" />

Социальная политика: Умна жена, когда бочка пшена…

Социальная политика: Умна жена, когда бочка пшена…
Российский Минпромторг направил в правительство предложение о продовольственной помощи тем, кто в ней нуждается. Программа предусматривает два этапа. На первом — с 2016 года — хотят запустить продуктовые карты, а на втором — с 2018 года — социальное питание. Давайте начнем с того, что государственная помощь бедствующей части населения — это хорошо и правильно, раз уж мы провозгласили, что государство у нас социальное. Но вот форма этой помощи возмутительна, потому что унизительна.
Кто у нас в числе потенциальных клиентов этой национальной системы? Прежде всего пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи. Им, чтобы получить карту, надо обратиться в отделения уполномоченного органа исполнительной власти, пройти собеседование и проверку документов, то есть доказывать, что тебе действительно на еду не хватает. 

Тяжело представить себе и систему социального питания. Это как — организуют столовки для голодных или будут развозить пайки по домам? Если столовая, то картина рисуется довольно мрачная: обездоленные раз или два в день должны выйти из дома и тянуться, если это старики, в какое-то определенное место, чтобы получить комплексный обед. 

У нас что — только что война закончилась или разруха горбачевской перестройки, когда нарочито был создан дефицит товаров и нам выдавали талоны на мыло, масло, порошок, сахар и прочее? Смею предположить, что тогда отчасти именно это стало причиной политической апатии и спокойного отношения населения к распаду страны. А не нарочито ли были созданы эти невыносимые условия, чтобы Союз рухнул? Зачем же теперь наступать на те же грабли, провоцируя социальное недовольство людей? 

Это если говорить о населении. Но можно сказать и о стране. Иначе, чем национальным позором, нельзя назвать любую подобную форму социальной поддержки. А также то, что некоторым категориям граждан не хватает средств на нормальное питание. Понятно, когда социальная столовая будет кормить людей с улицы, живущих на ней — бомжей и прочих опустившихся сограждан. Но пенсионер, честно отработавший всю жизнь и исправно плативший налоги в государственную казну, вправе рассчитывать на то, что пенсии ему хотя бы на еду и на штаны должно хватать. 

Не хватает. Мы слышим объяснение: кризис на дворе, санкции и прочие внутренние и внешние проблемы. Это сегодня так. Но статистика — вещь упрямая. Статданные утверждают, что за 2014 кризисный год в России выросло число миллиардеров и миллионеров — на 5,8 и 13 процентов соответственно. А у основной массы населения, по тем же данным Росстата, уровень зарплат в реальном исчислении снизился с учетом инфляции, подорожания коммуналки и прочих «съедающих» факторов. То есть: кому война, а кому мать родна? Еще вопрос: как могут появляться новые миллионеры и миллиардеры, если в стране фиксируется общий экономический спад? 

Апокалиптические прогнозы не по нашей с вами части, мы ведь оптимисты, нас частенько спасает воспоминание — и не такое, мол, пережили. Но о том, что дела в экономике страны из рук вон, говорят многие факты. Скажем, на этой неделе уже прозвучало предложение правительства о том, что надо не трехлетний бюджет принимать, как это было предусмотрено в последнее время, а всего лишь на год. Это потому, что бюджет страны привязан в большой степени к углеводородам. И посчитать наши экономические стратеги, что будет, скажем, через год, чтобы заложить прогноз развития, просто не в состоянии. Раньше, при высоких ценах на нефть, считать и прогнозировать было легче. 

Вот вам и итог работы правительства, даже, можно сказать, качество нашего правительства: оно на коне, когда рекой текут нефтедоллары. Иссяк поток — и приехали. 

На Кубани есть яркая поговорка, извините, но слов из песни не выбросишь: умна жена, когда бочка пшена, а когда пшено в узле, то и ум в гузне. Попросту говоря, наше правительство с ситуацией не справляется. Наверное, не лишним было бы подобрать в него людей, которые не только фиксируют ситуацию, как, скажем, глава минэкономразвития Улюкаев, но и умеют ею управлять. 

