" />

Преступные опросы и прочие выходки: Блокада нашей памяти?

Преступные опросы и прочие выходки: Блокада нашей памяти?
В эти дни развернута для обсуждения и получила общественную огласку мерзкая история, связанная с телеканалом «Дождь».
Только что Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил в Совете Федерации и вновь говорил о патриотизме, семейных отношениях, о браке как союзе между мужчиной и женщиной, основанном на любви и ответственности за будущее детей. Прописные, казалось бы, истины, столько об этом уже сказано, что если бы хотя бы часть политических призывов и пастырских увещеваний переплавилась в убеждения, то, наверное, и общество наше, и власть, и государство, и отдельно взятый человек были бы совсем иными — лучше, патриотичнее, вдумчивее, ответственнее. 

Говорю об этом прямо потому, что в эти дни развернута для обсуждения и получила общественную огласку мерзкая история, связанная с телеканалом «Дождь». Накануне одной из значимых дат Великой Отечественной войны — 70-летия полного снятия блокады Ленинграда — означенное средство массовой информации тоже решило отметиться, выпустив в эфир свою историческую программу «Дилетанты». 

И в эфире, и на сайте телеканала, и в официальном твиттер-аккаунте «Дождя» затеяли разговор со зрителями, слушателями и пользователями. В самом интерактивном общении с аудиторией нет ничего плохого: журналисты высказывают свое мнение по теме, говорят с людьми. По исполнению это как сложно, так и продуктивно. Но вы только посмотрите, на какой вопрос предложил ответить «Дождь»: «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?». 

Уже в самой постановке вопроса — провокация, преступное поругание нашей истории, очернение, перечеркивание подвига защитников Ленинграда — воинов и мирных жителей. Зверею, когда читаю, что кто-то где-то из молодых недоумков вещает под пивко: зря, мол, положили столько народа, сдались бы немцам, так и жили бы в другой стране, пили не это, а настоящее пиво. Понятно, что это от скудоумия, что это выползни из зияющих дыр семейного, школьного и государственного воспитания. Не простить, но осмыслить причины здесь можно. 

Такие работают на телеканале «Дождь»? Не думаю. Даже уверен в продуманной нарочитости именно такой постановки вопроса. Трудно предположить, что телевизионщики не ведали о трагических масштабах блокады: длилась она 872 дня, по разным данным, унесла сотни тысяч жизней. Они не предполагали, что живы многие из тех, кто перенес голод и холод блокады, потерял родных? Они не ведали, сколько полегло на полях боев, чтобы разблокировать город, что сделали люди, наши люди, граждане нашей страны, чтобы обеспечить работающих, спасающих свой город блокадников хотя бы скудным пайком? 

И ОНИ, СТАВЯ ТАКОЙ ВОПРОС, НЕ ПОНИМАЮТ, ЧТО БЫЛО БЫ С ЛЕНИГРАДЦАМИ, ЕСЛИ БЫ ФАШИСТАМ ОТДАЛИ ГОРОД НА НЕВЕ? 

Конечно, любой нормальный человек начнет им напоминать о сожженных вместе с людьми деревнях Белоруссии, Смоленщины, о фашистской индустрии смерти с концлагерями, душегубками, каторжными работами, исследованиями на человеческом материале и обо всем прочем, что натворили оккупанты. На вопрос «Дождя», как сказал один ветеран, уже дал ответ Гитлер, издавший приказ окружить Москву и Ленинград и не выпускать оттуда ни одного человека, полностью уничтожить население этих городов. 

Не трудитесь им это втолковать, их это не проймет. Не верите? Тогда смотрите реакцию гендиректора канала Натальи Синдеевой: она написала в своем Facebook, что ей очень обидно за тех, «кто пытается что-то делать в государстве, которое включает каток, чтобы раздавить любые ростки здравого смысла и совести». Этот провокационный и оскорбительный вопрос — «ростки здравого смысла и совести»? Тогда что такое предательство, преступление, стремление опорочить нашу Победу, вывернуть неокрепшие мозги, размыть память? 

