богатстве и поднялись, что делиться с государством надо. Что вы, что вы, как же, как же — бизнес кошмарить нельзя, а вот остальных — можно. Не специалист, но полагаю, что народно-карманным изъятием денег накопительный инструментарий правительства не исчерпан. Но надо искать источники.

Ах да, премьер-министр сказал, что пока никаких решений о повышении пенсионного возраста не принято, а идет, мол, общественная дискуссия. Живя не первый десяток лет, мы прекрасно понимаем, чем заканчиваются такие дискуссии. Вот уже в прессе появилась информация о том, что в стране создан экспертный совет по пенсионной реформе, задачей которого как раз и будет подготовка общественного мнения к повышению пенсионного возраста. Правда, в Кремле на уровне президентского пресс-секретаря сказали, что не располагают информацией об этом и что тема относится к компетенции правительства.

И на этот счет я просто помолчу, так как не понимаю, как в Кремле не могут знать о том, что знают в правительстве. 

Лучше вернемся к ответу на вопрос об экономике Дмитрия Медведева: «Падение экономики и падение производства приостановлено». А как же тогда с прогнозом уже упоминавшегося главы Минэкономразвития Улюкаева, который предрекал, что ВВП России в четвертом квартале текущего года упадет на 3,5 процента, а в первом квартале следующего небольшой инерционный спад сохранится? 

Нехорошо закладывать министра премьеру, но, Дмитрий Анатольевич, вы тогда скажите своим министрам, что можно публично говорить «конкретным людям», а чего нельзя. А то нестыковка получается.

Может показаться, что автор без должного уважения говорил о деятельности правительства. Ничуть не бывало. Более того, я искренне верю в то, что упомянутые министры — и люди хорошие, и специалисты образованные, и государственно настроенные чиновники. Но помните фразу Нонны Мордюковой в известном советском фильме «Простая история»: «Хороший ты мужик, Андрей Егорович, но не орел…». Это я к тому, что «хороший парень» — все же не профессия. Это я безотносительно кого-то персонально, хоть и похоже на намек.

Если вы хотите о чем-то намекнуть автору или сказать прямо, звоните, пишите, заходите.

Александр ГИКАЛО.

Фото: news.binarymag.ru

Радио «Краснодар»