Трудно говорить о России как о социальном государстве, если у нас в 16 раз выше доходы десяти процентов наиболее богатых, чем тех же десяти процентов наименее бедных. При этом для социальной стабильности оптимальным в мире считается соотношение 1:10. Россия заняла первое место в мире среди крупных стран по неравенству распределения богатства. Как тут не вспомнить экс-министра финансов России Лившица, который говорил: «Делиться надо». И речь ведь идет не о том, чтобы отнять и разделить. Такая простая и справедливая вещь, как, допустим, прогрессивная шкала налогообложения, так и та не находит поддержки власти. Хотя это было бы не просто справедливым. 

Лившиц ведь что имел в виду. Порядок и спокойствие в стране позволят богатым и далее развивать свой бизнес, наращивать свои доходы, приумножить капиталы. Что при социальных катаклизмах просто невозможно. Когда люди, основная их масса, имеют возможность работать и зарабатывать, а пенсионеры получают адекватную стоимости жизни пенсию, их уже не так беспокоит, что кто-то имеет больший доход. 

Возможно, из опаски что-то потерять наши богатеи стремятся вывести свои активы за пределы страны? Но это уже забота государства, чтобы не утекало сквозь пальцы. Суть же не в том, чтобы не было богатых, а чтобы не было бедных, которых хотят отоваривать по продуктовым талонам и кормить в социальных столовках. Социологи утверждают, что в принципе к наличию богатых население относится спокойно, но только тогда, когда все остальные имеют возможность достойно жить. Что народ бесит, так это неспособность государства обеспечить социально справедливое распределение национального дохода. А социальное расслоение чревато расколом общества на враждующие классы. Накануне 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции об этом нелишне вспомнить. Ведь нынешний разрыв самых богатых и самых бедных в три раза выше, чем в царской России 1917 года, когда и случился переворот. Во как! 

Несомненно, сегодня государству приходится натужно исполнять свои социальные обязательства перед гражданами. Насколько это временное явление — судить трудно. Но специалисты-экономисты говорят, что если ситуация кардинально не изменится, а к тому нет пока что предпосылок, да и правительственных усилий незаметно, то по уровню бедности российское общество скоро откатится на 10 лет назад. Уже сегодня есть данные о том, что численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в первом квартале этого года достигла 23 миллионов человек. Это сколько же надо продуктовых талонов и сколько социальных столовых? Ведь до кризиса, скажем, в 2012 году, социологи фиксировали бедность на уровне 32 процентов, а сегодня говорят, что она в 1,5–2 раза выше. 

Главная тягловая сила государства — это народ. Вот его-то в День России звал к единству наш президент. Но, чтобы это единство обрести, считает известный политик Сергей Глазьев, необходима, во-первых, объединяющая народ идеология, во-вторых, соответствие ей проводимой государством политики, в-третьих, механизм ответственности самой властвующей элиты за соблюдение норм этой идеологии. Трудно рассуждать о том, что надо делать, не экономисту — мы ведь с вами смотрим на жизнь с нашей, народной колокольни. И если говорить об идеологии как об объединяющей общественной основе, то стоит возвести в государственный принцип лозунг «Страна — без бедных!». Ведь объединяющие нас праздники — Олимпиада, грядущий чемпионат мира по футболу, возвращение Крыма — проходят, в сухом остатке — будничная жизнь. Да, сейчас сложно брать высоты. Но возможно, если есть на то государственная воля. А то ведь даже в тучные годы, когда нефтедоллары текли рекой, ничего лучшего не придумали, чем государственная «кубышка». Она должна быть, кто же против, но ставим вопрос: эти деньги работают на нашу страну или мы ими помогаем финансировать чужую экономику под незначительный процент? И потом, не странно ли, что при такой безбедной казне того времени, скажем, детские пособия остались на смешном уровне? Страна призвала рожать детей, поправляя демографическую ситуацию. Народ исполнил. И теперь формируется до десятка первых классов в школах. А в крае за этот год построена всего лишь одна школа, дети занимаются в несколько смен. Что же за прогнозисты у нас в правительстве, что не смогли предположить потребность мест в школах и детсадах? «Кубышка» важным социальным проектом, на который были деньги, на народ опять не сработала! Отсюда проросли грядущие талоны и столовые. Занимаем очередь? 
Александр ГИКАЛО.
Фото: kronverkskoe.ru/
comments powered by HyperComments
Похожие материалы