Шьем на суровую нитку: о кадровой политике в Дагестане и наведении порядка в регионах

Шьем на суровую нитку: о кадровой политике в Дагестане и наведении порядка в регионах
Как всегда, громко проходит кадровая операция в Дагестане. Арестовано сразу несколько высокопоставленных по региональным меркам чиновников. Смахивает на показательное выступление федерального центра. Но спортивная терминология здесь неуместна. С учетом других подобных событий в центре и регионах надо полагать, что в жизни страны наступает новый этап.
Вообще, Москве с национальными республиками приходится обращаться аккуратно, так уж повелось в многонациональной России. Кстати, так было и в Советском Союзе: не дай бог какими-то действиями внести нотку раздражения, попрет тогда и сепаратизм, поползет дурно пахнущая экстремистская зараза. 

Вот и тот же Дагестан. Сложная российская окраина, не очень спокойная во многих отношениях, в террористическом в первую очередь. По каким-то мне непонятным причинам самая дотационная республика. Даже не знаю, чего среди них больше — отсутствия работы или нежелания работать.

Не получалось с исправлением ситуации с упором на национальные руководящие кадры. Центр был вынужден сначала направить в Дагестан своего для республики человека — опытнейшего политика Рамазана Абдулатипова, федерального министра и депутата, правда давно не жившего в Дагестане. На мой взгляд, человека безусловно порядочного, государственника. 

Началась чистка еще при нем: был арестован мэр Махачкалы, из власти выдавили некоторых деятелей, а отдельные сами ее покинули. Но и Абдулатипову сломать устоявшуюся десятилетиями клановую модель не удалось. Да, в Дагестане это очень сложно сделать: попробуй аварец надавить на даргинца или даргинец на кумыка — будет это в первую очередь истолковано как национальное унижение и как давление по национальному признаку.

Центру пришлось использовать советский опыт: в республику исполняющим обязанности главы был направлен вице-спикер Госдумы Владимир Васильев. Расчет был простым: вот уж он-то, равноудаленный от национальной составляющей республики и от кланов, мог действовать решительнее. Что, видно, и случилось. 

Сегодня мы можем говорить, что арестованы не даргинец, аварец или еще кто-то, представляющий одну из пятидесяти национальностей Дагестана, а проворовавшиеся региональные чиновники. Представляется, что общество это так и воспримет.

Это важно и для конкретного Дагестана, и для всей страны. Национальным субъектам Федерации демонстрируется, что «своебразное» устройство управления в республиках будет ломаться, если не отвечает общегосударственным интересам, и всех будут принуждать жить по общероссийским правилам. В то же время — это доказательство того, что власть в стране вертикально выстроена и укреплена настолько, что без опаски может наводить порядок.

Почему раньше эти процессы очищения не начались? Как раз из-за опаски, как бы чего не вышло. У Путина были несколько иные задачи: в первую половину своего правления он собирал государство в единое целое, почти порушенное в девяностые, во вторую — отлаживал рычаги управления и укреплял вертикаль, избавляясь от противоречий в самой власти и от засилья в ней олигархата.

Помните, еще в 11-м Путин говорил о том, что все в стране сшито на живую нитку? Нынче в нитях появилось больше суровых качеств. Это и позволяет действовать решительнее. Я так думаю. А вы?

Всего вам доброго!

Александр Гикало.
Фото: misanec.ru
Радио «Краснодар»