" />

Так называемые либералы: Нет опаснее черта, который молится Господу

Так называемые либералы: Нет опаснее черта, который молится Господу
Существование пятой колонны в России — далеко не секрет. Как их только не называют в прессе — оппозиция, либералы, правые и так далее. Если грубо, то всех их объединяет одно политическое качество: они ненавидят Владимира Путина, называя его правление только режимом, ненавидят этот самый режим, ставя политической целью борьбу с ним (или скорее с Путиным).

Одна тяжелее другой приходят новости с Украины. В эти дни мы все чаще задаем себе вопрос: чем все это кончится? Не только для Украины и в первую очередь ее юго-восточных областей, но и для России. Страна наша пока что демонстрирует сдержанность и терпение в силовом направлении, бросив силы и средства на спасение беженцев, тысячами перебирающихся через границу. И в этом сегодня главная миссия, показатель единения не только власти, но и народа. Но все ли мы так уж едины в оценках и действиях, все ли тлеем душой за гонимых братьев на Украине и беспокоимся о судьбе родного Отечества?


Существование пятой колонны в России — далеко не секрет. Как их только не называют в прессе — оппозиция, либералы, правые и так далее. Если грубо, то всех их объединяет одно политическое качество: они ненавидят Владимира Путина, называя его правление только режимом, ненавидят этот самый режим, ставя политической целью борьбу с ним (или скорее с Путиным). Правда, иногда акции этого политического сектора смахивают на имитацию, на отработку некоего задания, ну да бог с ним. Убежден я, что эти люди имеют право кого-то любить, а кого-то ненавидеть — пусть это будет и глава государства. Дело же не в этом!


А в чем тогда? А в том, что эта ненависть распространена у них и на всю Россию, где живет не только президент Путин и его управляющая государством команда, но и еще 145 миллионов, если теперь с Крымом, человек. Желая проигрыша в любом деле Путину, они и всю Россию готовы увидеть в пучине невзгод. Особенно ярко и нетерпимо это проявилось сейчас, на фоне возвращения Крыма и событий на Украине. Вот потому я совсем не удивился, встретив пусть и бесхитростную, но искреннюю и понятную инициативу московского депутата Елены Ткач. Она сравнила оппозиционеров с террористами и потребовала принять меры. Крутовато как одно, так и другое. Но если вдуматься, то кто такие люди, желающие зла собственной стране, в которой, кстати, живут, в основе своей безбедно? Это на всяких американских псак можно не обращать внимания — «нэхай клэвэщуть». Но внутри страны, да еще в острый для нее момент, — извините.


Процитирую Елену Ткач и дальше: «Человек, оскорбляющий свою страну, к примеру называющий ее «рашкой», а ее граждан — «ватниками» или призывающий иностранные государства ввести санкции против своей страны, должен становиться изгоем, он должен чувствовать собственную неполноценность и презрение общества. Ну, с презрением к этим у нас все в порядке, а вот с неполноценностью сложнее. Дело в том, что даже в протестной политической лингвистике заложено определение всех остальных, кто не поддерживает эти взгляды, как неполноценных. Страна эта не Россия, а «рашка», люди — это не народ, а «ватники», помните еще — «совки», «кубаноиды», ныне — «путиноиды». Или «федералы» — наши военнослужащие, воевавшие против террористов в Чечне. Или «колорады» — это украинское изобретение для тех, кто носит георгиевские ленточки, чтобы отличаться от фашистов и бандеровцев.


Это все же как-то можно пережить, язык — он же без костей. Но когда искажается отечественная история, перевираются события великих и значимых для страны событий, скажем таких, как Великая Отечественная война, низводится до скотского уровня роль народа в наших победах, — вот тут уж действительно государство должно за нас вступиться. Тут можно привести в пример Германию, Францию, Израиль и Великобританию, где очень строго спрашивают за антигосударственную деятельность.


Вот и сейчас. Вы же прекрасно знаете, кто воюет против киевской хунты на востоке страны. Да, есть, наверное, там добровольцы из России, но среди ополченцев, противостоящих варварскому истреблению мирного населения, в основном местные жители. И как можно в электронном информационном издании, зарегистрированном в России, давать заголовок: «По боевикам под Славянском и Краматорском стреляет «Град». Это кто боевики? Те, кто не хочет скакать под бандеровские речевки, кто не может согласиться с фашистскими порядками и идеологией, кто знает, что для несогласных строятся фильтрационные лагеря? Они боевики?

Совершено преступление: целенаправленно убиты российские тележурналисты. В восточных регионах Украины армия и всякая самоорганизованная или собранная олигархами карательная нечисть сносит с лица земли целые города и селения вместе с людьми. Тысячи пытаются спастись в России — это беженцы. В том же Славянске гуманитарная катастрофа: нет света, воды, дефицит продуктов и лекарств. А где же голос хоть одного демократа, российского или украинского, где рьяные борцы за права человека и свободу слова на улице и в прессе? Нет их, не слышно.


