" />

Светлое политическое будущее из Перми: А там еще немного — и Прованс?

Светлое политическое будущее из Перми: А там еще немного — и Прованс?
История, леденящая душу? Обычное дело? В каком-то смысле суть служения даже нерядовых чиновников? Или стандартное поведение человека, сложившего полномочия и ставшего рядовым гражданином, таким, как все? Размышлял над историей, пытался ответить на эти вопросы для себя.

История, леденящая душу? Обычное дело? В каком-то смысле суть служения даже нерядовых чиновников? Или стандартное поведение человека, сложившего полномочия и ставшего рядовым гражданином, таким, как все? Размышлял над историей, пытался ответить на эти вопросы для себя. Силился понять: норма ли это или все же аномалия, добавляет это авторитета власти или все же его размывает?

Давайте попробуем разгадать вместе. Десять лет, то есть по годам два срока, возглавлял Пермский край на посту губернатора Олег Чиркунов. Но вот оказался не у дел. Сместили. Долго искал место жительства и таки нашел. Не в самой Перми, не в пригороде краевой столицы и даже не в Москве, а во Франции. Что же так? Строил с пермяками светлое будущее целых десять лет, звал их за собой, небось, благосклонно относился к званию лидера региона, а вот турнули с должности — и в этом светлом будущем самому жить не хочется.

Объяснил в этом, как его, ну, в том, к чему звал недавний российский президент Медведев, твиттере, что ли, или фейсбуке... словом, написал Чиркунов: «Как любой русский, я люблю солнце, а у нас пожизненный дефицит солнечных лучей... Потому я и решил разместиться где-то на юге». Как оказалось, не просто на юге, где-нибудь в Темрюке, а на юге Франции. Всем остальным бывшим согражданам хватает солнца, да и Чиркунову было достаточно, пока был на высокой должности, а теперь маловато лучей, меньше, чем во Франции.

Но это отговорка. Вот где главное и радостное для бывшего губернатора: «Здесь нет русских, это „голландско-английская зона“ Франции». А вот за это в приличном обществе не подают руки, а в неприличном начищают кое-какую часть тела.

Но в этой части, насчет отсутствия русских, пугаться экс-губернатору нечего. Он за десять лет построил такое светлое будущее для своих земляков, что они вряд ли его потревожат на юге Франции. И не потому, что не любят солнце так, как любит он. У них просто на билет в один конец не хватит заработанного за целый год. А ведь можно только представить себе, как увещевал, какую заботу проявлял о перспективах края, какие перспективы совместной работы рисовал, как произносил слово «мы». Куда что и делось.

Что же в этой связи хочется предложить? Ну очень простую до примитива вещь. Придумать в стране закон, чтобы каждому из руководителей воздавалось по трудам его. Выпускаешь «Жигули» гендиректор «Автоваза» — так и рули «Приорой», а не на БМВ или «Порше» рассекай российские просторы. Придумал министр модернизацию образования — так и отдавай своих деток учиться в обычную школу. Переустройщикам здравоохранения — лечиться в районной поликлинике. Правительству, установившему потребительскую корзину, — ходить два года в одних портках. Гордящимся возросшей среднемесячной зарплатой в стране — сесть на нее, да еще и оформить ипотеку для реализации жилищной программы.

Стране же трудно и промышленность поднять, и пенсии достойные обеспечить, и бюджет наполнить, так давайте все вместе. А то ведь как оно получается: вот пришел новый губернатор — и вы думаете, хоть слову его поверят пермяки, когда он тоже позовет в светлое будущее, когда он выступит за строительство новой России? Да-да, это я об авторитете власти. Очень часто в дипломатии употребляется в отношении внешней политики США или ПАСЕ понятие «двойные стандарты». Пора уже переносить нам его и на внутреннюю жизнь и попробовать выравнивать.

Не получится? А если попробовать? А то ведь пока при эполетах и булаве, так все и хорошо. А съела моль кепку, так все и плохо. Это я о бывшем московском градоначальнике Лужкове. Помните же, как строил партии, да не одну, как преобразовывал Москву с помощью жены-бизнесменши. Слетел. И как все поменялось! Даже на Сочинскую Олимпиаду приехав поболеть за российских парней и девчонок, не удержался от критики.

Очень недоволен Лужков церемонией открытия зимних Олимпийских игр, трата «стольких миллиардов» вряд ли может считаться достижением для страны. Мамочки мои, сколько же запуливали в Москве в бытность Лужкова мэром на всякие празднества — так и ничего. Тогда он Би-би-си давал совсем другие интервью. Ну а дальше Лужков рассказал, что был и на открытии Лондонской Олимпиады, и ему показалось, что это в чем-то далеко не удачная копия той церемонии.

Понимаем, он просто обязан так говорить. Ведь после отставки с поста мэра Москвы Лужков вместе с семьей перебрался в Англию. Его жена Батурина остается свидетелем по делу о хищениях в Банке Москвы. Вокруг этой семейки крутятся и другие не очень красивые истории. Так что понять можно.

Есть и более примитивные чужаки. Публицист Виктор Шендерович 10 февраля опубликовал в своем блоге статью про Олимпиаду в Сочи, где сравнил победу фигуристки Юлии Липницкой в Сочи с победой немецкого легкоатлета в Берлине. «Что-то, однако, мешает нам сегодня радоваться его победе. Не иначе мы в курсе итоговой цены этого спортивного подвига — цены, в которую вошли и Дахау, и Ковентри, и Хатынь, и Ленинград...» Какие логические цепочки выстроились в мозгах этого деятеля, что связали события в фашистской Германии и на Сочинской Олимпиаде? Представляется, что это просто желание сказать гадость о стране, в которой и он живет, на языке которой говорит и пишет. И не просто сказать гадость о талантливой девочке, которая нас всех покорила, а выстроить на одной плоскости нашу страну с фашистской Германией.

Позволю себе не согласиться с некоторыми депутатами Госдумы, которые, комментируя эти откровения Шендеровича, предложили показать его психиатру. Нет, ребята, он вполне нормальный и знает, что делает, задавая в своей статье вопросы: счастлив ли человек, что он знает русский алфавит, счастлив ли, что причастен к русской цивилизации, и рад ли победе 15-летней девочки на Олимпиаде?

Надо заканчивать, а я так и не знаю, почему для меня, порой критически относящегося к нашей российской жизни, к вывертам политиков и проискам чиновничества, так оскорбительно любое хамское отношение к моей стране, моим согражданам, стремление охаять даже то, что вызывает восторг? Догадываюсь, конечно: я хочу, чтобы было лучше, потому что имею право. А вот чужим здесь не место.

comments powered by HyperComments