И слава Богу, что есть в стране другие люди. Смотрю на реакцию: министр культуры Владимир Мединский, депутат Госдумы от партии «Единая Россия» Ирина Яровая, многие другие возмущены. А представители компартии объявили, что намерены инициировать прокурорскую проверку в отношении «Дождя». 

Можно было бы в связи с журналистским подвигом «Дождя» покрутить пальцем у виска да тем и закончить. Если бы эта история была единственной. В Москве разгорелся скандал вокруг знаменитого московского парка имени Горького. Его директор, ссылаясь на план реконструкции, потребовала от «Лиги ветеранов службы по борьбе с организованной преступностью» до 15 марта демонтировать и вывезти с территории парка мемориал, посвященный погибшим в спецоперациях оперативникам, удостоенным звания Героя России. 

Ничто не мешает парку — ни увеселительные заведения, ни развлекательные сооружения. А вот мемориал погибшим на боевом посту не вписался. Десять лет простоял, а теперь парковое руководство утверждает, что мемориал не числится на балансе предприятия и, возможно, установлен незаконно. Шок, святотатство, дикость, вандализм — самые мягкие определения этих действий. 

Президент говорит о так необходимых духовных скрепах, патриарх — о нравственности и традициях, российское общество ищет национальную идею, а деятели от парковой культуры, как в нашем случае, гнут свою линию. Им это можно? 

Конечно, можно, если российское издательство «Алгоритм» выпускает в свет на русском языке роман одного из ближайших соратников Гитлера, главного пропагандиста нацистов Йозефа Геббельса. Жутью веет от того, что эта книга издана в серии «Проза великих», а от строк издательской аннотации веет большой симпатией к автору. От упоминания только имени фашистского идеолога рука тянется перекреститься, а уж воплощение этой идеологии — так и вообще пережитая страной трагедия. Господи, думаем мы, а порой и восклицаем: как могут в нашей стране, такую войну пережившей, знающей, испытавшей на себе, что такое фашизм, понесшей страшные потери в борьбе с врагом, на улицах появляться молодые люди с фашистской символикой, восторгающиеся нацистским рейхом? 

Две причины: во-первых, эта грязная жижа заливает пустоты в мозгах (о душе я вообще не говорю), во-вторых, очень долгое время вся история страны прошлого века подавалась исключительно черной краской, в-третьих, было задвинуто на второй план, а то и вообще затюкано, забыто нравственное строительство человека. Жнем то, что посеяно. 

Так и почва для произрастания сорняка все время удобряется. «Эхо Москвы» говорит на тему блокады с писателем Виктором Ерофеевым, который, ссылаясь на воспоминания своей бабушки, утверждает, что жители Ленинграда сами психологически были готовы сдать город и якобы считали, что под немцами им будет не хуже. То Гозман приравнивает советский СМЕРШ к СС, то демократический бомонд на одну доску ставит Сталина и Гитлера, то высоколобые ученые дорывают растительность на плеши, доказывая вину СССР в развязывании войны. Общим местом в девяностые (да и сейчас еще не совсем от этого избавились) стало утверждение, что в странах Восточной Европы после войны силой оружия установили советские режимы. Но президент Путин ответил на это, спросив: что было бы, если бы фашизм победил? Мы добавим: а что было бы с ленинградцами, если бы город фашистам сдали? 

Заканчиваю так: в нашей отечественной летописи зафиксировано много событий, которые надо осмыслить и очистить от мифов. В истории Великой Отечественной войны есть страницы не только героические, но и разные. Мы имеем право думать, размышлять, оценивать. Но есть темы святые, подходить к которым хоть моим коллегам, хоть любому человеку с разнузданным удальством не стоит. Если по недоумию. 

Ну а если специально, нарочито, ударно-выверенно, то даже преступно. И конечно же, за всяким преступлением должно следовать наказание. А вы что об этом думаете? 

Александр Гикало
comments powered by HyperComments