Рост ради роста — логика раковой опухоли: о работе Правительства России

Рост ради роста — логика раковой опухоли: о работе Правительства России
Можно усомниться в целесообразности перемен, затеянных в российском правительстве. Оно, объяснив их необходимостью экономить деньги, решило переехать. Не все сразу, а только четыре министерства — Минстрой, Минэкономики, Минкомсвязи и Минпромторг — собираются покинуть занимаемые ими здания в центре Москвы и вселиться в офисный комплекс «Москва-Сити». Не исключено, что потом за ними последуют и другие правительственные структуры.
Поскольку это оргмероприятие запланировано на 2018 год, многие аналитики предположили, что таким образом правительство демонстрирует свою надежду остаться при должностях и регалиях и после президентских выборов 2018 года. Признаем, что логика довольно сомнительного качества. Министерства могут переехать и в новом составе чиновников, и с новым министром. Другое дело — ВОВРЕМЯ ЛИ ЗАТЕЯНА ПРОЦЕДУРА? Тут надо после избрания президента предлагать обществу новые идеи, некий поворот экономической политики, желательно направленный на человека трудящегося и уже оттрудившегося, а они будут в это время паковаться, а потом рассаживаться.

Вот в чем можно согласиться с критиками будущих правительственных перемен, так это в том, что ныне можно найти нашему правительству заботы и поважнее, чем перемена дислокации. И чтобы не было это утверждение голословным, давайте вспомним акцию протеста в День России. Представляется, что она была воспринята властью, в первую очередь правительством, несколько легковесно, только лишь как провокация и попытка некоторых лидеров оппозиции еще раз обозначить себя на политическом поле. Что верно, то верно, большая доля провокации тут была — и скандальное изменение маршрута и мест сбора, и явно нарочитое наличие всякой прессы именно там, где назревал скандал, и моментальная реакция западных политиков на задержание нарушителей порядка. То есть все делалось скорее напоказ, на картинку, демонстрирующую в первую очередь Западу, что в России есть мощное противостояние «режиму Путина». 

Но его, этого противостояния, как раз и нет. Подавляющее большинство граждан страны позитивно относится к президенту Владимиру Путину. Тем более что он не скрывает, как показала «прямая линия» и тот же фильм о Путине американского режиссера Оливера Стоуна: у нас далеко не все в порядке и с бюджетом, и с уровнем жизни, и с налогами. И если уж быть совсем строгим, то многие негативные проявления являются результатом именно недостаточной работы правительства. 

Так вот если вернуться к акции протеста, то надо отбросить политтехнологический анализ, на который напирает пропаганда, а копнуть поглубже. 

Если бы не было серьезных просчетов в деятельности власти, то на чем бы основывала свои призывы оппозиция, чем бы она воодушевляла протест? Мы вовсе не склонны думать, что в «навальные» ряды встали только бузотеры, неразумная молодежь или еще кто-то, что было. Но на улицу наверняка вышли и люди, понимающие, против чего и за что надо если уж не бороться силовыми акциями, то хотя бы иметь возможность сказать правду. Единственно жаль, что их устремления используют политические авантюристы в собственных целях, что включают и разумных людей в свои антироссийские сценарии. 

Но переезжему правительству надо было бы в своем анализе отбросить всю шелуху и посмотреть в корень, вылущить из «навала» другую часть поводов и причин выйти на протест и в столице и в провинции. 

Озаглавьте этот раздел возможного правительственного анализа как угодно. Можно так: «ПОВОДЫ ДЛЯ НЕДОВОЛЬСТВА». А далее должен последовать как перечень, так и обязательная графа «ЧТО ДЕЛАТЬ?». Как минимизировать потери качества жизни людей, скажем, от падения доходов, роста цен, вечной перекрутки системы пенсионного обеспечения, от очень заметного отсутствия действенной системы управления экономикой и так далее. 