А если и проявляются, то как-то изуверски. Украинский, в частности и крымский вопросы как бы разложили всю эту тусовку по полочкам. Вернее, практически все на одной полке собрались, зараженные желанием нравиться Западу, а отсюда и инфицированные бациллой гордыни, полагая, что только они носители идеалов свободы. Ну а те, кто думает не так, кто не согласен, чтобы убивали в них память, голос предков, веру, нацию, — так то недотепы, ватники, быдло и прочие «анчоусы», а на Украине — так и недочеловеки, по классификации Яценюка.


Следующее определение не я придумал, но в принципе с ним вполне согласен: стремящиеся к легализации и общественному равноправию гомосексуалисты уничтожают половое разнообразие, узколобые националисты (не путать с патриотами) — этническое. А либералы? А либералы — политическое, религиозное и культурное, желательно чтобы по западно-американскому лекалу. И как только в нашей стране на государственном или общественном уровне пружина сопротивления этому разжимается, как только страна обретает шанс не оказаться поглощенной мглой беспамятства — закладывает уши от либерального крика про закручивание гаек, удушение свободы личности и прочие властные мерзости. 


Не могу иначе рассматривать воссоединение Крыма с Отечеством как добрый признак того, что страна стала себя наконец-то защищать. В либеральных прописях — другое. И чтобы не быть голословным, привожу примеры. Прекрасный музыкант Андрей Макаревич о присоединении Крыма: «Потому что, прежде всего, не мешало бы помнить, что уже четверть века, как бы нам это ни было противно, Крым является территорией суверенного государства Украины. И что бы у них там сейчас ни происходило, это, прежде всего, их внутреннее дело». Всё-всё? И то, что сейчас на востоке Украины? И то, что было бы в Крыму, если бы промедлили?


А вот Франкетти, честный журналист с Запада, побывавший в Новороссии, утверждает на украинском ТВ (!), что на юго-востоке взяли в руки оружие обычные граждане, многие без военного опыта, мотивация самая обыкновенная — защищать себя и свои семьи от «фашизма». Заподозрить его в ангажированности кем-либо в отличие от наших многих «дождей» и московских «эх» трудно, так как освещал он и события чеченских войн и не с кремлевской стороны. Он просто служит, как и предписано журналисту профессией, истине, а не, скажем, Западу или Востоку. Наша же либеральная тусовка колеблется вместе с колебаниями Запада: тот реагирует болезненно на самостоятельные шаги России — и этим сразу же не нравится новое геополитическое пространство, обозначенное Россией.


Казалось бы, в России наступили другие времена. В ельцинские эта публика была у кормушки, ей было хорошо, и потому она потучнела. Как не вспомнить Порабинека с его «переосмыслением» истории войны — вот они, такие же сегодня у власти на Украине. Не забыть и либерала Ковалева, симпатизировавшего и помогавшего террористам в Чечне. Да и Лия Ахеджакова, актриса большая, вместе с Новодворской, Боровым, Явлинским кричала, что надо уничтожить гадину, когда из танков расстреливали законный Верховный Совет — сегодняшней Украиной не пахнет? А сегодня — фамилии те же и другие, но суть прежняя: Немцов, Каспаров, Алексеева, Шендерович, Акунин, Гудков и прочие чириковы. Чтобы не прослыть голословным «путиноидом», привожу цитату, скажем из Немцова: «Путин объявил братоубийственную войну Украине. Это кровавое безумие неадекватного чекиста дорого обойдется России и Украине... Опустевший Крым, куда никто не поедет... Боже, за что такое проклятье? Сколько можно все это терпеть?».


Вы знаете, что самое страшное: эта ложь пожирает умы и души людей, которые не хотят или не могут думать. Вот реакция в Интернете молодого человека: «...похоже, что какая-то война будет. Хотел бы записаться не только в пацифисты, но и в предатели т. н. родины... За Россию пусть говно воюет».

Это уже масса для белоленточных с Болотной. И ее появление опасно. Не тем, что кричат: «Долой Путина», а другим, следующим за этим: «Хватит кормить Кавказ», «Хватит кормить Москву», «Граница России по Уралу» и прочим. Либерал — в общем-то, не ругательное слово и явление, но только тогда, когда у носителей этого мировоззрения есть четкое понимание, что есть демократическое устройство мира и есть национальные интересы своего государства, нашей России. Все остальное от лукавого — из Штатов ли или из Европы


И вот как бы в заключение. В марте в Москве прошел т. н. «Марш мира», раскрашенный теми же белыми ленточками. Среди прочих лозунгов и кричалок были и такие: «Наш враг не в Киеве, наш враг в Кремле!», «Бандера придет, порядок наведет!». А со сцены прозвучало: «Майдан — лучшая форма власти и будущее человечества». Нет страшнее черта, который молится Господу. Свят-свят, как говорится.


Пишите, звоните, приходите. И всего вам доброго!


Александр Гикало

comments powered by HyperComments