И если для радикалов главной целью является смещение ныне властвующих, то ценность этой части протестующих, вышедших и сидящих дома, заключается в том, что они не хотят ни переворотов, ни силовых действий. Они мечтают о более совершенном политическом и экономическом ландшафте страны, на котором был бы виден конкретный человек. 

Конечно, приятно, когда правительство с цифрами в руках докладывает, что экономика поправляется, что страна выходит из жесткого кризиса. Но надо еще ответить и на вопрос: для чего? Рост ради роста — это, уж извините, логика раковой опухоли. Надо, чтобы этот рост сказывался на жизни граждан в любом виде. И даже если «не все так быстро и не все сразу», то и об этом надо сказать нашим терпеливым людям. Устроит их не только повышение уровня жизни, но даже наличие сбыточной надежды на это. Я так думаю.

Ну такие мы и такое у нас государство, что жизнь десятков миллионов граждан зависит от него. И в оценке такого положения вещей несовершенна любая крайняя позиция. Некоторые говорят, что система должна быть такой, чтобы человек отвечал сам за себя, вот тогда, мол, он не станет уповать на государство, кроме обороны и безопасности, а будет сам строить свою жизнь и не станет в ряды протеста из-за того, что ему что-то недодали. Но как же быть в этом случае с ролью государства? Оно, говорят, должно просто успешно заниматься экономикой и социальной сферой. Однако пока бесспорным является лишь то, что государство в лице правительства занимается тем и другим. Сомнительно только, успешно ли?

Попробуем раскрыть эту мысль на стародавнем процессе пенсионного обеспечения. Государство наше пока что позиционирует себя с тем, кто подаст каждому стакан воды в старости. Но вспомните, сколько же раз видоизменялся этот дар по форме, по содержанию, по наполненности стакана, сколько пенсионных новшеств уже введено, отменено, заменено, усовершенствовано, модернизировано, реформировано в целом по системе и по ее частям в отдельности. А как с надеждой на то, что все будет как у людей, когда придет срок? Мне отвечать или вы и сами знаете? Тем, кто уже перешел в категорию пенсионеров, только и остается, что ждать стандартно низкой ежегодной прибавки, которая съедается инфляциями и тарифами. Но здесь хоть что-то уже понятно.

А идущим стройными рядами к пенсии? Для них актуален целый набор терминов: минимальный стаж, возраст выхода на пенсию, работающие пенсионеры, начисление баллов и так далее. Но понятны ли они и вселяют ли надежду? И самое главное — не будет ли перемен? Вот вам и ответ тем, кто ратует за отрыв человека от госопеки. Как тут оторвешься, если устанавливает (и переустанавливает) правила игры оно? Но есть ведь выход, он опробован и, похоже, эффективен. Что если распространить модель пенсионного обеспечения привилегированных сословий на всех граждан? То есть сделать общим для всех коэффициент замещения теряющейся зарплаты, а остальное побоку?

Чтобы было понятнее, перекладываем на практику. Вот, скажем, депутат. Если он побыл таковым хотя бы один созыв, то его ум, профессионализм, талант, каторжный труд в старости будет отмечен пенсией на уровне 75 процентов замещения немалой, хоть и утраченной зарплаты. А у народа? У народа пока где-то 35 процентов! Ладно-ладно, не будем так уж меркантильны и завистливы, понимая, кто мы и кто они, но для токаря, пекаря и даже журналиста пенсия в размере хотя бы 50–60 процентов от зарплаты была бы более справедливой. И не надо путаться во всяких баллах.

Понятно, что вышесказанное приведено для примера. Но сколько прорех в нашей жизни, через которые, допустим, совсем не обязательным видится грядущий переезд правительственных подразделений в новые офисные апартаменты. Главное не то, где и как сидишь, важнее — кто сидит и зачем. Или я не прав?

Пишите, звоните, заходите.

Александр ГИКАЛО.
Фото: pixabay.com

Радио «Краснодар»